Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Отклики




Газета «Земское обозрение», 20 ноября 2004

Газета «Земское обозрение» (Саратов), 20 ноября 2004 г.

Равнодушием отчей земли не обидел…

«Дети РА».
С Андреем Руфановым нас столкнули будничные обстоятельства. В редакцию принесли открытое письмо, которое подписали несколько десятков предпринимателей и руководителей общественных организаций. Крупный чиновник, пользуясь своей безнаказанностью, пытался разрушить здание, абсолютно не учитывая интересов коллективов фирм и общественных организаций, которые вдруг стали мешать. Андрею советовали:
— Не ввязывайся в это дело. Возникнут лишние проблемы.
Он ответил:
— Есть судебное решение, защищающее нас. Мы все делаем по закону…
В таких ситуациях люди проверяются. Жизнь не требует «взбираться на баррикады». Просто, за тобой право выбора: равнодушно промолчать (сделать вид, что ничего не случилось) или возвысить свой голос. Такой выбор в критических ситуациях дорогого стоит. Эти обстоятельства нас познакомили.
— Пусть каждый хоть чем-то поможет любимому городу, — считает Андрей, — и воздух станет чище.
Дальние поездки это часть его жизни. На снимках мелькают города Испании, Канады, Вьетнама. Везде друзья, хорошие знакомые, но неизменно в конце пути тянет к родному «саратовскому причалу». О том, чтобы уехать навсегда, речи нет.
— Я оптимист, — говорит он, — хотя вижу, что и сейчас продолжают уезжать. Часто эти люди убегают от самих себя. Но они еще вернутся. Знаешь, как притягательна наша малая родина. Мы с друзьями ей даже название свое придумали Саратов — Пылевоград — Саратовбург…
Очень важно, как он считает, обустроить жизнь здесь. Нужен город порядка и чистоты. Не надо изобретать что-то особое. Он тут же цитирует Андрея Вознесенского:

Чем больше себя отрываешь, Тем больше себя остается…
Можно много говорить о том, что город надо подметать и чистить. Но кто о душе позаботится. В новом поэтическом сборнике «Безенье» Руфанов говорит:
Мир колбасит. В одночасье
Можно потерять надежду.
Можно, правда, встретить счастье,
Или счастье неизбежно…

