Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 7 (93), 2012


Татьяна Кайсарова. «Дыхание Сада». — М., «Вест-Консалтинг», 2012

«Ощущение того, что мы всего лишь часть природы — пусть примитивно и лежит на поверхности, но зато верно. Именно через природу, чаще всего, возникает желание выразить свое отношение к действительности» — говорит Татьяна Кайсарова в авторском предисловии к сборнику стихотворений «Дыхание Сада», и уже это настраивает на определенный лад — созерцательности, умиротворения, единения с природой. И ожидание не обманывается. Поэт уводит читателя в чистый и светлый мир, исполненный покоя и доброты, мир, который мы, спрятавшись за экранами компьютеров и уставившись в экраны телевизоров, почти потеряли — в мир природы.

Урочище блаженных соловьев —
мой древний сад, куда поэты вхожи,
где над мирами приоткрыт покров,
но посторонний различить не сможет
фарфоровых черемух белизну,
укрывших душным пологом фасады,
и ту, бочком, скользнувшую луну
сквозь щель неразличимую ограды.

Природа связана с поэзией. Татьяна Кайсарова отмечает и подчеркивает, что в этот древний сад (а древний сад, как мне показалось, и есть поэзия), могут войти (только?) поэты. И лишь они способны передать увиденное, перевести в слова и записать на бумаге. Происходит подлинное волшебство — из тридцати с небольшим символов, именуемых буквами, вырастает полноценный мир, древний сад, который является одновременно и Поэзией, и Природой. Может быть, так и было задумано? А, может… Но вот уже рисуется следующая картинка, и художник (в нашем случае — художник слова) запечатлевает вечер, удлинившиеся тени, тишину, заполняющую сад… И взлелеянные чувства…

Я прихожу сюда одна,
когда уже длиннеют тени
и душным запахом сирени
полна над садом тишина.
Здесь, возле дремлющих теней,
просторно песне соловьиной,
и радость, словно вдох единый,
и вольно памяти моей…
И даже грусть моя легка,
как те, над лесом, облака.

Нина Северикова, рассуждая о поэзии Кайсаровой, отметила, что в ее стихотворениях проявляется «полная слиянность поэта с природой; и целая гамма настроений в описании сменяющих друг друга времен года; и целомудренность в проявлении чувств любви и нежности — они как блики зарниц, отражающиеся в водной глади темной ночью…»
Образное сравнение как нельзя лучше подходит и теме «Дыхания Сада». Здесь единение с природой достигает апофеоза, потому что поэзия и природа — едины! Но нельзя не заметить и оттенки чувств, сменяющиеся, движущиеся, живые. И если в приведенном выше стихотворении мы наблюдали за удлиняющимися тенями, за изменяющейся жизнью сада, и тут же — одновременно — за настроением поэта, когда и грусть становится легка, то гармония природы, ее бесконечность и, в то же время, цикличность, можно увидеть в следующем отрывке, напоминающем, что жизнь…

Что жизнь твоя всего лишь поворот
от утра к ночи, от высот к забвенью…
А черный кот, соседский черный кот,
сквозь щель субботы видит воскресенье.

Метафора, которой оканчивается стихотворение, только подчеркивает гармонию мира — и не только окружающего, но и созданного стихами Татьяны Кайсаровой.
Елена Зейферт, выступая на презентации одной из книг Татьяны Мартиновны, заметила, что автору свойственно «подкупающе бережное отношение как к изображаемой действительности, так и к тексту». Это так. Бережность, внимание к слову и к образу — основополагающее в поэтике Кайсаровой. И этим ее поэтический мир разительно отличается от множества мастеров, во главу угла ставящих словесную эквилибристику. Спору нет, нужна и она, но когда эксперимент со словом (именно эксперимент!) становится безусловным приоритетом, поэзия как таковая — умирает. И где сейчас многомиллионная армия читателей? Не отвращена ли от стихотворений, наполненных поиском, но — с механизированной душой? В этом аспекте простые (имею в виду — без наворотов) стихотворения Татьяны Кайсаровой — именно то, чего не хватает немалому числу читателей. Соглашается с этим и критик Наталья Рожкова, подтверждая знаменитые слова У. Блейка о том, что истину нужно преподносить так, чтобы в нее поверили: «Доказательством этому служит творчество Т. Кайсаровой — поэта незаурядного, столь современного, что кажется: мыслишь и живешь сегодня именно так, как пишет об этой жизни поэт — не иначе».
О современности, конечно, можно долго спорить — у каждого свои критерии к ее определению, но показательно и замечание, сделанное Еленой Зейферт, человеком весьма искушенным в современной поэзии: «Я взяла автограф у Татьяны Кайсаровой, попросив ее подписать книгу для моего отца. Он ценит красоту поэзии именно в ее ясности». А мы от себя добавим, что красота поэзии Татьяны Кайсаровой заключается не только в ясности, но и в возвышенности, сопричастности, сопереживаемости, в чистоте души, наконец. И это мне лично кажется очень важным.

Василий МАНУЛОВ