Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Отклики




АиФ-Тбилиси, № 31 (463) от 3 августа 2011 г. (Владимир САРИШВИЛИ)

АиФ-Тбилиси, № 31 (463) от 3 августа 2011 г.


Познаем мир, познаем себя



АиФ-Тбилиси, № 31 (463) от 3 августа 2011 г.

Познаем мир, познаем себя

«Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». Этот пушкинский императив с блеском воплощает в жизнь поэт, издатель, журналист и, наконец, литератор, успешный во всех отношениях, Евгений Степанов. Мы беседуем с российским гостем V Международного русско-грузинского поэтического фестиваля на Батумском бульваре, после доставившего обоим спортивное удовольствие длительного поединка в настольный теннис.

— Евгений, оглядываясь назад, порою с горечью вопрошаю сам себя — а правильно ли сделал, поверив, что деньги — грязь и мерзость мира сего… Надо ли было формировать душу только в плоскости сочувствия к несчастному «маленькому человеку» — пушкинскому станционному смотрителю, гоголевскому Акакию Акакиевичу, Мармеладову Достоевского… Или параллельно с этими светлыми для души христианскими чувствами неплохо было бы воспитывать в себе психологию победителя… Не на «щуку емелину» надеясь, а, подобно героям «Песни о нибелунгах», завоевывать собственное счастье… Чему учусь сейчас, с изрядным опозданием…

— Да, был в нашей стратегии государственной идеологии преступный перекос, нас воспитывали как цирковых медведей — дирекция, мол, сама позаботится о корме, тепле и гастролях. А когда «цирк», то бишь СССР, развалился, выяснилось, что к жизни в лесу, то бишь, самостоятельному принятию решений, готово лишь абсолютное меньшинство. Я же, признаюсь, с младых ногтей понял, что, только витая в облаках, ничего не добьешься. Поэтому, памятуя о приведенном тобой пушкинском императиве, я взял на вооружение и другой императив — действовать, покупать, когда все продают, и мириться, когда все ссорятся. И, работая в этом ключе, основал и возглавил холдинговую компанию «Вест-Консалтинг».

— На издательском рынке вы уже восемь лет…

— Да, с 2003 года. И за эти годы наш медиа-издательский холдинг добился широкой известности как в России, так и за рубежом. «Вест-Консалтинг» издает литературно-художественные журналы «Крещатик», «Футурум АРТ», «Дети Ра», «Зинзивер», «Другие», альманах «Илья», интернет-журнал «Персона ПЛЮС», газеты «Литературные известия», «Поэтоград», «Есенинский бульвар» (на болгарском языке). Совместно с издательским домом «Знание — сила» мы издаем также альманах «Знание — сила. Фантастика».

— И как же у вас ведется работа с авторами?

— Мы выпускаем книги (более 150 наименований в год), оказываем массу других типографских, консалтинговых и рекламных услуг — от издания книги до ее продвижения на книжном рынке. А все, что нужно сделать автору поначалу, — это прислать рукопись в издательство. Наши эксперты дадут ей оценку. Если рукопись соответствует законам рынка, мы издадим ее за счет издательства и сделаем известной, разместим для продажи в книжных магазинах. Если книга не коммерческая, мы предложим издать ее за счет автора или его спонсоров и обязательно обеспечим рекламу, и обязательно разместим в книжных магазинах, так что всегда возможны варианты!

— Давай раскроем читателю карты и продолжим обсуждение идеи возрождения одного из известнейших в советские времена альманахов «Дом под чинарами», так сказать, «в онлайн-режиме». Начнем с того, что юридические права на его реанимацию и выход в свет переданы Союзом писателей Грузии возглавляемой мною ассоциации русскоязычных писателей и деятелей культуры «Новый современник»…

— Ну что ж, в онлайн, так в онлайн. Но позволь и мне начать с небольшого вступления. Мой принцип сотрудничества прост: делать то, что предлагаю, и предлагать то, что могу сделать. Я считаю, что на данном историческом отрезке мы, литераторы, деятели искусства, вынуждены взять на себя функции, которые обязано выполнять государство. Сейчас, как никогда, важны интеллектуально-творческие контакты, народная дипломатия. Политики довели ситуацию до уровня полномасштабной холодной войны, и хуже может быть только открытая война. Поэтому на своем «участке» этого «фронта спасения» мы должны выступить ни больше, ни меньше — в роли государства, и не как аппарата насилия, а как защитника интересов личности. В первую очередь творческой личности. А государствообразующие объединения — это Международный культурно-просветительский союз «Русский клуб», это Международная федерация русскоязычных писателей, во главе с их президентами Николаем Свентицким и Олегом Воловиком, и подобные им организации, ориентированные на центростремительную энергию.

