Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 10 (72), 2010


IV МЕЖДУНАРОДНЫЙ РУССКО-ГРУЗИНСКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ НА КАРТЕ ГЕНЕРАЛЬНОЙ




Ника ДЖОРДЖАНЕЛИ



РАСПАХНУТЫЕ ОКНА
 
 
Человек, больница на горе и небо над больницей

Из окна была видна больница на горе —
страшная больница,
к которой снизу вели извилистые дороги.
Жители города не любили упоминать о ней в разговоре.

Когда человек глядел в окно,
его взгляд невольно находил гору
и останавливался на здании больницы.
Он тоже, как и другие, боялся оказаться в ней.
— Только бы со мной этого не случилось, —
шептал он про себя, —
только бы не случилось.

Он не раз думал о том, что, если от его окна идти прямо,
никуда не сворачивая, т. е. по воздуху,
понадобится не больше получаса, чтобы дойти туда...
если от его окна, из которого лучше всего было видно именно ее —
больницу, расположенную на горе.
И в ясный день ее было видно прекрасно,
и в туманный — ее очертания вырисовывались довольно четко.
Иностранец вполне мог бы принять здание больницы
За чью-нибудь резиденцию или что-либо подобное.

Однажды человек попал в ее темные стены,
попал обычным путем, как и попадают — не по воздуху.
Там его обследовали, поставили соответствующий диагноз,
разрезали, а потом поместили в палату,
пропитанную запахом бульона и ржавчины,
с почерневшей лампочкой, свисающей с потолка.

Человек еле свыкся с новой обстановкой.
Он лежал на пружинной кровати
и какое-то время пытался отвлечься чтением газет,
и даже заполнил кроссворд,
но скоро его охватили сильные боли,
и состояние человека резко ухудшилось.

И однажды ночью он стал вспоминать,
как смотрел из окна на эту больницу,
в которой все-таки оказался.
Он насилу поднялся с кровати,
опираясь на предметы, кое-как дошел до окна
и кинул взгляд на пылающий раскаленным углем ночной город.
Город для него теперь был усеянным звездами небом.
И стал человек искать в нем свой дом,
но не нашел среди несметного количества других звезд.
И когда его неожиданно выписали,
то он вернулся домой той же дорогой, какой ушел из дома.
С тех пор человек не переставал смотреть из окна
на небо над больницей — небо, которое раньше не замечал,
завороженный тем, что было под небом.

2010



Moon River

Войдем вместе в эту лунную реку.
Искупаемся в ее прохладных водах, в ее спокойных волнах.
Она течет в воздухе сверху вниз,
оставляя землю сухой.

Войдем вместе в эту лунную реку.
В ней летают рыбы
и распускаются цветками водные растения.
Ты войдешь в нее, и мы сможем пить лунную воду.

Войдем вместе в эту лунную реку.
И я заставлю срастись твое
некогда разбитое сердце:
я разобью его по-своему и залечу.

Войдем, не стой же в нерешительности,
потому что нет больше нигде лунной реки.
Это единственная, и в эту единственную лунную реку
зову тебя с собой я — лунный мужчина.

Войдем в нее, не бойся:
ты не утонешь, но уже никогда не захочешь
выходить из этих вод и даже
не захочешь выйти на берег.

А мне порой придется — очень редко.
И каждый раз — да — только скрывшись с глаз,
я сразу буду возвращаться,
неся тебе привет от солнца.

2010

Перевод Анны ГРИГ



* * *

Величью небес и крыльям пою.
А горе — бездонный обрыв холодный.
Наверно, чтоб смерть задержать мою,
и ей посвящать мне придется оды.
Писать ей, что жизнь не идет вперед,
словами пьянить, развлекать до дрожи,
пусть смерть все мозги мне перевернет,
внушит: мы с ней на себя не похожи:
стал каждый из нас друг другу — другой,
откроет, что ребра Христа больнее
горят, чем во мне, у нее самой,
и выгнулись скорбью икон, темнея.

1996/2002



В ожидании лета

Скоро из-за дома напротив
выйдет мое прошлогоднее лето.

Оно ворвется в мои распахнутые, как руки, окна,
рассядется сразу на всех стульях
и попросит стакан воды.
Выпьет, приветливо поинтересуется, как дела,
выслушает меня, утешит
и отправится под душ.

А я включу ту же музыку,
которую слушал прошлым летом,
и еще раз пойму,
что у каждого свое собственное лето,
и что мое родилось вместе со мною
и стареет вместе со мною.

Давай познакомлю его с тобой,
и, когда твое лето однажды не встретится с ним,
ты раньше других поймешь, что меня уже нет в живых.

2010

Перевод Ирины ЕРМАКОВОЙ



* * *

Лето обернулось комаром.
Гравий нанесло поверх травы.
Прошлое явилось королем,
но сняло корону с головы.

Знай, пока ты радовался, твой
груз возрос, пока ты бередил
сонное пространство, громовой
дважды колокол уже пробил.

Молодость кончается — вот-вот
вспыхнет и погаснет навсегда:
плачешь — но в глаза, наоборот,
вспять идет соленая вода.

Словно дивный, сахарный изюм,
мысль жует свой мозг. В который раз,
надо мной, пробившийся сквозь шум,
стонет старости античный джаз.

2007

Перевод Анны ЗОЛОТАРЕВОЙ



Нико Джорджанели — поэт, переводчик. Родился в 1978 году в Тбилиси. Окончил Тбилисский государственный университет им. И. В. Джавахишвили, факультет западноевропейских языков и литературы. Автор двух поэтических сборников. Стихи внесены в антологии современной грузинской поэзии. Переведен на иностранные языки. Преподавал в немецкой школе немецкий язык и литературу. Преподавал грузинский язык в Московском государственном лингвистическом университете. Печатался в журналах «Октябрь», «Дружба народов», «Interpoezia», «Ostragehege» (Дрезден). Лауреат международной премии «Содружество дебютов» (2008).