Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Отклики




Газета «Экспресс-газета» от 11 октября 2006 года

Газета "Экспресс-газета" от 11 октября 2006 года



За мародерство Жукова чуть не отдали под трибунал?

   АНАТОЛИЙ БЕЗУГЛОВ: весна 1945-го и лето 2005-го

В издательстве "Вест-Консалтинг" подготовлен к печати очередной бестселлер Анатолия БЕЗУГЛОВА. Это вторая часть его автобиографического романа "Я хотел убить Сталина". С выходом ее в свет можно ждать не только оглушительного успеха, но и большого скандала. Ведь здесь, как и в прежней работе, впервые приводятся поистине сенсационные и нелицеприятные сведения о великих деятелях нашей эпохи. Видимо, не случайно в аннотации написано, что вся ответственность за изложенную в книге информацию лежит на авторе.

Одним из первых читателей романа стал наш специальный корреспондент.

Руслан ИГНАТЬЕВ


Факты для романа Анатолий Безуглов взял из личного опыта, а также секретных архивов ЦК КПСС, Института марксизма-ленинизма и закрытого отдела знаменитого хранилища кинофотодокументов в Красногорске. А допуск туда он получил лично от председателя КГБ СССР. И вот почему. В свое время Безуглова попросили снять для телевидения одну из 50 серий фильма "Летопись полувека". (То был своеобразный подарок к юбилею Советской власти, за него творческая группа получила Ленинскую премию. Кстати, лауреатом тогда стал и Борис Добродеев — отец нынешнего руководителя ВГТРК Олега Добродеева. — Р.И.). Безуглову поручили делать фильм о1953-м — годе смерти вождя. Тот вариант так и не вышел на экран. Но материалы, с которыми столкнулся автор во время подготовки картины, стали для него откровением. И вот спустя почти четыре десятилетия он решил их обнародовать. Форма подачи документов необычна: тут и прямое цитирование стенограмм, других документов, их пересказ и раскрытие их содержания в виде беседы со Сталиным. Вот некоторые выдержки из этой книги.



Ленин хотел расстрелять Сталина

Иосиф Виссарионович считал Ленина ужасным типом. Он, со слов Сталина, отзывался о своих коллегах в основном таким образом:

   ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ: признался, что застрелил супругу Надю (на руках Надежды маленький Василий Сталин)

— Все соратники негодяи и говно, вся интеллигенция — говно. Все болваны и подлецы. Никому верить нельзя. Вообще, Ильич был очень жестоким человеком. Можно сказать, он был гением жестокости. Согнать всех подозрительных вместе с женами и детьми в концлагеря… Расстрелять и повесить всех богатых и попов… Потравить газами всех тамбовских крестьян… Помню, когда я стал возражать против высылки всех ученых за границу, так Ильич меня самого чуть не расстрелял.

С Крупской у Сталина отношения складывались сложно. Он терпеть ее не мог и называл обезьяной:

— Эта макака с самого начала нашего знакомства меня возненавидела и всегда натравливала на меня своего муженька. Он хоть и был гением, но макака держала его под каблуком. Так вот, все началось с переезда правительства в Москву. Я не советовал им селиться в Горках. Разве ж мы для этого делали революцию? Но этой макаке обязательно нужен был барский дворец. В простом доме и даже в Кремле она жить никак не могла. Хотя жизнь в Горках, помимо расходов на колоссальную охрану и разную челядь, стоила государству бешеных денег.

А когда Ильича разбил инсульт, и он потерял дар речи, эта обезьяна обвинила меня в том, что я советовал ей дать Ильичу яд…



Сталин сам убил свою жену

Однажды Сталин собрал Политбюро в кремлевских палатах. Сам уселся на царский трон, а остальных заставил плясать "Барыню". Внезапно музыка оборвалась, и танцоры застыли в смешных позах.

— Ну что? Повеселились? — произнес Сталин тоном, не предвещающим ничего хорошего. — А теперь я хочу сообщить вам одну приятную для вас новость… Я решил покинуть пост первого секретаря партии и уйти на пенсию. Мое здоровье пошатнулось.

