Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 5 (79), 2011


Премия «Дебют» на карте генеральной



Анна CTALKER



«ЯТЕБЯНЕЗАБУДУ»
 
* * *

я хочу чтобы запах сигарет не выветривался так быстро
особенно когда подойдешь слишком близко
очередной день спадает с плеч — и ничего объяснить нельзя
даже закрыв глаза

в следующей жизни — то есть завтра — я буду сидеть на диване
словно горизонт который все время маячит на заднем плане
стул приставленный к окну мысли о том и этом
а внутри то что не имеет названия

свет горит даже в самых глубоких снах
вроде ангела которого на асфальте рисуешь мелом

это тихий лист запутался у тебя в волосах
так красиво что я убрать его не посмела



* * *

там где улица Вятская переходит в Писцовую улицу
есть стена на которой написано белой краской
«Господи сколько же можно? Э и К» (вряд ли Эмир Кустурица)
ниже идет объяснение но оно почему-то замазано

хорошо — думаю я — скажем ты пропадешь после этого дня (ну не этого а другого)
недоскажешь историю или забудешь чем хотел подытожить
и не станешь изюм выковыривать из фруктового плова
словно хочешь по цвету понять кто плохой кто хороший
но сойдет этот снег но очистят асфальт солнце и дворники
станет сухо и пыльно а во дворе на площадке где дети играют в классики
вдруг проступит огромное сердце — наверное прошлогоднее
нарисованное теми же самыми белыми красками



* * *

так же верно как нарезанный хлеб под салфеткой
день сменяется днем и еще раз сменяется днем
и все чаще задерживаешься на лестничной клетке
слыша чьи-то шаги
— неужели умрем?

больше тянет к тому что похоже на сердцебиенье
обязательный ритм всех капель пробивающих лунку во льду
и сидит воробей взъерошив холодные перья
где-то около и глядит в пустоту

хорошо — говоришь — соглашаясь на все (даже на шапку)
лишь бы только дождаться того как вода дойдет до земли
воробей на снегу полнимает то левую то правую лапку
словно хочет скомандовать — пли



* * *

и шепчешь — правильно все правильно все пра
проходит ночь и снова все наружу
как белый ствол с которого ободрана кора
а ты живешь а ты опять простужен

немыслимо — о чем же разговор вообще
но небеса перед тобой тарелкой с манной кашей
на ум приходит сразу несколько вещей
о неизбежности но слово душит кашель

припомнить бы уже который раз вот так
скрестив под стулом ноги сколькототамлетний
сидишь и знаешь что на дне тарелки нарисована звезда
и чтобы убедиться — нужно кашу съесть не медля



* * *

не выбирая света или темноты
то включишь лампу то потушишь снова
как судно затонувшее из-под воды
жизнь поднимает доброе и злое

глаза закроешь будто бы умрешь
из пальцев выронишь огонь и станешь пепел
а за окном пойдет весенний дождь
а за окном скворец повиснет в небе

не зная сам кому принадлежа
в карман полезешь и найдешь дыханье
и правда ветка дуба хороша
и мох хорош растущий возле камня



* * *

еще есть возможность сказать пару слов о падении
когда летишь с высоты и воздух повторяет — живи —
так часто что задыхаешься.
вообще — много чего непонятного.

я говорю — оставь мою любовь себе — и иду дальше.
смотреть на птиц фонари деревья.
все одно и то же но мне не надоедает.
обычно задерживаюсь на мосту.
раньше я боялась мостов —
от мостов идет дыхание смерти.
но на меня повлияла неизбежность
и тушки кур в супермаркете.
теперь все в порядке.

еще мне нравится открывать библию и индийские писания в разных местах.
там есть преположения мест следующей жизни.
(но супермаркеты мне нравятся больше,
особенно те в которых стоят аквариумы с живой рыбой)



* * *

за десять минут до того как я захочу отправить тебе SMS об отчаянье
ангел с черными крыльями встанет у меня за плечами
я пойду на кухню поставлю чайник
позже может быть напишу что скучаю

так расширяются в темноте зрачки пытаясь
обнаружить свет — звезды спустя я перестану бояться
грусти горького ее состава
(просто мое лицо до сих пор помнит твои сухие пальцы)

вместо речи белый глаз луны — лучший шепот
на ухо (форма луны — правильная окружность)
запускаешь руку туда где сердце чтобы
что-нибудь обнаружить



* * *

в одном разговоре (ты был пьяный или хотел таким показаться)
ты прошептал мне — темы смерти и темы любви лучше вообще не касаться
и я согласилась с тобой
(это было зимой)

это было зимой (и было ли это — мне непонятно)
мы же передвигались мелкими перебежками между любовью\любовью смертью\
                                                                                                                             смертью
месяц топленого молока месяц баккарди с лаймом и мятой
и после двух неудачных попыток уйти просили третью

не обижайся — я не хочу этого знать — просто не интересно
сколько было точек опоры и почему они все пропали
я люблю — голубые — глаза жаль что вместо
голубых я смотрю на тебя темно-карими



* * *

Что-то все еще держишь в руке — снег прощенье любовь — как игрушку
и идут и идут друг за другом ссутулившись по одному
утопивший собачку Герасим Родион зарубивший старушку
и еще один человек убивший меня не скажу почему

в новогодних детских подарках я больше всего любила
это зимнее яблоко этот доверчивый плод
нежно скрытые под кожурой слабость и сила
те что соком по пальцам текли кислотой разъедали рот

мы смеялись менялись шарфами раскачивали ледяные качели
и — наверное — смерти и страху были не по зубам
снеговик и шиповник — это все что имело значенье
и еще белый свет и яблоко напополам

я скажу — будем ждать вот пойдет снова снег вот навалит сугробы
можно будет писать недлинные простые слова на снегу
все равно ведь не знает никто — что сказать веткой дерева чтобы
было видно оттуда — сквозь ересь сквозь бред сквозь пургу



* * *

ночь равняется расстоянию от одной лопатки до другой лопатки
потому что лопатки словно попытки крыльев
но едва коснувшись подушки думаешь — все в порядке
нас в очередной раз спасли прикрыли

слава богу об этом никто никогда не снимет фильма
и никто над этим не будет плакать как над собственным
                                                                            тихим горем
просто если прижаться к друг к другу сильно
сердце на мгновение становится одно — там где двое

чтобы не слишком много ветра воды и ветра
медленно привыкаешь к тому что воздух живет повсюду
чтобы вдохнуть и выдохнуть незаметно
ятебянезабуду



Анна Ctalker — поэт. Финалист премии «Дебют». Живет в Москве.