Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 12 (50), 2008


Перекличка поэтов


Дети Ра БИЛЬЧЕНКО



ДИНЬ-ДОН



Обитание

Небо опрокинуто вверх дном.
Небо, опрокинутое в дом —
Странный дом: Собор или Содом —
Бесприютный и бездомный дом.

Перекати-поле, горе-дом,
Море-дом; дом, списанный на слом;
Дом, в который ударяет гром,
Дом-разгром. Дом-омут. Дом вверх дном.

Небо в дом — и вдребезги стекло.
Широко гляжу: кругом светло.
Всем столетним сумракам назло
Дом, как снегом, светом замело.

Залило по самые края;
Дом, отвергший правду короля
Ради полуправды в три стиха
(дом, в котором ждали пастуха).

Небо в доме. Дом на небесах.
Дом, в котором воскресает прах
(Тот, шепнувший Лазарю: «Дыши» —
Парусным дыханием души).

Сумасшедший дом: сошел с ума.
Что ему соседние дома?
Дом, в котором даже я сама,
Как в тюрьме, — прекрасная тюрьма.

Правды две. Две истины из двух:
То, что Дух есть Дом, а Дом есть Дух.
Дом без камня — только внутрь и вглубь —
Небо, опрокинутое в грудь.



Рождество

Динь-дон,
Динь-дон:
Звон — в сон,
Бог — в дом.

Динь-дон,
Динь-дон:
Даль — синь —
Аминь.

Динь-дон,
Динь-дон:
— Спишь? — Сплю. —
Люб-лю.

Динь-дон,
Динь-дон:
Все — храм,
Храм — нам.

Динь-дон,
Динь-дон:
Все — в срок,
Все — Бог...

6 января 2007 г.



Птицы

Еще — тоньше. Еще — нежней.
Еще — глубже: как дробь — в грудь.
Летит небо. А мы — на дне.
На том самом, где вся — суть.

Летит эхо. Саднит повтор.
Душа — в душу. И глаз — в глаз.
У нас заговор — разговор.
Еще — тише... И чур — нас.

Летим. Слышно лишь взмахи рук.
Больной компас едва жив.
Еще шире мотаем круг,
Еще — дальше, а там — срыв.

На дне — неба. Прикрой! Пригнись:
Земля — сверху! С землей — бой.
Еще — ниже (читаем: ввысь).
Еще — выше, а там — Бог...

24 января 2007 г.



My way

Плач, застревая в горле гранитной глыбой,
Не превратился в песню, а мог бы, мог...
Я научилась плакать среди улыбок
И не пускать их ближе, чем на порог.

Где-то на грани «трогайте» и «не троньте!»,
Там, где боится тени своей звезда,
По холостому выцветшему перрону
Маются воем дальние поезда.

Ночь тарабанит в стекла кривых гостиниц:
Двести рублей — за пару часов любви.
Сердце свое, засохшее, как гостинец,
Молча несу в бутылке из-под крови.

Мой собеседник помнит меня по взгляду,
Запаху кофе и атрибутам сцен.
Ссориться с Богом — глупо и неприглядно:
Щупая средства, — не распознаешь цель.

Прошлое, как развенчанная держава,
Курит тоску во дворике за углом.
Снова чужие дети берут за жабры.
Острая жалость. Нежная грусть. Облом.

Вечное чувство вечного перепутья:
Боязнь оглядки, едкое «впереди»...
Суть — очевидна. Знать бы: а что за сутью?
Скоро ли утро? И почему дожди?..

12 августа 2007 г.



Евгения Бильченко — поэтесса. Родилась в 1980 году в Киеве. Окончила культурологический факультет Киевского национального университета культуры и искусств. Специальность: «культуролог, преподаватель теории и истории культуры». Написала и защитила в 2006 году диссертацию по религиозно-образовательной проблематике Киевской Руси. Кандидат педагогических наук. Автор многочисленных публикаций.