Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 10 (108), 2013


Рецензии


Ярослава Широкова. «Картон»
Екатеринбург, 2013

«Нижнетагильская поэтическая школа», несмотря на уже длительное физическое пребывание ее создателя Евгения Туренко в Подмосковье, не просто жива, но продолжает развиваться. Это чем-то напоминает сетевой маркетинг: ученики Туренко обучают новые поколения поэтов, которые, имея несомненный потенциал, уверенно приходят в поэзию, пусть пока только на уровне Екатеринбурга (куда переместились в основной своей массе тагильчане). Ярослава Широкова, о которой сейчас идет речь, — ученица Руслана Комадея, поэта из второго эшелона нижнетагильцев, еще юного, но уже довольно известного за пределами «уральского треугольника» (Екатеринбург, Челябинск, Пермь) и всерьез занявшегося литературной педагогикой. Так, скажем, первая из учеников Комадея, заявившая о себе выпуском полноценного сборника стихотворений.
Разумеется, «Картон» собирал и редактировал молодой учитель, и Комадея в нем предостаточно, однако Широкова — поэт хоть и начинающий, но уже интересный. Восприняв от нижнетагильцев определенную предметность и не менее определенную фокализацию, она принципиально «меняет фокусы орбит», оживляя то, что на сегодняшний день кажется поэтическим каноном. Как и сам Комадей, Широкова вносит в уральскую поэзию юное озорство и даже хулиганство, которое непосредственно в тексте проявляется по-разному: в подчеркнутой сюрреалистичности образов, в неожиданном выборе собеседника, в актуализации элементов молодежных субкультур и молодежного слэнга, в резкости выражений, — в целом ничего для современной поэзии экстраординарного, но в контексте традиций «школы» все это выглядит как эффективная попытка обновления поэтики.

«Ничто» ты хранила, помимо
нечетной любви,
по этому поводу реку
клюют фонари.

Последний вагон размножается
скоростью строк,
с картины араба закат
превращается в олово.

Бумажному небу
разбили полярный цветок
об голову.

В 25 стихотворениях сборника силен не только игровой элемент. За попытками игры угадывается особое мироощущение автора, моделирующее интонирование стиха. Пронзительных строк в сборнике не так уж и много, но для начинающего автора вполне достаточно.

Внутри слеповатых стен,
истоптанных, будто Крым,
ты изредка метишь в Пермь
и мокрый лакаешь дым.

Колеблешься на волне,
в рифейской воде — бензин,
где сахар хрустит на дне,
он горький, но не Максим.

(«Буревестник»)

Принципиальное отличие Ярославы Широковой как поэта, если сравнивать с тем же Русланом Комадеем, в продуцировании более женского взгляда на мир при отсутствии доминирования темы семьи и семейственности, что говорит как о взрослости молодого автора, так и о первых попытках поэтической самостоятельности, которые нельзя не приветствовать.

Юлия Подлубнова