Не успел он закончить фразу, как под сводами палаты раздались вопли:

— Не отпустим!

— Не уходи!

— Не покидай нас!

Люди в черных колпаках упали на пол и, обгоняя друг друга, поползли к сталинскому трону.


В этом позорном спектакле участвовали Молотов, Косыгин, Громыко, Каганович, Хрущев. Судя по документам, над Никитой Сергеевичем Сталин частенько издевался и унижал его.

— Эта сволочь Никита валялся у меня в ногах. Умолял пощадить своего сынка — изменника и ворюгу.

   НИКИТА ХРУЩЕВ: развлекал сначала товарища Сталина, а затем весь советский народ

А когда Сталин умер, именно Хрущев, а не Берия сказал знаменитую фразу: "Собаке собачья смерть".

В книге Безуглова совсем по-другому выглядит и история гибели жены Сталина Надежды Аллилуевой:

— В тот вечер Надя призналась мне (Сталину. — Р. И.), что она подружилась с Анькой, женой Бухарчика. Что она у них часто бывает. И что Николай просит ее уговорить меня примкнуть к его группе. А там были Зиновьев с Каменевым. Рыков с иудой Радеком. И все те, кто меня ненавидел. Надя стала уговаривать меня объединиться с ними. А когда я наотрез отказался, она бросила мне страшное оскорбление. Прямо в лицо сказала: "Ты не хочешь быть с умными людьми потому, что ты был и остаешься грузинским варваром". И тут мой разум помутился. Я даже не помню, как выстрелил.



Жуков унижался и просил прощения

Совершенно не в хрестоматийном свете выглядит в книге прославленный маршал, четырежды Герой Советского Союза Георгий Жуков.

Словами Сталина Безуглов описывает "подвиги" маршала в мирное время.

   ЛЕГЕНДАРНЫЙ МАРШАЛ: был у Сталина не в чести

— А что этот унтер Пришибеев, возомнивший себя единственным автором всех побед, вытворял после войны?.. Гнал эшелонами награбленное во всех странах Европы… Забил все свои дачи барахлом… Только на одной даче его фронтовой поблядушки нашли уйму дорогих картин, чемодан брильянтов, сотни сервизов и всяких других ценностей… Спутался с мародерами Руслановой и этим генералом… забыл его фамилию… Кажется, Крючков или Крюков… Одна эта парочка награбила столько, что пришлось машинами вывозить… Лаврентий составил отчет… Уговаривал меня тут же отдать Жукова под трибунал… А мне опять жалко стало… Вместо трибунала я вызвал его на Политбюро… Кажется, это 10 февраля сорок восьмого года было… Все требовали разжаловать и осудить мародера… Он унижался, просил прощения…

Ранее, еще во время войны, Сталин, по утверждению автора, после очередного доклада Жукова хотел сорвать с него маршальские звезды и тут же в кабинете пристрелить.



Никита Михалков одевался как бомж

Скажем, академик Сахаров предлагал Сталину свою водородную бомбочку заделать в торпеду и взорвать ее у берегов Америки. Ученый гарантировал такую волну, что от Штатов, мол, одно мокрое место останется.

В книге упоминаются и другие громкие имена. Анатолий Безуглов рассказывает, как жену садиста Ежова — Евгению — вытаскивали то из постели Исаака Бабеля, то из номера Михаила Шолохова. Кстати, у классика ему удалось побывать в гостях.

   НИКИТА МИХАЛКОВ: по словам Безуглова, режиссер раньше ходил в дырявых ботинках

— Пили много. А говорил только он, запивая каждую фразу водкой. И чем больше Шолохов пил, тем бессвязнее и злее становилась его речь, тем сильнее разгорался в его рысьих глазах какой-то недобрый огонек. И сколько я ни вслушивался в речь своего кумира, сколько ни пытался уловить хотя бы одну гениальную или хотя бы интересную мысль… Все было напрасно. С той встречи я вынес твердое убеждение, что величайший роман XX века "Тихий Дон" написал кто-то другой.

