Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 10 (72), 2010


IV МЕЖДУНАРОДНЫЙ РУССКО-ГРУЗИНСКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ НА КАРТЕ ГЕНЕРАЛЬНОЙ




Маквала ГОНАШВИЛИ



НЕ ПРЯЧЬ ГЛАЗА
 
 
И дождь смывает все следы

Смешны твои уроки равнодушья,
Они всего лишь детская игра,
Не прячь глаза, вчера мне было скушно,
Я, милый, не права была вчера.

Сегодня, видишь, все уже иное,
Как манит склон и как свежи ветра,
Ну, не сердись, побудь еще со мною,
А дождь — давай отложим до утра.



Три сестры

Меня бросить нельзя, можно лишь потерять.
Я успею, успею, успею,
Как волчица, засаду почуяв, порвать
Первой. Только с петлею на шее.
За минуту до края, до входа в метро,
До другой, что уже на пороге,
Стиснув зубы, ответить: «Не трогай, не тро…»
Я тебя позабуду, как многих.
Да она же не любит совсем никого!
Из породы бездушнейших самок. —
Улыбаясь, киваю в ответ головой. —
— Ну, конечно. Попробуйте сами.
Сердце в клочья и сгусток помады у губ,
И, качаясь, как будто в похмелье,
Неужели и это стерпеть я смогу,
Боже мой, ну ответь, — неужели?!
Но ни крика, ни стона, шепчу лишь: «Держись!»
Так что пальцы немеют порою,
И рождественской елью тянусь только ввысь,
За какой-то там первой звездою.
Канул праздник и вечного счастья игра
Всех отпетых гостей карнавала.
Будто ель дождалась своего топора
И упала, и пальцы разжала.
Но зеленые иглы пробьются опять,
Улыбнусь, как бывало и прежде.
Одиночество, гордость — ведь нас называть
Стали сестрами, с новой — Надеждой!



Жалоба памятника

Кто обрек меня мертвым камнем стоять в этом саду?
Дерево, рядом просто дерево,
Но сколько в нем жизни!
Дерево, обычное дерево,
Прикованное корнями к земле.
Как раскачивается оно во весь рост, взмахивая ветками,
То к солнцу потянется, а то разбросает повсюду
Листьев записки.
Еще и шелестит заразительно и весело,
Когда ветра щекочут его крону.
Я же назойливых птиц
И прогнать не могу!
Тот, для чьей славы меня здесь поставили,
Давно лежит в могиле,
И каменный застенок моей судьбы
Не волнует его вовсе.
Это вас, смертных,
Бессмертия жажда душит,
Назойливым тщеславием и высокопарными словами
Спасителя гневите, подобья свои из глины лепите,
Но только жизнь в них вдохнете,
Душа и отлетает.
А я уже родился вашим прошлым,
И не будет для меня другого времени
Никогда!

Перевод Елены ИВАНОВОЙ-ВЕРХОВСКОЙ



Маквала Гонашвили — поэт. Председатель Союза писателей Грузии. Автор многих книг и публикаций.