Приходите и не бойтесь,
Говорите и живите,
Ни о чем не беспокойтесь,
Но, пожалуйста, любите.
Бывает, вся жизнь человека проходит в красивых мечтах. Вопрос, а что ты конкретно сделал, провисает в воздухе. Андрей способствует изданию книг молодых авторов, только пробующих свой голос. Не забывает старых, рано ушедших, друзей. Их сейчас нет, но поэтический голос, благодаря новым сборникам стихов, снова слышен. Помогает Андрей и даровитым художникам, организует выставки талантливых работ.
Последнее детище, которое он помогал создавать, датировано 2004 годом. Это международный литературно-художественный журнал «Дети РА». Вместе с Евгением Степановым и Эллой Бурдавицыной они выпустили на общероссийскую и международную орбиту целое созвездие имен саратовских авторов.
Почему «Дети РА». А вы знаете, что по древнеегипетски Волга называется РА. Первый номер составлен преимущественно из авторов живущих в Саратове. Но в составе редколлегии литературные мэтры из Москвы, Санкт-Петербурга, других регионов России. Представлены эмигранты из Америки, Германии. Совсем недавно вышел второй сборник. Под одной обложкой объединены литераторы из Санкт-Петербурга. На очереди русские авторы из Нью-Йорка. Потом будет представлено творчество эмигрантов из Германии. Главное — есть почин. Для Андрея крайне важно не засветиться, не обозначиться, а оставить след на Земле, легкий, как росчерк пера…
В России, как в рулетке, «чет-нечет».
У обывателя сложилось твердое убеждение: богатые наживаются на чьей-то бедности. Ловлю себя на мысли, что иметь высокие нравственные принципы для имущих — не просто роскошь, но и угроза процессу накопления. Сами правила игры диктуют: будешь думать о нравственных ценностях «зацикливаться» на них – проиграешь.
Может, так оно и было на протяжении столетий. Но постепенно в недрах России (в том числе и в Саратове) формируется новый тип личности. Для него характерен мучительный поиск нравственных основ сегодняшнего бытия, где правила игры нередко диктует мегаполис, где природа человеческой личности, окружающая среда в равной мере становятся предметом спекуляций и духовной эксплуатации.
Чтобы выжить и сохранить свой нравственный потенциал надо приспособиться к среде и в то же время не стать усвояемым ею продуктом. У Руфанова постоянно идет творческое осмысление своего пути. В его языковой поэтической палитре краски города и природы необыкновенным способом смешиваются. Его любовь становится сиюминутным состоянием, передать которое, дано не каждому. И самое главное, Андрей не берет на себя роль учителя. Он не мессия, и не автор новой духовной школы, которая, прежде всего, должна прославить своего создателя.
Когда я задумываюсь о внутреннем потенциале этой личности, то вспоминаю, как он самозабвенно в самую плохую погоду гоняет по полю футбольный мяч. И до сих пор не знаю точно, что для него важнее: забитый гол или ощущение игры, чувства, что ты в команде и можешь на равных встретиться с соперником. Нельзя по жизни терять спортивный азарт. Меньше всего хотелось бы «учить жить», но согласно жизненным правилам игры физическое здоровье и духовное не просто рядышком. Их, как единоутробных братьев, нельзя отрывать друг от друга.
Один крупный чиновник с гордостью рассказывал мне, как каждое утро купается в Волге, заплывая чуть не до середины реки. Потом – стакан холодной колодезной воды. И лишь ближе к 12 следует плотный обед. Все это, конечно, здорово. Но забота о физическом здоровье никак не сопровождалась нравственным поиском. Возможно, он себя не отягощал им, полагая, что на его должности руководителя районного масштаба это занятие пустое и хлопотное. Попался на взятке ( даже совсем не крупной). Получил срок. А может ему был дан еще шанс – время для размышлений о духовном, чтобы он хоть не надолго отвлекся от канцелярской суеты и посмотрел на мир другими глазами.
Человек – пульсирующая Вселенная.
Человек – это Вселенная, расширяющаяся и сужающаяся, то есть, пульсирующая. Идеальная модель – сердце. Оно задает ритм, пульс жизни: брать – отдавать, отдавать – брать. Нарушил – расплачиваешься по закону кармы проблемами здоровья, неустроенностью быта, потерями в кругу близких. Не забывай отдавать и не только долги…
Кто-то не выдерживает тягот бытия, уезжает за границу. Андрей понимает: так сложились обстоятельства. Его друг художник, живущий во Франции, перемежает свою речь французскими и испанскими словами, но мыслит все так же по-русски. Да и как иначе. Есть английская, японская, американская жизнь. Мигранту, хочет он того или нет, надо к ней приспосабливаться.
Жена Андрея Светлана, два года назад открыла в Канаде первую универсальную русскую библиотеку. Доходов не приносит. Но это же чистый глоток воздуха с родины. Когда работал над этой публикацией, в Саратовской областной детской библиотеке имени Пушкина произошла удивительная встреча. Светлана Николаевна, раньше десять лет работала и здесь привезла из Торонто подарки для юных саратовских читателей, в том числе авторские экземпляры книг канадских авторов. Как она рассказала, в их канадской библиотеке представлены и саратовские авторы. Есть энциклопедия Саратовского края.
Обмен книгами, другими культурными ценностями на основе подписанного двустороннего договора становится постоянным. Как спикер русскоязычного конгресса Канады (его первый форум прошел в мае этого года), Руфанова активно заботиться, чтобы там, в дальнем зарубежье, русские мигранты не потеряли родной язык.
Будь самим собой.
Понятие «духовность» живет в людях независимо от страны пребывания.
– Нельзя заставить себя подняться, – говорит Андрей Руфанов, – жизнь создает воздушный поток. Школьная среда и была нашим потоком. Итоги своих размышлений подводит в поэтическом сборнике «Четыре квадрата»:
Я возвращаюсь к своим годам
Как к нитям порванным,
Как к проводам, поющим песню звонкую свою…
Андрей сам сделал себя. Он хочет, чтобы сегодняшняя молодежь стала силой в бизнесе. И это опять вопрос, чтобы Саратовбург стал более цивилизованным. Это значит, надо исключить из бизнеса «черную зону».
– Ни жить, ни работать в ней, молодые, ни при каких обстоятельствах не должны, – подчеркивает он, – Люди все чаще стараются придерживаться Божьих заповедей. Мы все должны быть в «белой зоне», где можно рисковать, принимать крутые решения, не вступая в противоречие с законом.
Есть один важный момент: сколько бы у нас ни говорили о развитии малого и среднего бизнеса, молодые не очень-то охотно в него идут. – Молодым предпринимателям не стоит никуда уезжать, говорит он, – И сейчас каждый может найти здесь свое применение. Бизнес – это не творческий процесс в чистом виде. Ты получаешь признание по жизни, «чего стоишь», становишься экономической величиной. Бизнес развивается – ты продолжаешь учиться. Без этого не продвинешься.
Из биографии: Андрей Руфанов – хозяин крупнейшей сети обувных магазинов в городе. После девятого класса подрабатывал сторожем, дворником, грузчиком. Окончив Саратовский политехнический, пошел на СЭПО рядовым инженером. Но это было не его. Легких путей не искал. На родительской шее не сидел.
Лобастый, с крепкой спортивной фигурой он пробивался вперед, но не силой мускулов, а, пытаясь осмыслить суть момента. До сих пор он как мальчишка гоняет мяч. Видел, как во время футбольного матча в составе команды бегал по полю в майке с номером 13. Игра не шла. Вроде, место было удобное – недалеко от ворот. Удар и мимо. Другие игроки в такой ситуации матерились на все поле, мол, подача не та, противник проявил грубость. А он сказал, как отрезал:
– Сам виноват.
Он не любит искать виновных на стороне. И если в нашем городе что-то не так, вопрос один: а что ты сделал, чтобы он стал красивее и чище. Это не только вопрос помоек, грязных улиц, заброшенных дворов. Начинать надо с порядка в мозгах, формирования нравственных начал.
Меньше всего бы хотел, чтобы у вас сложился образ этакого благополучного бизнесмена. По моему разумению, Андрей в жизни и поэтической палитре, словно больной нерв, личность в постоянном напряжении сил:
Мне мычание немых ближе.
Междометие мой эталон слова.
Не зализывать, а подниматься выше
И искать в себе себя снова…
– Андрей, кто ты, в первую очередь, предприниматель, поэт?
– Ты забыл еще одно слово:
– Человек.

Александр ПУКЕМОВ