Я буду рад взять на себя значительную часть финансирования возрожденного «Дома под чинарами», более того, взять на себя и пиар-кампанию, и распространение. Не говоря уже о творческой стороне дела. Привлечем к этому делу и лучших российских авторов. Но я должен видеть встречный интерес. Бизнес — не улица с односторонним движением. Даже если это бизнес, преследующий такую благородную цель, как возрождение столь любимой и популярной трибуны для русскоязычных литераторов Грузии и других республик бывшего СССР, как альманах «Дом под чинарами».

— Я буду стараться изыскать часть средств для участия в этом проекте как лицо, заинтересованное во всех отношениях, и надеюсь, что судьба одаренных литераторов, пишущих по-русски, не всем в Грузии безразлична.

— Полагаю, что накопленный мною опыт принесет обоюдную пользу.

— Евгений, возвращаясь к теме «государствообразующих объединений»… Не является ли созданный тобой «Союз писателей XXI века» одним из этого ряда?

— Спасибо за этот вопрос, потому что тема мне близка и дорога, и не только как избранному президенту нового писательского союза. Мы создали общественную организацию, призванную объединить современных писателей из разных стран, наладить переводческие контакты, содействовать членам Союза в публикациях и продвижении на книжном рынке. И, как я пишу в своем обращении, основная причина его создания заключается в том, что современный литератор не имеет в должной мере средств для самореализации. У него нет возможности широко печататься. Как раз такую возможность членство в «СП-XXI» предоставляет — к услугам писателей, принятых в наши ряды, — как уже перечисленные издания «Вест-Консалтинг», так и другие журналы и газеты — наши партнеры. Но «Союз писателей XXI века» — не дом призрения для всех, считающих себя литераторами, достойными читательского внимания. Членов нашего Союза не будет много. Мы хотим создать общественную организацию лучших писателей России и зарубежных стран и заниматься их продвижением на литературном рынке.

Хочу передать через тебя — мы будем рады видеть в наших рядах членов других творческих организаций, в том числе и из Грузии — Устав это разрешает. Правила приема предельно просты — не нужно никаких рекомендаций. Лучшая рекомендация — хорошие стихи, проза или литературоведческая статья, которые можно прислать на мою электронную почту — stepanovev@mail.ru. Официальный сайт «СП-XXI»: www.writer21.ru. А рассматривать заявки кандидатов будет творческий совет, в состав которого входят такие авторитетные в мире современной литературы личности, как Вероника Долина, Кирилл Ковальджи, Максим Амелин и другие признанные мастера.

— Евгений, а кем быть приятнее — писателем или бизнесменом, организатором?

— Быть писателем — это счастье. Ничего бы больше не делал. Творчество — это единственный в мире безвредный наркотик. И он доступен почти всем — и талантам, и бездарям. Если бы за мной не стоял большой коллектив, я бы только предавался графоманским упражнениям. Это действительно кайф, потому что, сочиняя, мы познаем мир, познаем себя. Увлекательное занятие. Но жизнь устроена отвратительно — заставляет работать и зарабатывать. Впрочем, бизнес — это, конечно, тоже творчество. Можно даже сказать, что писатель и бизнесмен почти ничем не отличаются друг от друга…

— Что ты имеешь в виду?

— Писатель отвечает за свое слово. И бизнесмен отвечает за свое слово. Как видишь, разницы нет.

— Сейчас все говорят о возрождении интереса к поэзии. Так ли это в России и европейских странах, которые ты постоянно посещаешь?

— Действительно, сейчас расцвет поэзии. И силлаботонической, и комбинаторной, и визуальной. Но опять-таки нет института пропаганды поэзии, в России нет ни одного государственного журнала поэзии, нет института критики, который бы честно давал оценку происходящему в литературном процессе.

