Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Отклики




Газета «Советская Чувашия», 9 октября 2004 г.

Газета «Советская Чувашия»,
9 октября 2004 года.

В эти дни республика празднует 70-летие со дня рождения народного поэта Чувашии, человека с мировым именем Геннадия Айги. Сегодня в Чувашском государственном музее состоится торжественный вечер, посвященный юбиляру. В нем примут участие литераторы из Москвы, Санкт-Петербурга, Татарстана, сын Геннадия Айги Алексей, супруга поэта Галина Борисовна Куборская-Айги. Ожидается приезд искусствоведа Андерсен Треольс из Дании, музыканта Ивана Соколова из Германии, редактора журналов «Футурум АРТ» и «Дети РА» Евгения Степанова. В воскресенье гости побывают на родине поэта — в деревне Шаймурзино Батыревского района.

Геннадия Айги я знаю давно. В скромном, добром и рассудительном отроке уже тогда, в пору его юности, жила пламенная любовь к родной литературе. В 1951 году известный писатель, кандидат в депутаты Верховного Совета республики Леонид Агаков и Николай Евстафьев отправились в село Первомайское Батыревского района. Первым их встретил молодой поэт Геннадий Айги. На встречу с писателями юноша приехал из родной деревни Шаймурзино на лыжах.
Уже в ранних стихах Айги чувствовалась поэтическая душа. Тернистым был его творческий путь. Выпускник Батыревского педагогического училища в 1953 году поступил в Литературный институт имени М. Горького, после которого остался работать в Москве, в государственном музее Владимира Маяковского. Меня немного огорчило то, что подающий большие надежды поэт не вернулся в родную Чувашию. Конечно, это его личное дело. Может, он был и прав. За годы работы в столице Айги вырос до поэта европейского уровня. И он не был оторван от родной литературы. Благодаря ему чувашская поэзия зазвучала на всю Европу. А мы, в свою очередь, французских, польских, венгерских поэтов начали читать на чувашском языке.
С Айги я встречался много раз. Он никогда не рассказывал о тех, кто (возможно, из зависти) хотел ему навредить. В 1990 году в мои руки попал один из номеров журнала «Огонек». Там я наткнулся на такой заголовок: «Литературный институт имени Горького. Стенограмма заседания комитета комсомола. 12 марта 1958 г.» Из материала узнал, что поэта Геннадия Лисина хотели исключить из комсомола якобы за вредные стихи. Но нашлись на собрании защитники. Особенно запомнились слова руководителя институтского семинара поэзии поэта Михаила Светлова:
— Как можно ребенку запретить болеть корью? Почему вы приводили только выборочные стихи? Дайте стихотворения «Руки», «Отец». Вы не думайте, что я его покину. Нет. Я за ним буду следить. Так в любом творческом вузе — всегда меньший процент талантливых…
Неверно, что у него ничего нет о Чувашии, он умеет видеть. Даже под этим слоем наносного бьется живой родник. Как можно его погасить? Я напишу расписку, что полностью за него ручаюсь…
Запомнились мне слова и самого Айги, сказанные на том заседании: «Я знаю, что искусство — для народа, искусство всегда человечно, служит чистоте, иначе я не писал бы стихов. Я не позволю себе отступать в поэзии от чистоты и красоты».
Да, были сложные периоды в его биографии, но он не опускал руки. Геннадий Николаевич не только любит чувашскую поэзию, он как может пропагандирует наших литераторов. Помню, в 1988 году он вместе с французским поэтом Леоном Робелем и его супругой Симоной Сенте-Мишель посетил могилу Василия Митты. Горсть земли с могилы чувашского поэта Леон Робель взял с собой, чтобы во Франции положить ее на могилу Бодлера. Впоследствии Айги в газете «Литературная Россия» за 25 ноября 1988 года напишет: «Насколько серьезен и глубок интерес к нашей литературе среди французской общественности, я понял, когда узнал, что, вернувшись домой, Леон Робель не только сдержал свое обещание — возложить землю с могилы Васьлея Митты на могилу Бодлера, но и смог придать этой церемонии характер ритуала международного значения. В день возложения на кладбище пришли пятнадцать видных литераторов, среди которых были такие выдающиеся писатели, как Жак Рубо, Поль Луи Росси, Пьер Лартинг, японская поэтесса Комико. О времени и месте церемонии сообщила специально выпущенная афиша. Были на кладбище Монпарнас и представители Сорбонны, журналисты из французских литературных изданий. Стихи Митты прозвучали на чувашском, русском, французском, японском языках».
Что я еще могу сказать о юбиляре — народном поэте Чувашии, лауреате Государственной премии республики им. К. Иванова, премий Французской Академии, Южного Тироля, им. Ф. Петрарки, им. Б. Пастернака? С 1949 года — момента опубликования первого стихотворения Айги до наших дней — увидели свет десятки сборников его стихов на чувашском, русском, словацком, чешском, польском, французском, немецком, шведском, венгерском и многих других языках. Как тут не согласиться с Президентом Чувашии Н. Федоровым, который сказал, что творчество Айги стало притягательным для истинных ценителей литературы во всем мире.

Васьлей ДАВЫДОВ-АНАТРИ,
народный поэт Чувашии