Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 1 (39), 2008


Блиц-интервью


На вопросы редакции отвечают поэты и литературные деятели Дмитрий Дмитриев, Андрей Коровин и Андрей Новиков.

— Как Вы расцениваете Биеннале поэтов, которое прошло в Москве в 2007 году?
— Какие вечера Биеннале Вы бы отметили?
— Насколько объективная, на Ваш взгляд, картина современной поэзии была представлена на Биеннале-2007?

                                                                Редакция



Дмитрий ДМИТРИЕВ (Москва)

— Как Вы расцениваете Биеннале поэтов, которое прошло в Москве в 2007 году?

— Единственная передача, которую я смотрю по современному ТВ, — это шоу «Ледниковый период». Там иногда попадаются такие добрые судьи, которые все выступления фигуристов оценивают одинаково: 6,0, 6,0, 6,0… Сам я только с виду добрый, но в данном случае я выставил бы Биеннале-2007 именно такую оценку.
Ощущение праздника поэзии присутствовало — и это главное. Сотни улыбающихся поэтов, сотни улыбающихся зрителей — это здорово. Да ради одних грузинских поэтов Шоты Иаташвили и Зураба Ртвелиашвили, приглашенных с подачи главного редактора «Октября» Ирины Барметовой, стоило все это затевать!
Нельзя не сказать и о том, что последний фестиваль был очень тяжелым для организаторов: впервые у пульта управления не было бессменного директора Биеннале Надежды Вишняковой — человека, который умел и делал почти ВСЁ. В результате общими усилиями все-таки удалось эту работу распределить. Отдельный респект Юлите Гошовской: впервые столкнувшись с делами поэтическими, она подошла к своему участку работы жестко, ответственно, честно, достойно, показав себя эффективным кризисным менеджером.

— Какие вечера Биеннале Вы бы отметили?

— Вроде и количество единиц поэтов на тысячу москвичей во время фестиваля критическим не стало, а сложно было в центре города с кем-то из них на улице не столкнуться. Причем передвижения стихотворцев выглядели броуновским движением только для людей неискушенных, а варящемуся в нашем поэтическом котле была ясна цель — ухватить как можно больше мероприятий. Посещение поэтических вечеров является моим далеко не единственным занятием, но даже если бы я был и утроветром, и вечероветром, мне надо было как минимум растроиться, а то и расчетвериться, чтобы посетить все мероприятия.
В программе международной недели я отмечу открытие Биеннале в Центре Мейерхольда. Оно было адекватно заявленной программе — фестиваль фестивалей, выдержано хронометрически, поэтически и эстетически. По-моему, было нескучно, содержательно и красиво. Запомнились программы, связанные с показом поэтических видеоклипов — наконец-то искус искусного синкретизма сменился некоей органикой; вечер во ВГБИЛ, посвященный выходу антологии американской поэзии (зажигал Дейна Джойа); ну а самым лучшим вечером, конечно, был вечер в литературном салоне «На Самотеке» (в сети я бы поставил двоеточие со скобкой — улыбку). Выступали чудные грузинские ребята, которых я уже упомянул в ответе на предыдущий вопрос, показали мы и замечательный клип «Диктатура поэзии». Достойно представляли, соответственно, Францию и США Жан-Мари Барно и Кэрол Дейвис. Наши — Максим Амелин, Марина Бородицкая, Сергей Гандлевский, Ирина Ермакова, Анна Золотарева, Елена Исаева, Глеб Шульпяков, Михаил Яснов были на высоте. Если звучали стихи — они действительно звучали, а переводы были не переводами, а тем, чем они и должны быть на самом деле — стихами. Редко организатор большого действа становится слушателем — однако именно это и произошло со мной.
Если брать программу целиком, не могу не отметить проходивший в «Классиках XXI века» в рамках «Московской полистилистики» проект Андрея Коровина и Елены Пахомовой «Критический минимум», в котором участвовали четверо ярких и разных поэтов, каждого из которых было интересно слушать: Юлий Гуголев, Федор Сваровский, Дмитрий Строцев и Аркадий Штыпель. Неслучайно, критикам только и оставалось, что упражняться в некритичности.

