Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 10 (72), 2010


Рецензии




Сергей КИУЛИН



Александр Лысенко, «Курс к себе», М., «Вест-Консалтинг», 2010.

Александр Лысенко родился в Москве, после окончания инженерного факультета Университета дружбы народов и Курсов переводчиков ООН работал редактором в Секретариате ООН в Нью-Йорке, инженером в Минвнешторге, переводчиком в МИДе РФ и сотрудником Международного агентства по атомной энергии в Вене. Член клуба «Русская поэзия в Австрии» и APIA (Лондон). Известен в Австрии как фотограф, победитель ряда международных конкурсов художественной фотографии. В настоящее время проживает в Москве и в Вене.
Недавно в издательстве «Вест-Консалтинг» у Александра вышла книга стихов. Поэт не чужд стилистике постмодерна, допускающей смешение стилей, перефразировку классики и непривычные метафоры и лексику, а также иронию и сарказм. Предпочитает в своем творчестве поэмы и большие стихотворения лирическим миниатюрам. Каждое стихотворение Александра Лысенко — это логически законченная история или идея, изложенная, вопреки стихотворной моде, длинно и подробно от первого лица. «Краткость — сестра таланта» — это не про него. По-видимому, его задача не привлечь к себе внимание, а донести какое-то послание, не обращая при этом внимание на предсказуемое «фи» ценителей высокой поэзии. Стихи Александра Лысенко всегда совестливы и суровы по отношению только к одному человеку — к самому себе. Это огромная редкость для сегодняшней литературной действительности. Вот одно из лучших, на мой взгляд, стихотворений поэта.

Исповедь
 
Наступает слезливый возраст,
Когда за все становится стыдно:
За падшие с неба звезды,
За лесного зверья обиды,

За невольно обманутых женщин,
За цель, оправдавшую средства,
За то, что в безверии грешен —
Во всем сомневался с детства.

За дешевую водку «Ельцин»,
За шкаф недочитанный книжный,
За то, что уму, а не сердцу
Я круг подбирал себе ближний.

За то, что в костре геростратов
И мои коробились щепочки,
За то, что не вышел с плакатом:
«Свободу Юрию Деточкину!»

За то, что все делал сносно,
Но никогда — безупречно...
Не отсюда ль в порядках обозных
Оказалась отчизна беспечная?

За то, что на ложь очевидную
Не шел с открытым забралом,
Что в награду за жизнь незавидную
Так трудно мать умирала...

                                 Март 2010


Не могу констатировать, что это стихотворение написано безукоризненно со стилистической точки зрения. И рифмы не всегда удачные, и инверсия не всегда оправдана (мне представляется, например, что «зверья обиды» звучит не лучшим образом). Но здесь, в этом стихотворении, есть главное — душа, совесть, страдание. Виден реальный человек. Мучающийся, переживающий, понимающий, как «мало пройдено дорог, как много сделано ошибок».
Современная поэзия хочет быть умнее себя самой, стилистические изыски зачастую становятся самоцелью, поэты как бы забывают, что предмет поэзии не только собственно язык, но и человек как носитель языка. Человек как человек.
Александр Лысенко этого, к счастью, не забывает.
Что еще сказать?
Книга проиллюстрирована фотоработами поэта, которые заслуживают отдельного разговора. Это философские, глубокие фотографии, которые во многом дополняют книгу, а иногда являются самодостаточными произведениями искусства.

Сергей КИУЛИН



Эдуард Просецкий, «Время Иуды», М., Литературные известия, 2010.

Эдуард Павлович Просецкий — писатель известный, имеющий хорошую, проверенную репутацию, его книги пользовались успехом еще в советское время.
Просецкий родился в деревне Варваровка Белгородской области. Окончил географический факультет МГУ и Высшие литературные курсы. Почти 20 лет отработал в экспедициях, пройдя необъятную страну от Калининграда до Дальнего Востока и от Заполярья до Средний Азии. В литературе дебютировал книгой «Первое преодоление» (1975). Автор романов «Городской гость», «Дальше пойдешь один», «Заглянуть в колодец», «След на песке» и др. В перестроечные годы создал цикл романов, посвященный новейшей истории России, в том числе «Миф», «Соцбыт», «Каземат», «Дневные любовники» и пр. Член Союза писателей и ПЕН-Клуба.
В настоящее время Просецкий выпускает в издательстве «Литературные известия» (холдинг «Вест-Консалтинг») серию романов под общим названием «Непостижимая Россия». Первый роман серии — «Время Иуды» (о нем сегодня и порассуждаем).
Времена, как известно, не выбирают, но нынешнее время, действительно, не ангельское. Так что, название для романа выбрано удачно.
Сюжет этой книги построен по принципу параллелизма. С одной стороны, в романе прослеживается линия внештатного осведомителя спецслужб, выпускника Института культуры Макара Игнатовича Супагина, который благополучно стучит на своих товарищей — служителей муз. Образ, прямо скажем, легко узнаваемый и, увы, распространенный.
С другой стороны, речь идет об Иуде Искариоте. Оба персонажи показаны автором с явной симпатией.
Действие романа происходит то в некую фантастическую (а, может быть, и реальную) эпоху, когда власть принадлежит монархии и лично Николаю III, то в библейские времена.
Макар Игнатович Супагин — человек умный, проницательный, обаятельный, легко соблазняющий самых разнообразных женщин, находящий себе во всем оправдание. Иуда же Искариот показан и вовсе высоконравственным персонажем, по сути, единственным заступником Христа. То, что он выдал Иисуса своим поцелуем, не признает грехом.
В беседе с Фомой (неверующим) Иуда так объясняет свою позицию: «— Фома, — с сожалением произнес Иуда, — я всегда уважал тебя за ум и осмотрительность. Посуди сам: была ли надобность указывать на Него, когда он известен всем, творя чудеса и проповедуя в Иерусалиме?»
А вот авторская позиция относительно Супагина: «…ловча и предательствуя, продолжал он неблагодарное дело Иуды. Но если разобраться, разве не порождено оно высшей необходимостью бытия? Ибо есть на свете золотарь, и его назначение вывозить отбросы человеческого тела; есть на свете тюремщик, и его назначение содержать в неволе заключенного; есть на свете палач, и его назначение приводить в исполнение приговор суда; и есть на свете предатель, и его назначение предавать, ибо без этого палитра жизни будет неполной…»
Если русская классика старалась понять и простить отрицательных персонажей, то Просецкий идет еще дальше предшественников — он пытается принять и найти положительное зерно в самом понятии греха, в неблаговидных деяниях. Философия эта, на мой взгляд, порочная, но, безусловно, удобная и не лишенная привлекательности. Уверен, что многим она понравится, особенно в нынешней России. В России, где все поставлено с головы на ноги, белое называется черным, а черное белым. Вот эту метаморфозу, произошедшую с нашей многострадальной Родиной, и увидел писатель. И показал. Показал писательскими средствами.
Эдуард Просецкий — превосходный стилист, обладающий неповторимой манерой письма, его стиль полон иронии, сарказма, знания дуалистичной природы человека. Находок, изюминок, иронических реплик и афоризмов в прозе Просецкого очень много — газета «Государев комсомолец», «сексуальный акробат» и т. д.
Словом, книга заслуживает внимания. Она помогает понять, что происходит со всеми нами в очередное смутное время.
В ближайшее время в издательстве «Литературные известия» (холдинг «Вест-Консалтинг») выйдет еще один роман Просецкого.

Сергей КИУЛИН