Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 3 (137), 2016


Поэзия Союза писателей XXI века на карте генеральной


Нина КРАСНОВА



ВАРШАВСКАЯ ОСЕНЬ ПОЭЗИИ-1987
 
ПЕРЕД ДОРОГОЙ В ПОЛЬШУ

— Представляете? Я еду в Польшу!
— Вот счастливая! Вот тряпок-то себе оттуда привезешь!..
(Из моего разговора
с одним рязанским коллегой, «интеллигентом».)

Я себя, как куклу, наряжаю —
Я же в Польшу еду, уезжаю!
Шляпки примеряю, ту и ту…
С мамой попрощаюсь и… ту-ту!

Еду, уезжаю не за тряпками,
Не за сногсшибательными тапками
И, конечно… и, само собой,
Не за краковской копченой колбасой.

Ни к чему за этим совершенно
Ехать мне на родину Шопена…

12 июля 1987 г.,
Рязань, микрорайон Дашково-Песочня



ПРАЗДНИК ПОЭЗИИ В ПОЛЬШЕ

Мы в Польшу прилетели с нашей группой,
Для сувениров тару взяв побольше.
И я влюбилась в этой самой Польше,
Нет, не в поляка, в Вас влюбилась в Польше,
Додумалась башкой своею глупой.

Иду ли в Старо Място и в Лазенки,
Все выхожу из этикетных рамок,
На Вас, на Вас свои таращу зенки,
Как будто Вы какой Крулевский замок.

На всех углах гербера продается,
Под вальс Шопена льются птичек трели.
…Мы скоро улетим, как прилетели,
В Россию улетим, как прилетели,
И мне расстаться с Вами не придется.

2 августа 1987 г.,
Рязань, микрорайон Дашково-Песочня



ПОЛЬСКАЯ ШАРИКОВАЯ АВТОРУЧКА

Мне бы такие стихи написать
Авторучкой польской своей,
Чтобы ты, дорогой имярек,
Мои полюбил стихи.

Мне бы такие стихи написать
Авторучкой новой своей,
Чтобы ты полюбил меня
Через мои стихи.

Мне бы такие стихи написать,
Чтобы ты полюбил сильней
И Россию, и русский народ
Через меня.

3 декабря 1987 г.,
Рязань, микрорайон Дашково-Песочня



НАДПИСЬ НА ОТКРЫТКЕ С ВИДОМ ВАРШАВЫ

Не имела Нина плана
Подцепить в Варшаве пана,

А имела Нина план
Вам послать открытку, пан,

С этой улочкой наклонной
И с Зигмунтовой колонной

И, конечно же, при этом
Со своим большим приветом.

Вас в Варшаве Ваша панна
Вспоминала постоянно.

4 ноября 1987 г.
Рязань, микрорайон Дашково-Песочня



ТЮЛЬПАН
(Шуточная импровизация)

Милый сударь, милый пан,
Как прелестен Ваш тюльпан,

Свеж, упруг, с головкой красной,
Знак любви большой и страстной.

Я держу тюльпан в руках.
Будет жить тюльпан в веках.

В вазу я его поставлю
И в стихах своих прославлю.

Милый сударь, милый пан,
Я целую Ваш тюльпан.

28 ноября 1989 г.,
Рязань, микрорайон Дашково-Песочня
(По старому наброску)



ОДНОМУ РУССКОМУ ТОВАРИЩУ

Я с поляками общий нашла язык,
с югославами, с немцами общий нашла язык
и с румынами, с венграми общий нашла язык,
и с вьетнамцами общий нашла язык
            и единые взгляды на жизнь, на любовь, на еду…
Ты зачем на моем горизонте возник? —
молчаливый, как сфинкс из истории Древнего мира, возник,
молчаливый, как каменный идол, стоящий над бездной, возник,
молчаливый, как столб телеграфный, как стенка глухая, возник…

Я со всеми нашла язык,
            а с тобой никак не найду.

28 ноября 1987 г.,
Рязань, микрорайон Дашково-Песочня



СИРЕНА

Я хотела бы
быть изображенной
на гербе твоего сердца,
как Сирена с изогнутым мечом
на гербе Варшавы.

2 ноября 1987 г.,
Рязань, микрорайон Дашково-Песочня



ВАРШАВСКОЕ ДОРОЖНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ ВО СНЕ

            Мы сели — ты и я — в один автобус,
Нет, не в Москве и даже не в Рязани,
И, между прочим, даже не в России,
А в Польше, а в Варшаве почему-то.
Мы сели, и автобус нас повез.
И это не какой-то был автобус,
А это был особенный автобус —
Со стенками из полосатых радуг
И с солнцем на прозрачном потолке,
Автобус новой, неизвестной марки,
Автобус новой, неизвестной жизни.
Он нас повез по улицам Варшавы,
Не по бугристо-ямистой дороге
В бетонных и асфальтовых заплатках, —
По гладкой и красивой магистрали,
По трассе новой, неизвестной жизни.

