Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 11 (25), 2006


АЙГИ НА КАРТЕ ГЕНЕРАЛЬНОЙ. Французские страницы судьбы.




Жак АНСЕ


ДЕТСТВО МИРА


Моя первая встреча с произведением Геннадия Айги, опубликованном в 1976 году в переводе Леона Робеля в памятном номере журнала Шанж: Aigui / Spicer, сравнима с ослепительной вспышкой. Это была поэзия исключительной плотности и не похожая на что либо известное нам из России. Она являлась неким видом органического синтеза трех очень разных традиций: поэтического и живописного русского авангарда ХХ века (Малевич, Хлебников), современной французской поэзии (Айги — автор антологии французской поэзии, увенчанной премией французской Академии в 1972 г.) и культуры чувашского народа, культуры его Родины. Но даже западников, привыкших к успешным революционным реформам современного искусства, его стих, пронзенный белизной, в иных моментах сосредоточенный на силлабо-тонике или растянутый на многочисленные строки, привел в немалое замешательство. Синтаксис, зачастую расчлененный, предлагал многочисленные одновременные интерпретации, выражая собой все трудности связей с этими сложными формами времен. Образы возникали из недр памяти. Пунктуация очень индивидуально приводила посредством тире и пропусков между словами к свертыванию и кристаллизации смысла, в то же время дефисы, восклицательные знаки указывали на переломы и на устремления ритма. Действительно, в этом стихе жил «ритмический разум», который нес не «поэтизирование», не предвосхищал наши мысли и чувства, он нес силы энергий времени и пространства или внешнего и внутреннего мира, которые смешивались в работе по извлечению сгущения, начиная с впечатлений и воспоминаний.
В то же время поражали в этом творчестве, в его самых больших и трудных текстах одновременная их необычайная интенсивность и обнаженность, необычайная простота некоторых миниатюр, связанных с миром природы, всегда таким новым и неожиданным. Как если бы эти стихи со всей полнотой выражали формулу Джо Буске: «Всякий поэтический опыт стремится воссоздать рождение человека на свет». Ибо о «рождении» идет речь в каждом произведении Айги. Или о том, что возвращает в само детство.
Я думаю, что если бы можно было одним словом определить его поэзию — это было бы слово «детство», которое значило бы — детство человеческого существа, детство мира, детство языка. Да, поэзия — это лепет, озарение, речь, возникающая при рождении мира. То, что она внушает нам в своей простоте и в своей прозрачности, не отвергает остранения стихотворения из последнего опубликованного сборника поэта: «Все дальше в снега»:



Без названия

И человек идет по полю
как Голос и как Дыхание
среди деревьев, как будто ожидающих
впервые свои Имена

Здесь вся сила поэтического дара Айги, она спокойная, умиротворенная в жизненных лишениях, которые каждый раз нас возвращают в это детство мира.
Эта поэзия для меня столь значима, что я не хотел бы завершать короткие воспоминания, не процитировав поэмы, написанной в 1976 году и посвященной Айги, поэмы словно ослепленной миром далекого и неизвестного поэта, открытого мною для себя. Это было ровно тридцать лет тому назад в одной из моих первых книг. Но пройдя через всю грусть памяти, этот свет продолжает мне светить и сегодня.



Айги

— сверкающее поле — белизна ветер стрелка (это есть направление) холод искрится распускается там — любовь — роза-дитя (дерево)
Villaz, 15 марта 2006

Перевод Юрия Милорава



Жак Ансе — поэт, переводчик, прозаик, эссеист. Родился в 1942 году в Лионе. Автор многочисленных книг и публикаций.