Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 12 (122), 2014


Литобоз


Ведущий — Владимир Коркунов
 
В «Зинзивере» № 11/2014 — стихи поэтов из Санкт-Петербурга.
 
Одинокость, перетекающая в бесприютность

Юлия Крылова личным одиночеством передает потерянность и бесприютность поколения, вынужденного взрослеть в 1990-е: «Квартиру заполняет пустота <…> меняя смертью в комнате своей/ лишь общее количество предметов».



Конструкт своего мира

Ольга Туркина в каждом тексте формирует обособленное, но самодостаточное пространство, в котором намечены (пунктир мысли, поскольку дотошное описание мира — пусть даже уход в надмирное пространство, ноосферу — к искусству вряд ли имеет отношение, поскольку последнее всегда со-творчество) и психология отношений, и образно-словесные ряды (в развернутых произведениях); ощущается внятная эстетическая задача — игра в искусство, которая периодически выходит за рамки словесных или каких иных игр и становится подлинным. Процитирую самое короткое стихотворение подборки:

Пришел новый человек
Приложил ухо к моему сердцу
и вместо стука услышал дикий вопль
Твоего имени

Казалось бы, все ясно. Но историю протагониста — подтекстом — каждый может сконструировать свою. Это в поэзии Ольги Туркиной самое ценное.



Вишенки на торте

Алексей Ахматов продолжает исследование и развитие традиционной формы стихосложения. Это путь неблагодарный и сложный — новые слова и формы априори выглядят свежее. Тем ценнее маленькие открытия, вишенки на силлабо-тоническим торте, которые еще не один год будут создавать упорные и трудолюбивые старатели пера. В числе них и Алексей Ахматов. Вот одно из его характерных стихотворений, представляющее психологически обыденную, но выраженную поэтически ситуацию:

Как ты удивилась, когда я взлетел
На несколько метров усилием воли.
Я видел, как лоб твой упрямый вспотел
И пальцы в смятении сжались до боли.

И я удивился такой слепоте:
Мной не заинтересоваться, покуда
Я не развлеку тебя по простоте
Смешной демонстрацией глупого чуда.