Стычка с Твардовским и споры с Юлианом Семеновым, попойки со своим дядей легендарным маршалом Семеном Буденным и драка с всесильным зятем Хрущева главным редактором "Известий" Аджубеем, дружба с Сергеем Бондарчуком и "игры" с гендиректором "Мосфильма" Николаем Сизовым — все это Анатолий Безуглов. Ему приходилось сталкиваться с гениальными режиссерами Григорием Александровым, Андреем Тарковским, Василием Шукшиным. Запомнилось автору и "свидание" с современным классиком, которое состоялось у главного реактора киностудии Валерия Карена.

— В кабинет без стука ворвался какой-то молодой человек, весь обшарпанный, небритый, в заплатанных джинсах и каких-то немыслимо изорванных ботинках с оторванной подошвой, прикрученной к ботинку алюминиевой проволокой. И прямо с порога, не сказав обычное "здрасьте", заорал: "Ты скажи, Валя, когда же у нас кончится это бляд…во? Когда этот мудак (зам. гендиректора "Мосфильма". — Р.И.) перестанет нас мучить?!"

Этим матерщинником оказался Никита Михалков.



ОТ РЕДАКЦИИ

Некоторые факты, приведенные автором в своей книге, вызывают, мягко говоря, оторопь. В частности, монолог Сталина о Георгии Жукове. Анатолий Безуглов, безусловно, имеет право на собственную трактовку образа легендарного маршала Жукова. Но мы, со своей стороны, также имеем право не во всем соглашаться с писателем. Особенно, учитывая едва скрытую неприязнь генералиссимуса к победоносному полководцу. Сталина очень злила всенародная любовь к маршалу, разгромившему фашистов под Москвой и взявшему Берлин. Во время войны была очень популярна поговорка: "Где конь (маршал Конев) не перепрыгнет — там жук (маршал Жуков) перелетит!" Неудивительно, что Сталин поливал героя грязью при каждом удобном случае.

Только факт

"Русский ПЕН-центр" выдвинул Анатолия Безуглова на соискание Нобелевской премии 2007 года.

— Эта исключительно честная, высоко талантливая, пронизанная гуманизмом исповедь, — говорит член ассоциации писателей Виктор Самарин.


Их первых уст

— Помню, как народ начал сочинять анекдоты про двоих в Мавзолее, — рассказывает Анатолий Безуглов. — Власти не знали, что делать. Дошло до полного маразма. Знакомясь со стенограммами съездов, я наткнулся на забавную историю. На одном из таких форумов старейшая соратница основателя партии большевиков с трибуны произнесла дрожавшим от старости голосом вот такие слова:

— Сегодня ночью мне явился Владимир Ильич. Он сказал: "Я не хочу лежать рядом с Иосифом Виссарионовичем и прошу съезд вынести его из Мавзолея..."

— И Сталина вынесли. Под покровом ночи и в строжайшей тайне тело замуровали в бетон возле Кремлевской стены.

И каждую ночь проверяли.



Из первых уст

— У меня уже был диплом юриста, но попасть в Московскую коллегию адвокатов мне никак не удавалось, — улыбается Безуглов. — Там у них — своя мафия. Нужны были рекомендации. Когда я посещал своего дядю, маршала Буденного, то видел, как он разговаривает по телефону с чиновниками. Мне пришла отличная мысль. Позвонив в приемную замминистра юстиции, я голосом маршала попросил меня соединить с чиновником, а затем сказал:

— Тут моему племяшу адвокатом захотелось стать.

— А он окончил что-нибудь в смысле юридического образования? — замешкавшись, робко произнес голос.

— Ну как же, МГУ окончил, на круглые "пятерки".

— Ну тогда никаких проблем, товарищ Маршал Советского Союза, — страшно обрадовался замминистра. — Пусть зайдет ко мне, я все сделаю.

Так я стал адвокатом.



Справка

* Анатолий БЕЗУГЛОВ — фронтовик, писатель, сценарист, родился в 1925 году.
* Доктор юрид. наук, профессор.
* Автор популярных детективов "Записок прокурора", "Конец Хитрова рынка" и др..