            Мы ехали в автобусе с тобою.
Куда? Куда? Я этого не знала,
Но знала я, что ты-то это знаешь,
И знала я, что ты меня не бросишь,
Что мы должны с тобою вместе выйти
На нужной нам обоим остановке,
А на какой? — Не все ли нам равно?

            И вот на пятой, может, остановке,
А может, не на пятой, а четвертой,
Я оглянулась, чтоб тебя увидеть.
Я оглянулась, чтоб тебя увидеть,
И не нашла в автобусе тебя!
«А это вон не он?!» — кричали пассажиры
На польском языке и на румынском,
На языке венгерском и немецком
И на еще каких-то языках.
«А это вон не он?! — кричали пассажиры,
Показывая пальцем на кого-то. —
А это вон не он?!» — Не он! Не он! Не ты!
Ты вышел на какой-то остановке!
Но почему же без меня ты вышел,
Мне не сказал: «Давай-ка выйдем, Нина!» —
Ушел и не позвал меня с собою
И даже «до видзеня!» не сказал.
Выходит… ты… меня… оставил?.. бросил?!. —
Одну! В чужой стране! В чужой столице!
А я ее совсем-совсем не знаю,
Пусть изучила весь путеводитель
И карту и большой альбом Варшавы.
И я совсем не знаю, что же делать
Мне без тебя? И я совсем не знаю,
Куда и как теперь мне ехать дальше
И как назад вернуться и куда-а-а?

            А может, ты когда «слезать» собрался,
Мне и сказал: «Давай-ка выйдем, Нина!»?
А может, ты позвал меня с собою,
Но только про себя, совсем тихонько,
А я… а я тебя не услыхала
И за тобою следом не пошла?

            А может, ты когда спешил на выход
По тесному туннелю пассажиров,
На тысячу процентов был уверен,
Что я иду с тобою, за тобою,
Как за своим Орфеем Эвридика?
А может, ты, когда ступил на землю,
Ты оглянулся тут же и увидел,
Что нет меня нигде с тобою рядом,
И удивился ты и растерялся
И вскрикнул про себя: «А где же Нина?!»
А может, ты теперь вовсю жалеешь,
Что ты со мною дальше не поехал,
И никуда один идти не хочешь
По улицам красивым — без меня?
А может, ты возьмешь такси какое
И на такси за мною полетишь?

            А может, мне на этой остановке,
На этой самой остановке выйти,
Встать на отшибе, на приметном месте,
И ждать тебя, как будто жду автобус?
И, если ты за мною вслед поедешь,
Меня ты обязательно увидишь
И около меня притормозишь.

            А может, мне удобнее и лучше
Доехать до конечной остановки
И на кругу стоять и ждать тебя?
Да, я, пожалуй, нечего и думать,
Доеду до конечной остановки
И на кругу посередине встану,
Как новая варшавская колонна,
Колонна Бедной и Влюбленной Нины.
И, если хочешь, ты меня найдешь…

25 ноября 1987 г.,
Рязань, микрорайон Дашково-Песочня



Нина Краснова — поэт. Родилась в Рязани. Стихи пишет с семи лет. Окончила Литературный институт им. А. М. Горького (семинар Евгения Долматовского). В 1979 году выпустила первую книгу стихов «Разбег» (в «Советском писателе») и была принята с нею в Союз писателей СССР. Печаталась в журналах «Юность», «Москва», «Новый мир», «Октябрь», «Дружба народов», «Студенческий меридиан», «Крокодил», «Обозреватель», «Время и мы» (Нью-Йорк — Москва), «Наша улица», «Дети Ра», «Зинзивер», «Крещатик», «Другие», в альманахах «Поэзия», «День поэзии», «Московский год поэзии», «Истоки», «Кольцо А», «ЛитРос», «Русский смех», «Муза», «Эолова арфа», «Литературная Рязань», «Под небом рязанским», «Чаша круговая» и т. д., в газетах «Литературная Россия», «Литературная газета», «Независимая газета», «Московский комсомолец», «Книжное обозрение», «День литературы», «Слово», «Экспресс-газета», «Литературные известия», «Поэтоград», «Литературная гостиная» и т. д., в разных коллективных сборниках и антологиях, в том числе в антологиях «Поэзия. XX век», «Поэзия. XXI век», «Жанры и строфы современной русской поэзии». Главный редактор альманаха «Эолова арфа». Член Союза писателей Москвы, Союза писателей XXI века, Русского ПЕН-клуба. Лауреат премии им. Анны Ахматовой, номинант премии «Парабола», обладатель спецприза Фонда им. Андрея Вознесенского «За талант». Автор около двадцати книг стихов и прозы. Участница Варшавской Осени Поэзии в 1987 году и литературной конференции в Оборах в 2004 году.