Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 1 (188), 2021


Инна Ряховская «В ОБЪЯТИЯХ РОДНОГО ЯЗЫКА…»
М.: «Вест-Консалтинг», 2019

Мы все, как может показаться на первый взгляд, пребываем в объятиях родного языка, ведь родной язык окружает нас с самого рождения. Но какими разными могут быть эти объятья… Ощущение языкового пространства меняется по мере взросления, в процессе становления человека. А более чутко ощущаемы эти языковые объятия и их изменение во времени теми, кто причастен к литературе, кто поддерживает нескончаемость этого процесса. И именно у литераторов совершенно особое взаимодействие с языком и со временем. У. Х. Оден в стихотворении «Памяти У. Б. Йейтса» (1939 г.) заметил: «Время… боготворит язык и прощает всех, кем он жив» («Time… worships language and forgives everyone by whom it lives», — Wystan Hugh Auden, 1939).
Есть книги, которые никак не убираются на книжную полку, их хочется постоянно держать под рукой, видеть рядом — на столе, на тумбочке, на подлокотнике уютного вечернего кресла или в сумочке, с которой торопишься на работу (ведь традиции чтения в метро все еще живы!). Вот уже почти год именно таким образом сосуществует со мной книга лирических стихотворений Инны Ряховской «В объятиях родного языка…». Название книги звучит очень притягательно, как обещание защиты, поддержки и всего того, чего ждут мятущаяся душа и неспокойное сердце в родном окружении. Объятия этой книги — это не ограничительные заграждения, а действенная поддержка, вовлекающая в самые разные потоки и течения человеческой жизни. И вот уже жизненный водоворот не так и страшен, поскольку хотя бы частично понят и сопережит читателем и поэтом. Само имя поэта — Инна — в переводе с латинского означает «бурный поток». Именно таким мощным потоком идут стихи поэта к читателю, чтобы читающий превратился в понимающего, который принял и понял путь поэта к слову.

И силы творящей потоки
Как тайного знанья ключи
Пробьются и станут истоком,
Где тускло и тяжко молчит

В немотстве застывшая почва,
где жажда спекает уста,
Дорогой неторной на ощупь
ведет за верстою верста

Поэзия Инны Ряховской — это одновременно и зеркало жизни, и система тонкой оптики из множества поэтических «линз» и «призм», настраивающих фокус зрения, преломляющих жизненные впечатления, потрясения, находки и открытия.

О, вымысел, ты — божество
И детская игра поэта,
Блик лунного луча,
Сноп света, —
Искусства суть и естество,
То, чем душа вещей согрета,
Что сводит судорогой рот
И в струнах Вечности пропето.

И обретают плоть и путь
В косноязычье бормотанья
Неясных звуков сочетанья.
А под словесной легкой тканью —
Гармонии живая ртуть,
Неуловимый переход
От контрапунктов осязанья
В реальность нового сознанья.

Воображения полет
Над ломкостью прозрачных вод.
                                             2006

Процесс поэтического творчества — величайшая тайна и загадка даже для самого поэта, то же можно сказать и о результатах этого творческого процесса. Пространство стихов, созданное поэтом, может осваиваться читателем (да и самим поэтом) бесконечно долго, поскольку оно безгранично, объять его полностью невозможно, можно только попасть в объятья этого пространства.
Поэтическое пространство Инны Ряховской весьма непростое, многослойное, многогранное, философское, посылающее мощные импульсы каждому, кто в него попадает.

                        СНЫ

Людей знакомых непривычны лица.
Шестое чувство — зрение души —
безвестные страницы раскрывает,
и пусть воображение мое
вседневных пьес начала довершит.
Когда под утро петухи поют,
неслышные в Москве,
Я засыпаю.
И сотни судеб в хоровод Судьбы
вплетаются, царапаясь углами,
осуществляя наяву — не в книгах —
противоречий чуткое единство.
                                             1975–2004

Инна Ряховская — мастер не только философской, но и пейзажной лирики. Ее стихотворные пейзажи то статичны (как картины или фотографии), то динамичны, сродни творениям киноискусства. Но образы всегда зримы, точны в деталях, их объемность и яркость красок остро ощущаются читателем. А есть стихотворения, гармонично сочетающие и философскую, и пейзажную лирику:

Прозрачных снежинок паренье —
растают, коснувшись лица.
И снова зимы приближенье.
Октябрь. Небо цвета свинца.

Но краски и ярки, и звучны:
Медь, охра, багрец, изумруд.
И пламень кленовый приручен,
и темною зеленью пруд

влечет глубиной волоокой…
Средь града и мира стою.
И время течет кровотоком
Янтарным сквозь душу мою

По мере прочтения стихотворения возникает ощущение движения кинокамеры, ведущей взгляд читателя, смена кадров то замедляется, то ускоряется, а также меняется и фокус зрения — то читатель находится в центре событий, то возносится над ними до космических высот, до сюрреалистического сюжета, который семантически и синтаксически не умещается в первоначально заданный метр стиха, оттого уместен ритмический сбой. Анжамбеман подчеркивает эмоциональность поэта, которому тесно в объятиях формы. Правда, изобразительные и экспрессивные функции анжамбемана Инна Ряховская использует не часто, а повышения уровня эмоциональности стиха поэт чаще достигает широким использованием эпитетов, метафор, олицетворений и других литературных тропов. Именно эти приемы чаще всего обеспечивают образность и выразительность поэтического языка Инны Ряховской: «Сияющим белым огнем/ январь мне лицо обжигает», «…алые маки горят», «Ромашек тихий разговор», «Короткий день съедают ночи», «Воображения полет/ над ломкостью прозрачных вод», «Истончается день, увядает,/ стрелки еле ползут на часах./ Тихо сумерки в город вползают,/ и летит снежный тающий прах».
Поэзия Инны Ряховской уходит глубокими корнями в русскую литературу, а также поэт черпает вдохновение в музыке, в живописи. С картинами Андрея Прахова (которые широко представлены в книге) стихи Инны Ряховской перекликаются, ведут диалог практически на равных, как задушевные собеседники.
Инна Ряховская — современный поэт, наследующий классикам, вносящий свой заметный вклад в отечественную словесность, именно благодаря такому поэтическому творчеству обеспечивается преемственность развития поэтической литературы. В стихах Инны Ряховской можно встретить как аллюзии на стихи Пастернака, Есенина, Тютчева, Мандельштама и др., так и прямое цитирование поэтов. Но при этом вполне отчетливо в стихах Инна Ряховская обозначает звучание именно своего голоса, окрепшего и уникального. Ее стихи хочется читать и перечитывать, хочется пребывать в объятиях ее поэтического языка долго-долго.

Елена ТКАЧЕВСКАЯ