Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 10 (48), 2008


ЛИТЕРАТУРА ДРУГИХ РЕГИОНОВ. Перекличка поэтов


Дети Ра ТАМИРОВА



ВЕЧНЫЕ ШАХМАТЫ



* * *

Я не люблю поезда за то, что увозят от,
А разговоры в ночи  — за то, что приводят к.
Если уж верить тому, что каждый из нас — акын,
Что удивляться, о чем этот хор поет.

Два ассирийских глаза, родинка у виска,
Бусины двух сосков тонкой кольчужки сквозь.
Блюдо черешни — приманка для желтых ос.
Все остальное — приманка для дурака…



* * *

Он говорил я такое говно а я говорила ты мой и значит ты прав
Чем бы себя ни озадачивал ни травил
С кем бы ты ни проснулся с кем бы ни пил с утра
Нет ничего правей (кривей?) правоты любви
Вот тебе поле чудес а мне остальная страна дураков
Нет ничего быстрей разноцветных моих колес
Нечего мне терять кроме моих оков
Но уж их-то я сторожу надежней чем будку пес
Видишь еще одна осень в то же дырявое решето
А от кусачей твари не спрятаться милый она везде
Что ты наделал что ты наделал что
Что бы ты ни наделал что бы ты ни надел



* * *

Душа голубка хищная доколе
Тебе не будет мира до каких
Проклятых пор с высокою тоскою
Одно из тысяч имя на двоих
Носить ты будешь
Все сменилось за год
Взгляни на дом твой — не узнать его
А ты все так же кроме волчьих ягод
Не принимаешь в пищу ничего



* * *

Что там снаружи метет — морозит ли — моросит
Всякой погоде и овощу свой черед
В сумерках м и ж друг друга целуют в рот
О двоеборье ночное неравных сил
Вечные шахматы — кто проиграл — умрет
Я показала язык петле бритве десятому этажу
Но не могу перестать пересчитывать этажи
Я тебе покажу /думала / я тебе покажу
Нечего мне тебе показать ты намного более жив



* * *

Лежу в темноте, и меня кто-то легкой рукой гладит по голове,
Ничего, говорит, ничего, поправишься, перестань,
Выпей свой кармолис, еще посчитай до ста и еще до ста,
Спрячь платочек заcморканный в рукаве.
Утешает, я, мол, не вор карманный, лишнего не возьму,
А вообще, не звони ему больше, хотя — пока есть кому
Набирать многократно его телефонные номера,
Человек, считай, будто и вовсе не умирал.
Так вот к тем из живых, кто дни проводит, погибель свою ища,
По ночам смерть тихонько садится на край кровати, не сняв плаща.



* * *

Я волновалась, драла обивку кресла, говорила, что я так больше не буду,
Говорила, что у меня в друзьях — урод на уроде
(мне было неизвестно тогда, что любовь — всюду,
Спрячешься под одеялом, бывало — и там находит).
К месту ушиба прикладывают обычно пятак медный,
В каких-то отдельных случаях — рубль железный,
А волноваться беременным и прединфарктным вредно
(мало ли что). Но всем остальным — полезно.



* * *

Заклинаю тебя крылышком стрекозиным, тоненькой паутинкой, пенкой на молоке,
Камушком твоего имени на моем языке,
Сверхсекретным паролем в сетевом дневнике,
Заодно уж тогда и статусом в аське,
Птичкой в силке и родинкой на соске,
Плюс еще одной родинкой (на виске),
Многозначным номером, записанным на руке, —
Погаси свет.
Привет.



Валентина

...И какая-то женщина с искаженным лицом...
Вертинский.
...В последний раз я видел вас так близко...
Вертинский

1.

Телефоны молчат, как воды в микросхемы набрали,
И холодный июнь доедает меня, не спеша.
С наступлением сумерек в малоизвестные дали,
Шелестя опереньем бумажным, стартует душа.

Начинается дождь, я теперь непременно простыну
В этой черной накидке своей безо всяких затей.
Я глотаю прощальные слезы, уходите вы с Валентиной
Вроде как — за травой. Но еще вероятнее — делать детей.



* * *

...Хорошо бы собаку купить
Бунин

2.

Валентине двадцать против моих двадцати шести.
Мне до метра семидесяти не подрасти,
Да и губы кроме прости-прости
Ничего не могут произнести.
Не о том печаль, что с тобой не пойти к венцу,
Не о том, что любовь как факт подошла к концу,
А о том, что, увы, Валентина тебе к лицу.
Я еще отражаю, насколько тепла под рукою твоя щека,
Я отлично помню, что ты всегда находишь, чего искал.
Тает в сумерках серая куртка, рюкзак, всесезонная кепка.
Так и быть, заведу щенка.



Дарья Тамирова — поэтесса. Родилась в 1982 году. Окончила факультет современных иностранных языков и литератур Пермского государственного университета по специальности «Германская филология», где получила образование переводчика с немецкого языка. Автор сборника стихов «Тише воды» (М., 2007). Живет и работает в Перми.