— Как отражается коммерция на литературе в России?

— Отражается, да еще и как! Пришел диктат коммерции. Когда спрос на книгу диктует не качество произведения, а имя. Раскрутка имени. PR теперь более значим, чем сам текст. Крупнейшие мировые издательства определяют политику, а маленькие издательства постепенно закрываются. Если ты зайдешь в крупные магазины в Москве, то увидишь там очень мало поэтических сборников небольших издательств. В основном это раскрученные имена популярных поэтов-песенников, либо — в лучшем случае! — классика! А где талантливая молодежь?

— В чем выражается сегодня прогрессивный характер литературы?

— Прогрессивный характер литературы заключается в том, чтобы не подстраиваться под рынок. Очень важно быть самим собой и не ждать от занятия литературой коврижек.

— Что общего и различного в сегодняшнем литературном процессе в России и литературном процессе, который был 25 лет назад.

— Двадцать пять лет назад был диктат идеологического рынка. Сейчас диктат коммерции. То есть, по сути, ничего не изменилось. НИЧЕГО! Если раньше писатели моей страны должны были писать про верность идеалам марксизма-ленинизма и родной коммунистической партии, то сейчас писатели пишут о бандитах и проститутках… Спрос диктует предложение. Истинная литература появляется в о п р е к и общим тенденциям. Настоящий писатель всегда идет наперекор эпохе.

— Какой литературе ты отдаешь предпочтение?

— С юных лет я верен поэзии. Люблю Пушкина, поэтов Серебряного века, Давида Бурлюка, Георгия Иванова.

— Как, на твой взгляд, будет развиваться поэзия?

— Будут развиваться разные направления. И барочно-витиеватый классицизм в духе Бродского, и гигантский минимализм Всеволода Некрасова, и крик подсознания (Алексей Крученых)… Поэзия в России станет синтетическим (от слова синтез, а не синтетика!) искусством — сольется с театром и живописью, музыкой и кино… Поэзия войдет во все сферы жизни. И рифма кровь — любовь, конечно, останется.

— В разговоре о делах литературных мы как-то подзабыли о твоем творчестве как таковом. Читал намедни твою книгу стихотворений «Портрет» и нашел целую россыпь изящных и глубоких, зачастую ироничных и самоироничных образов, близких и созвучных мне по духу. Как то: «…а баба — это электричка. Одна ушла — дождись другой». Или «жизнь — тетрадь школяра — перелистываю»… И еще, с «гонговой» эвфонией «Я был — как бес — богат вполне, я был — как бомж — на самом дне». О твоих стихах много написано. Думаю, необходимо будет, говоря о твоей поэзии в рамках газетной статьи, привести слова Татьяны Бек: «Стихи Евгения Степанова ясны, как документальная проза, таинственны, как добрый крик обиженной души, публицистичны и вместе с тем суггестивны. У него в одном стихотворении могут естественно соседствовать… «славянская душа» и «прищур азиатский», ирония и пафос, жаргон и архаика»…

А поэт и критик, кстати говоря, он родом из Тбилиси, Юрий Милорава написал, что тебя можно считать первым русским поэтом-сюрреалистом, удивляющим читателя «тем недюжинным уровнем истинно лирической искренности и непосредственности, который стал в наши дни подлинным раритетом». И все же хочется узнать из «первоисточника» — что же такое поэзия, по мнению Евгения Степанова?

— Вот, пожалуйста, полуэкспромт. Здесь, в Грузии, написанный «с пылу, с жару»:

Поэзия

Журналистка из Америки спросила меня
А что такое поэзия
Я не стал отвечать
Я думаю она бы не поняла меня
Поэзия это моя мама
Никогда ни на что не жалующаяся
Поэзия это картины Модильяни
«Темные аллеи» Бунина
Второй концерт Рахманинова
Ближний бой Майка Тайсона
Панда забирающаяся на дерево
Касатки выныривающие из океана
Поэзия это вечер в Быково
С той невероятной двадцатилетней чаровницей
Которая потом чуть не погубила меня
Это подросток уступающий место в метро старушке
Это «поехали» Юрия Алексеевича Гагарина
А что же тогда печатают журналы поэзии
На этот вопрос ответит время
Только время
А я пока помолчу


Владимир САРИШВИЛИ