Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 12 (62), 2009


Поэты фестиваля




Санджар ЯНЫШЕВ



СТИХОТВОРЕНИЯ РАЗНЫХ ЛЕТ
Сусамбиль

Собраньем приправ я займусь не теперь —
Вот струнная смолкнет феерия,
И где-то в груди, будто сняты с петель,
Замрут молотки судоверфия.
Зачем-то ведь я до сих пор не забыл,
Как время в ноздрях раздувается,
А к небу прилипшая трель ­— Сусамбиль —
Льется и не проливается.
Бадьян, кориандр, зира… Я скажу
Чего напоследок, не смейся:
И имя мое из семейства кунжут.
Ну, господи, ну, разумеется. ­

Сон в руку. Ах, что за тоска, Цинциннат!
Вот a движенья, вот b...
Казалось бы — фук, но какая цена
Заплачена будет за это?..
Когда задыхаюсь, не прель и не дым
С холмов сусамбильскою ночью —
Лишь воздух — по капле — волос восполним,
Стекающий вдоль позвоночья.
Нишкни. Путь изломан души по местам
Телесности, источник мутен;
И форма ее — воплощенный кристалл:
Сим-сим, прямоты не имущий.



Женщина

У него рассвет, как нить.
У тебя закат, как масло. —
Говорила она мужчине.

[У него хвост спереди.
У тебя сзади. —
Так она не говорила.]

Он гений порыва.
Ты гений осады. —
Утешала она мужчину.

[У него позвоночник.
У тебя живот. —
Так она не сказала.]

У него минута.
У тебя вечность. —
Напоминала мужчине.

[У него вершина.
У тебя плато. —
Об этом она молчала.]

У него песок в ботинках.
У тебя гравий. —
Беспокоилась за мужчину.

[Он умрет в будущем.
Ты умрешь в прошлом. —
Молчала и сосала язык.]

Это меньшее, что она могла.
Это высшее, что она могла.
Верная с молодых ногтей. Верная дотла.



Цикл

каждый один
раз в жизни
теряет ключи
простужается
моет посуду
выпивает снотворное
делает аборт
мечтает о собаке
открывает крышку рояля
меняет лампочку
лежит в ванной
целует ребенка
лезет на крышу
рвет книгу
умирает
блюет
стрижется
разбивает лоб
пишет письмо
покупает рис
плачет
лишается чести
ломает ноготь
произносит молитву
нюхает кровь
заваривает чай
хотя бы раз
каждый один
при чем здесь я



* * *

Круг. Кольцо. Колесо. Яйцо. Прежде я
за чертами не знал лица:
Режь, как сыр, конский дух. Третья часть скорлупы —
щит Ахилла, клеймо листвы.
Каждый выступ-зазор Искандара стены —
по когтю генерируй льва.
И земля — это мысль, персть, пахучая взвесь,
а не Терра. Кольцо. Яйцо.

Был прозрачен, как строящийся дом. Был застенчив, как Saint-Eustache.
Умножая праздность, плодим чуму. Двойника. Колесо. Кольцо.
Что весна и осень? — лето поди отличи от иной зимы.
Лишь одна, как пропасть, пропасть растет — между жен пучина и муж.

Вот и празднуй единство. Даруй любовь. Посыпай опилками круг.
Ты один способен представить мир, не способный вместить… тебя.
Ты добился того, что любая часть больше целого. Цирк. Яйцо.
Что я верю тебе, как себе, а себе меньше, чем кому бы то ни.



Памяти большого зала

Он где-то здесь, источник вечной жизни.
Ну да, сперва в тебе, в тобой же и
Открытом опыте последней смертной жизни,
Чей хронотоп, как бритва и желе.

Но поднимись под потолок, на хоры: вот он
Амфитеатр класса «эконом».
Здесь музыки проявленные фото-
Пластины плавают в растворе звуковом.

Напетое, натрубное, насмоленное место…
Пространство переслушай крест-на-крест.
И — по струне, проворнее Гермеса,
Над лысыми приемниками — в оркестр!



Голоса (аушвиц-биркенау)

«Круг вращается, сверху мне видно все».
Аушвиц. Биркенау.
«Я слеп и я глух, но вот нос, как выключить нос?!»
Аушвиц. Биркенау.
«Люблю кладбища, здесь так хорошо дышать».
Аушвиц. Биркенау.
«Э-э… Маленькая подробность: у нее было три соска».
Аушвиц. Биркенау.
«Я из семьи лилипутов, мне повезло».
Аушвиц. Биркенау.
«Раньше бесконечность меряли песком, теперь волосами».
Аушвиц. Биркенау.
«Зеленый — цвет кожи, красный — травы».
Аушвиц. Биркенау.
«Природа простит и это, простит и тебя».
Аушвиц. Биркенау.
«Мысль враждебна и лжива — чувства честны».
Аушвиц. Биркенау.
«А я ничего не чувствую, позвольте тут переночевать».
Аушвиц. Биркенау.
«Рядом прокат велосипедов, пешком тяжело…»
Аушвиц. Биркенау.
«Смотри-ка: лисы! Вон, вон побежал!»
Аушвиц. Биркенау.
«Чем они тут питаются, птичьим молоком?»
Аушвиц. Биркенау.
«После смерти душа вселяется в нас».
Аушвиц. Биркенау.
«Свобода — зачем? Мы едем в Семикаракоры!»
Аушвиц. Биркенау.
«Растет моя вера, жалость сходит на нет».
Аушвиц. Биркенау.
«Об этом невозможно больше говорить».

28.05.2008
Аушвиц-Биркенау



Санджар Янышев — поэт. Родился в Ташкенте. Окончил факультет русской филологии Ташкентского университета. С 1995 г. живет в Москве. Печатался в журналах «Звезда Востока», «Октябрь», «Знамя», «Арион», «Новая Юность». Поощрительная молодежная стипендия Премии «Триумф» (2001).