Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 9 (83), 2011


Перекличка поэтов



Ирина ГОЛУБЕВА

МЕЖДУ НЕБОМ И ЧИСТЫМ ЛИСТОМ
 
* * *

Не прекословь тому, кто знает меру дна и высоты.
Верь, не бывает ничего не отражающих зеркал.
Не провожай — еще не ясно, у какой застыть черты,
и все ли узнаны из тех, кого искал.
Не горячись, когда вокруг одни нетающие льды:
менять границы не под силу самым мудрым мудрецам.
Вы сорваны и стали хрупки, как вчерашние цветы,
неистребимы, как цветочная пыльца.
Понятны дождь и бритва молнии, вспоровшая закат,
ясны значенья всех предметов, к коим глаз давно привык.
А лепестки... Уже их много... Знаю я, куда летят,
но, жаль, пока не понимаю их язык.
Хочу спросить... И змей бумажный шлю вдогонку, наугад,
почти восторг — бежать с ним рядом по небесной мостовой,
а после ждать, когда с ответом он воротится назад,
и догадаться — он спешит к себе домой.



* * *

Кому интересны мои «ренессансы»?
Лучи перспектив не изменят пространство
трех комнат, где спрятан в клубке традесканций
кошачьего глаза прищур.
Кудесник с экрана читает молитву,
сосед за стеной распивает пол-литру,
создатель купюр расширяет палитру...
А я все истоки ищу.



* * *

Все замерло... Я повторила слово...
Уход... Как почтальон стоял в дверях...
Прямоугольник темноты... И словно
в гуаши черной сгусток янтаря,
луна — мне друг сегодня... Стол, вино...
За нас! За то, что было суждено
и не было! За то, чтоб нынче снова
поймал смычок огонь луча дневного
и музыкой пошел хлестать в окно!
Все вспомнилось... Душа к душе... Такого
стремления не ожидал никто:
из тяжести, из сладости былого,
из прожитого и пережитого
возникло чувство счастья... А потом
все замерло. Я повторила слово
ВСЕГДА



* * *

Памяти Тамилы

Когда ты в небесах,
                     на земле будет больше солнечных дней!
(Строчка похожа на перевод с арабского.)
Снежное поле в душе твоей и моей —
Цепь отражений зеленого
                        над каплей красного.
Девочка-лотос,
                     ведомая всеми высшими силами,
из раннего солнца сотканная,
 израненная,
                   сплав муки и мужества...
Благодарю тебя, милая,
за твердость луча, по которому шла в незнаемое,
сквозь черное зеркало —
                                                в бездну синего!



* * *

Расщепили, как атом, под видом души исцеленья,
развели по твердеющим каплям отдельных орбит...
Не забудь про меня в предрассветной и теплой Вселенной,
ощути еще раз, как два полюса сводит магнит.
Обучали нещадно в скитаньях от века до века
быть, кем следует быть, и любить всем векам вопреки.
Говорят, не войти еще раз в ту же самую реку,
мы войдем, но при этом изменится русло реки!
Ну а если — не мы? Если порознь, как грунт и растение,
И колотится сердце в закрытую наглухо дверь,
Если мне не попасть в ряд прекрасных твоих обретений,
Не забудь мое имя в коротеньком списка потерь!
Искушения жгут, устоишь перед ними едва ли...
Забывай меня с легкостью. Если расплескана суть.
Но когда соберешься в иные незримые дали.
Не забудь про меня! Про меня не забудь!



Прелюдия

Это только начало. Прелюдия. Тихое пение.
Это тонкая связь между небом и чистым листом.
Силуэты людей, собирающихся постепенно
за накрытым столом. Остальное — потом...
Только легкий морозец, еще не зима и не оттепель,
межсезонье в душе — полутьмой ли назвать, полусном?
Только смутный порыв, за которым последует оторопь,
шаг назад и поклон. Остальное — потом...
Только что же потом? Что так зыбки приязнь и привязанность?
И уже намекают на скорый печальный отъезд.
Все потом кувырком, но и в этом своя недосказанность,
и спасибо за это — за смену привычек и мест.
В сотый раз осознав краткость счастья и длительность паузы,
как плохой ученик, не усвоивший данный урок,
все равно предпочту близкий берег в погоне за парусом,
оставляя бегущему легкость, оттенок, намек.
Снова зелень и синь! Блеск рояля! И детское пение!
Снова баловень света, луч, взбивает воздушный объем!
Так, дружок, и живем, восходя и сходя по ступеням,
так нелепо, так искренно, так безоглядно живем!



Ирина Голубева — поэт, музыкант. Автор книги стихов «Согласование времен» (М., «Вест-Консалтинг», 2010). Член Союза писателей XXI века. Живет в Москве.