Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 3 (53), 2009


Перекличка поэтов


Дети Ра ПРАШКЕВИЧ



ВЫНУЖДЕННЫЙ ТВИСТ



Китайская баллада

Арктус фон Титус — кочующий иезуит,
продранный плащ украшен седыми перьями.
Гнев проповедника нам и сейчас грозит
пронизывая тоску невежества и неверья.

С подвижниками ему, впрочем, не повезло:
яркий мазок, нанесенный без кисти.
Руками туземцев давил он вечное зло
в диком Китае — в короткой своей экзисте.

Язычников робких он посылал на костер.
Лапы костра шевелились, как лапы краба.
Однажды он плакал над пеплом желтых сестер,
но слезы его никто не принимал за слабость.

Пепел сожженных легко затмевает свет.
Господь терпелив, пока молчит его паства.
Но если ты путаешь явные да и нет,
приходит бессилье, давящее, как астма.

В южном Китае довольно пространств пустых,
там ветром разносит пыль, просеянную веками.
В общем, Господь недолго терпит святых,
творящих добро не собственными руками.

Но именем Арктуса названы две звезды:
1) синий квазар, прожигающий тьму Вселенной,
2) и сгусток нейтронной тьмы, —
невидимые мосты,
живущие в россказнях уже шестого колена.
Простим астрономам романтику тех эпох, —
Арктус фон Титус внесен в каталог созвездий.
Выдуман порох, монах расщепил горох,
Дао-буддизм живет на страницах «Известий».

Но в нежном провале горячих глухих пустынь,
желтую пыль и темную синь глотая,
две дальних звезды, как вечные Ян и Инь,
невидимо светят над южным краем Китая.

19.XI.2008



* * *

Отплясывает вынужденный твист
сорвавшийся с ветвей осенних лист.

Каратами расчислены молитвы,
как карты передергиваю ритмы.

Гроза запаздывает, как нелепый фокус,
в глаза заглядываю, слушаю твой голос.

Роса по пальцам шариками бродит,
глаза печалятся и в сторону уходят.

Но небо слышит, верует и видит:
вчера не вышло — сегодня выйдет.



* * *

Я прихожу к прозрачной мысли,
как одинокие — к цветам,
к полотнам строгих реалистов,
к неистовству абстрактных гамм.

Я замираю, я встревожен,
я тишиной ошеломлен:
вдруг этот мир тобою брошен?
вдруг этот мир тебя лишен?

Но нет, я этому не верю:
прозрачен мир, как дикий сад,
в котором я опять немею
и пламенею —
как закат.



* * *

Смеется. Ослепляет свет. Белы наряды.
Отражена в самой себе, зеркал не надо.

Нет зеркала, но два лица — ресницы вдвое.
Нет зеркала, но два кольца — бери любое.

Смеется. Заколдован свет. А ты помайся.
И к чистоте ресниц и губ не прикасайся.



Геннадий Прашкевич — поэт, переводчик, прозаик. Член российского ПЕН-клуба. Издал (в собственных переводах) антологию современной болгарской поэзии — «Поэзия меридиана роз» (1982). Автор книг стихов: «Посвящения» (1991), «Спор с Дьяволом» (1996) «Большие снега» (2008). Издавался в США, Англии, Германии, Польше, в других странах. Живет и работает в новосибирском Академгородке.