Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 9 (71), 2010


КОПЕНГАГЕН на карте генеральной




Максим БОРОЗЕНЕЦ



ТУЗ ЗВЕРЯ
 (тайные упражнения заигрываний
западной заумной философии с веселой восточной верой)

Рукоблудствуя на глазах у всех, Диоген приговаривал:
«Кабы голод можно было унять, потирая живот!»

          Диоген из Синопа (400 — 323 гг. до н.э.), ученик «собаки» Антисфена

Гора выходит изо рта
(по другой трактовке: У горы есть рот)

          Хуй Ши (около 350 — 260 гг. до н.э.), ближайший друг и оппонент Чжуан-цзы



Туризм из рая
 
1.


ВАМ НАДОЕЛО ПРЕБЫВАТЬ
В ВЕЧНОМ ОЖИДАНИИ?

ВЫ ХОТИТЕ ПОСЕТИТЬ
СВОИ САМЫЕ СОКРОВЕННЫЕ ФАНТАЗИИ?

ВЫ ХОТИТЕ ВПЕЧАТЛЕНИЙ
ПО СОБСТВЕННОМУ ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ?



2.


прозрение береги красоту
смятение спасай мир
вселенная надкушена яблоко
передается на языки катится
широтами грешными горизонтами
познание по блату виза вон
волхвы чартеры падают звезды
запретный сувенир наличными
брошюра брошюр наизусть
зализан замят нецелован билет
мечта пересадка в сон на миллион
не покой но рюкзак нести легионам
по путевке пожизненный отдых
в заключение страшный комфорт
ковчеги по кругу круизы
все уже было тропиком свыше
my lover мой курортный адам
mon louvre вечно мой агасфер



Отче наш теорема

не сына человеческого богом восставшего
не сына божьего волю отца исполнившего
не сына человеческого богом пробившегося
не сына божьего вопреки отцу ушедшего
а cвязь меж двумя началами
богом и человеком
меж двумя константами
как условное понятие
как дух святой
а всего значит три
и трижды

славлю тебя как отца в боге
славлю тебя как сына в человеке
славлю тебя духом святым доказываю


я твой храм где огонь и колокол
я твой хлеб где соль и земля
я твое понятие двумя константами

и чаша твоя исполнится в страхе моем
и переполнится в любви
и не опрокинется



Mythos vs logos
 
1.


в конце многолетней инерции
наигранно сверни споткнись
но по всем законам
трения сопротивления
личного лимонного лимузина
собственной формулы бессмертия
проданной за бронзовые овации
пуленепробиваемые комплименты
но все замолчат засыпая
забывают точку моего зрения
мировой заговор опять провалился
и я не всемогущ



2.


но ты физик флегматик
по-вашему все инерция по кругу
а я свободный поэт художник
классическая школа филология
апология сфер дизайна пиара
пара рекламных плакатов
«Жизнь? Это по-нашему!»
мазками по свободе по совести
мановениями мгновениями масками
эфемерно равномерно все равно
пожизненно несмертельно
одни слова
и не создатель я



3. (Post scriptum)


все течет
вничью



Игра в триптих

Ведь мы играем не из денег,
А чтобы вечность проводить.

          А. С. Пушкин «Сцена из Фауста»



1. Отбой


раcкидаем угол стола на удачу
перетасуем карты дорог неисповедимых
до трефового похода из казенного дома
где шестерка бьет тузов в законе
не по козырному месту а по масти

во имя того кто знает прикуп

посадим на пики червей ссученых
в одинаково меченых рубашках
бросим колоды голов к ногам в колодках
перетасуем карты неба и родины
раскидаем срок вечности в дурака



2. Позиция


мы расставлены по местам
ты коронован едва е-четыре
я на нарах по диагонали
рокирован по амнистии
белые начинают
черные отвечают по понятиям
кони ржут
слоны трубят
вохра орет свой мат
мы пешком доходим до края
и мир наш летит всеми клетками
со стола
в окно
в другой дом на гражданке
в другую игру по чужим правилам



3. Другая игра


фортуна парит над столом
и парит этим весь стол
в шахматах
в стаканах
в преферансе

богиня сидит за столом
и при ней проседает весь стол
под стаканами глубокими
за шахматами дремучими
в полном преферансе

мадам не принимайте в пики
сделайте ход конем
выпейте с нами по-мужски
закурите за нас на балконе
перед войском битым за вас
в далекой стране ужасных чудес
в темном кривом зазеркалье

— Да кто вас боится! — сказала Алиса (...).
— Вы ведь всего-навсего колода карт!