— Насколько объективная, на Ваш взгляд, картина современной поэзии была представлена на Биеннале-2007?

— Биеннале — это, прежде всего, не картина поэзии, а ее карта. Наш город настолько велик и богат поэтами, что картину мы наблюдаем целый год, во время фестиваля можно и на других посмотреть, тем более что в Москву съехались не последние поэты из-за океана, из Европы, из стран-соседей, и они честно отдувались за поэзию мировую.
Мое объективное мнение как субъекта поэтической инициативы: объективной картины современной поэзии не существует. На фестивале важно наличие некого полистилистического вектора.
Пишем и говорим на разных языках (даже если этот язык — язык поэзии), но находим между собой общий язык хотя бы в рамках фестиваля — такой, на мой взгляд, должна быть формула сосуществования. И тогда мы сможем констатировать: poesia vincit.



Андрей КОРОВИН (Москва)

— Как Вы расцениваете Биеннале поэтов, которое прошло в Москве в 2007 году?

— У меня сложное отношение к последним Биеннале, если честно. Первые Биеннале были настоящими поэтическими праздниками в Москве, карнавалом имен, стихов, лиц. Чем дальше, тем больше это стало напоминать обособленную тусовку, где все свои, а смысл и цели данного мероприятия стали менее ясными и понятными. Оргкомитет каждый раз пытается менять концепцию Биеннале, но в итоге она все дальше и дальше уходит от реальной литературной жизни и превращается в некую параллельную реальность, в которой существуют придуманные организаторами авторы и мифы. Концепция нынешнего Биеннале была заявлена как «Фестиваль фестивалей». Предполагалось, что это будет презентация международных и региональных фестивалей. В принципе, идея интересная, но ее реализация, как всегда, оставляет желать… Что касается представленных иностранных, ну то есть совсем иностранных фестивалей — квебекского, парижского — мне сложно судить о том, насколько они значимы, поскольку я на них не был. Грузинский фестиваль «Мзиури» был представлен достойно. Что же касается российских региональных фестивалей и фестивалей, проходящих на территории бывшего СССР, то тут организаторы явно пошли по ложному пути. Достаточно массированно были представлены фестивали так называемой «актуальной поэзии» — калининградское «СЛОWWWО», питерский «Майский фестиваль новых поэтов» и другие. В то же время фестивали куда более известные и важные по своему значению для современной литературной жизни в Украине и Беларуси — такие, как «Киевские лавры», Международный литературный фестиваль имени Волошина в Коктебеле, Минский фестиваль современной поэзии «Порядок слов» и ряд других вообще не были приглашены к участию в программе Биеннале. Кстати, даже на круглые столы, посвященные фестивальному движению, их организаторы приглашены не были. В принципе при желании можно было бы сделать не менее интересную параллельную программу из фестивалей, НЕ представленных на Биеннале. Причины выборочного игнорирования фестивалей для меня совершенно необъяснимы. Если это сделано сознательно — мне кажется, Оргкомитет Биеннале должен уйти в отставку либо организаторам и участникам этих фестивалей нужно игнорировать Биеннале впредь. Если же это досадное недоразумение (то есть Оргкомитет Биеннале просто не знает о существовании этих фестивалей) — значит, организаторам нужно приглашать в Оргкомитет более компетентных людей, если они в самом деле хотят представлять весь спектр современной поэзии.

— Какие вечера Биеннале Вы бы отметили?

