Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 5 — 6 (31 — 32), 2007


«МОЛ» НА КАРТЕ ГЕНЕРАЛЬНОЙ. Поэзия


Дети Ра ЦЕСЕЛЬЧУК



ГОРОДСКОЙ ПЕЙЗАЖ ИЗ ОКОН



* * *

Пиры пираний. Пирамид
замедленный полураспад.
Земля несется, как болид,
не к богу в рай,
а к черту — в ад.
Скелет, обглоданный до тла,
всосет в себя прибрежный ил,
и ведьмы пышная метла
его в иной отправит мир.



Везение

Вот и кончилось везение
Начинается работа
кропотливое вязание
до шального поворота
Ничего что дни покатятся
бричкой через пень колоду
было бы на что потратиться
чем потрафить бы народу

Напишу стихотвореньице
набело пером бесстыжим
вдруг стезя моя изменится:
был шатеном — стану рыжим

На ковер шатена выдернут
для укоров и позора…
Подковерный жребий вытяну
а какой? — Узнаю скоро…

Все коверному до лампочки
до булды по барабану
Сняв у края бездны тапочки
кину всех и в вечность кану

Но пока с метаморфозами
тяжбы нет — тихи и кротки
Малыми вдыхаем дозами
воздух вешний — в носоглотке

Начинается везение
и не строй кривую мину
Берлиоза в наказание —
под трамвая гильотину

Чуя — то ли еще сбудется —
сердце сжалось бедолага
Но пока моторчик трудится
не кончается бумага

Не кончается везение
жаль кончается работа
Довезет стихотворение
до шального поворота?



Новогодняя фуга

Мой нотный стан разбит
в безлюдье бивуаком.
Язык отцов забыт —
черед за нотным знаком.
Доколе быть немым —
за колья и за вилы!
На волю — из тюрьмы
под мерный рокот лиры.

…Чернеет виноград
тугой увит лозою
Хваленый Вертоград
ничто перед слезою
младенческой любви
к магическому звуку
Лишь только позови
и с головой в науку
судьбы перипетий
чудных переплетений

А паузы петит
Затем — чтоб вызрел гений…



Попытка

Городской пейзаж из окон
и дымы из труб — как в сказке.
Бабочка свернулась в кокон,
не успев состроить глазки.

Собственно, они на крыльях
у нее всегда раскрыты…
Карму превозмочь в усильях
и проснуться знаменитым.

Пусть хотя б через столетье
Некто вспомнит о поэте.
Как узнать в каком созвездье
проживает Этот Третий.

Прилетит сюда однажды
на космической тарелке…
Но пока, как символ жажды,
на часах застыли стрелки.

Разве что секундной нитка
резво скачет, как кузнечик.
Нестерпима эта пытка,
но она гордыню лечит.

В коконе анабиоза
ждать грядущих превращений
может даже без наркоза
невостребованный гений.

У него с «павлиньим глазом»
нечто общее в повадке:
Ждет, когда созреет разум,
как боец, готовый к схватке.

Он такие выдаст строки,
сдернет с пустозвонов маски, —
знать не зря мотает сроки
ожиданья без отмазки.

Хорошо видны из окон
серебра на трубах слитки.
Бабочкой свернувшись в кокон,
ждет поэт второй попытки.



Дмитрий Цесельчук — поэт, поэт-переводчик, Председатель Московской организации Союза литераторов РФ. Родился в 1946 году в Москве. Окончил физический факультет МГУ (1971) и Семинар художественного перевода Элизбара Ананиашвили. В 1985 — 1991 гг. руководил литературной студией «Бригантина». Как поэт дебютировал в печати в 1968 году, в 1960 — 70-е был активным участником неформальной литературной группы «Спектр». Переводил английскую, американскую, новозеландскую поэзию, латышских, литовских, грузинских, азербайджанских поэтов; автор 11 книг переводов, множества публикаций в периодике и антологиях; восьми книг оригинальных стихов — «Исход» (1995), «Август-96» (1997), «Лирический антидефолт» (2000), «Латышские мотивы» (2000), «Это мой дом» (2001), «Сезон стихов» (2003), «Купавна — чистая тетрадь…» (2006). Главный редактор литгазеты «МОЛ». Живет и работает в Москве.Постоянный автор журналов «Футурум АРТ» и «Дети Ра».