                    Л. Кэрролл «Алиса в Стране Чудес»



Эндшпиль

Последней партии Фишера-Спасского


сыграй на цыфрах во фразы
щепетильной цаплей во фраке
сгорай арфой в бреду орфей
бреди в эйфории конца
зажатый цангой цугцванга
ценой цейтнота выжатый
альфой один пробирался омегой два
мигал манил гроссмейстерам падишах
ферзь кесарь мегаломании мат



Единственный спутник земли

нашел глубину темноты
кашляющим луноходом
неземным незамеченным телом
на краю ямы
затормозил
заумный весь из себя
заморозил
размашистые мышцы
запорошил
машину размышлений
запудрил гусиным духом
в углу подушки запрудил
зачеркнул
задремал
забыл



Застишье перед расстолом

я распиваю песни
медленно проглатывая куплеты
салаты крепленые винами
расплетаю языки заливные
разжевывая что я имел в виду
бокалами расписываю стихами
необоснованным серебром
бисером обетованным
я просыпаю сны

я просыпаю перец
задевая рукавами вопросами
вы соль земли блаженная
писанная белым по черному
чернично отмороженому
забейте меня на десерт
в глотку припевом ледяным
запейте меня медленно
глотками запойте меня



Дао по пути
Инь (что против Ян)


логово увидел отшельника
а там за угол повернул
голого удивил отшельника
о том за ухо вывернул
голову выудил
вынудил потом половину
вылупить из себя пулей
выслушать пустынника полголовно:



Мень (хлеб пустому уху)


посмотри мой друг туда
бесконечная дорога
в бесконечную страну

правит вечною страной
из шелков и жемчугов
там прищурившийся бог

там прищурившийся бог
смотрит обликом луны
в воды голубой реки

в водах голубой реки
девять тысяч лет сидит
малахитовый дракон

малахитовый дракон
в чреве голубой реки
спит все девять тысяч лет
ровно девять тысяч лет
но родится он сейчас
оттолкнется ото дна

оттолкнется ото дна
и ворвется в небеса
и начнет великий путь

бесконечно долгий путь
к той луне где нет причала
из реки где нет конца



Автодежавю
 
1.


альфа асфальта
бета бетон
гамма предсказаний светофора
в дельте текучего перекрестка
когда я затормозил очнулся
я почему-то вспомнил как
великому мудрецу Чжуан-цзы
приснилась бабочка
а проснувшись он ломал голову:
ему ли приснилось что он бабочка
или бабочка спохватилась
что она Чжуан-цза-рулем?



2.


я возил на груди премудрого тарантула
отдавался ему завуалировано
в надежное как кокон
так лживо как варенье
пока гнал повторными кругами
знакомыми нетрезвыми узорами
ты давно уже знаешь
я как сонная муха
от твоего яда

и когда сержант ГАИ останавливает иномарку
гипнотизирующим мановением
он идет к ней неспешно в смутном дежа-вю
мохнатым тонконогим пауком
как к той полупьяной женщине в баре
которая могла бы переночевать вчера
в его холостяцкой липкой паутине
под рассказы о недавних ДТП
если бы не упала в его глазах
на тротуар по пути к иномарке
по уполномоченному велению
мне полупьяному ночевать сегодня
в липком КПЗ с паутиной
баксы прогудел
теперь не жужжи
про свое дежжа-вю

без твоего газа
я бессонная бабочка
ты уже знаешь



Танка о Веселом Жучке для Чжуан-Цзы
на Великой стене КПЗ


жжжжжжжжжжжж
летит жучок
жжжжжж
веселый жучок
жжж

окончено весной 2006



Максим Борозенец — поэт. Родился в 1977 году в Киеве. Автор 4 сборников поэзии (по-русски), песен группы «Parzival» (по-немецки и латыни). Выпускник кафедры Межкультурных и Региональных Исследований (ToRS) при Копенгагенском Университете (дипломная работа: «Ритм и метр русского литературного стихосложения: Теория и история развития тонической традиции XVII-XX вв.»).