— Увы, работающему человеку практически невозможно побывать даже на нескольких вечерах, а их в рамках Биеннале было больше, чем может осилить даже большой энтузиаст, у которого масса свободного времени. Но для фестиваля это как раз нормально. Я понимаю, что у тех, кто приезжает в Москву специально на Биеннале, шансов больше и спектр увиденного и услышанного значительно шире. Но, откровенно говоря, не так уж много было вечеров, на которые мне хотелось бы пойти в принципе. Очень жалею, что не попал на русско-грузинский поэтический вечер в музее Маяковского, потому что очень понравились грузинские поэты, которые выступали на открытии Биеннале. На мой взгляд, они вообще были самыми яркими в этом году. Опять же с сожалением говорю о том, что не смог попасть на фестиваль голосового стиха, который проходил в «Практике» — на мой взгляд, это интересное явление. Я в этом году делал упор на показы поэтических клипов, которые шли в «Билингве», потому что жанр видеопоэзии — один самых перспективных сегодня. Были интересные клипы, которые мне понравились — в основном представленные немецким фестивалем «ZEBRA», там это сейчас более развито. Нам еще только предстоит заявить о себе в этом жанре.

— Насколько объективная, на Ваш взгляд, картина современной поэзии была представлена на Бееннале-2007?

— Я уже говорил о фестивальной составляющей нынешнего Биеннале, которая, на мой взгляд, пугающе субъективна. То же самое можно сказать об авторской составляющей Биеннале. При том, что современное литературное поле стремительно меняется, возникают новые интересные фигуры, постепенно уходят в тень старые авторитеты, что, кстати сказать, находит отражение как в толстых и тонких литературных журналах, так и в текущем литературном процессе — вечерах и фестивалях, список имен участников Биеннале если и пополняется, то исключительно за счет «актуальных» авторов, за которыми, видимо, стоит мощное лобби. Боюсь, от всего этого «актуального» потока в литературе со временем останется в лучшем случае одно-два имени. Интересно, что тогда будут писать о Биеннале историки литературы? Мне кажется, об этом организаторы, увы, не задумываются. Московское правительство и Дума, которые патронируют и финансируют это мероприятие, нас, конечно, не услышат. Но очень хотелось бы, чтобы нас услышал главный культуртрегер Москвы Евгений Бунимович. Его доброе начинание, обещавшее поначалу стать всемирным праздником поэзии, постепенно превращается в скучное болото, на котором скоро останутся одни водоплавающие «актуальщики». Вы этого хотите, Евгений Абрамович?



Андрей НОВИКОВ (Москва)

— Как Вы расцениваете Биеннале поэтов, которое прошло в Москве в 2007 году?

— А каковы критерии оценки? С точки зрения организации мероприятий — все прошло нормально. А с точки зрения целесообразности всего действа в подобном виде — возникает вопрос, кому оно было нужно, кроме конкретной литературной тусовки, не первый год использующей Биеннале исключительно в своих внутрикорпоративных целях.

— Какие вечера Биеннале Вы бы отметили?

— «Межкультурные поэтические чтения», «Фестиваль голосового стиха». Но в любом случае эти мероприятия таковы, что могли бы состояться и не в рамках фестиваля. В «гостевой» программе не было ничего, что привлекало бы особое внимание.

— Насколько объективная, на Ваш взгляд, картина современной поэзии была представлена на Биеннале-2007?

— Боюсь, у организаторов не было цели создать объективную картину современной поэзии. Как сказано в релизе, идея фестиваля — «собрать в Москве представителей других крупных фестивалей и поэтических программ». Что же было реализовано на деле? Открывали фестивальную неделю «российские региональные фестивали», представленные исключительно младофестивалями так называемой «актуальной» поэзии. Обилие иноязычных гостей было представительным, но творчество многих из них к поэзии не имело никакого отношения. Фестивали же стран ближайшего зарубежья были представлены только грузинским «Мзиури». Можно в этом усмотреть глубокий околополитический смысл, но как быть с тем, что крупнейший на сегодня фестиваль «Киевские Лавры», способный дать фору кому угодно как по программе, так и по составу участников, не был приглашен. Точно также были обойдены вниманием Волошинский фестиваль, минский «Порядок слов», Ташкентский фестиваль. И я говорю это даже не как один из организаторов фестиваля в Белоруссии, просто у меня есть глубокое убеждение, что стихи на белорусском и украинском языках на Биеннале были бы более уместны, чем околопоэтические экзерсисы на английском, французском и других языках.