Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Отклики




Сайт www.proza.ru

Сайт www.proza.ru


Говорить о закате словесности — преждевременно.


Ответы на вопросы Интернет-журнала "Пролог" (http://ijp.ru), посвященных проблемам развития современной журнальной и сетевой литературы.

1. Изменились ли качество (в первую очередь, художественный уровень) и формат (количественные показатели, популярность отдельных жанров и т.п.) журнальной литературы за последние десять лет?

Качество опубликованного существенно не изменилось, изменилась оценка читателя. Мне кажется, что художественными журналами интересуются в основном пишущие или преподающие литературу люди. Отсюда и малотиражность некогда популярных изданий в мире, а теперь и в России. К тому же книги стали выходить быстрее журналов, и теперь все новое появляется на книжной полке раньше, чем в журнале. Технологии книгоиздания опередили и разрушили журнальную культуру. И в этой связи виртуальные сетевые издания, которых стало великое множество, составляют серьезную конкуренцию бумажным. Хотя это не значит, что журналов не должно быть.

2. Изменились ли качество (в первую очередь, художественный уровень) и формат Интернет-литературы (количественные показатели, популярность отдельных жанров и т.п.) за последние десять лет?

Миф о второсортности сетевой литературы связан со свободной публикацией текстов каждым, кто этого пожелает. Но низкое качество текстов можно было встретить всегда и в книгах, и в журналах. Отсутствие редактора, конечно, сказывается. Хотя мы знаем, что диктатура редакторов губила и хорошие тексты.
Для меня лично важно, что сеть утвердила в русской словесности хайку, создала новый жанр — танкетку, позволила расширить границы малой прозы и примыкающего к ней верлибра. Эти жанры стали вполне популярны в сети и благодаря этому динамично распространяются. Кроме того, сеть расширила возможности дневника, эссеистики и размножила старый новый жанр — сетевой архив (смотрите мою работу "Культтоварищество суперархивов"), с помощью которого лаборатория самодеятельного и профессионального автора выставлена на всеобщее обозрение. Загляните на страницы писателей Живого Журнала. Серьезные авторы тоже обратились к сети. Пример: Кирилл Ковальджи и Вячеслав Куприянов. И то, что журналы активно выставляются в сети, а "Журнальный зал", недавно отметивший десятилетие, — самый посещаемый ресурс, свидетельствует, что бумажное легко трансформируется в электронное. Все дело в привычке читателя. Он привыкнет читать с экрана. Кстати, существующая только в электронном виде "Сетевая словесность" вполне конкурентоспособна.

3.Имеет ли какие-то принципиальные различия текст произведения, написанный сетевым автором, и текст произведения, написанный автором, не имеющим отношения к субкультуре Интернета? Имеется ли какое-то глобальное отличие в отношении к тексту между этими авторами?

Не имеет. Многие мои работы появились сначала в сети, а затем в журналах, альманахах и книгах. Сочинялись они не для сети, не для журналов, а решали мою собственную задачу, которую я перед собой ставил. И они нормально воспринимаются и там, и там. Поэтому я считаю, что любой писатель будет чувствовать себя уютно в любой сфере. Обратимся к эссеистике уже названного мною Вячеслава Куприянова, который выставляется на самом ругаемом сайте "Стихи.ру". Там он один из самых читаемых авторов и с ним можно вступить молниеносно в полемику, чего нет на бумажных ресурсах. Скорость развития полемики говорит в пользу сети. Сайт "Футурум Арт" и "Дети РА" одни из самых посещаемых в моем кругу литераторов, хотя бумажного варианта выпусков, даже авторы публикаций, не всегда могут увидеть. Не нахожу глобальных отличий между писателями сети и бумаги. Даже среди тех, кто активно использует визуальное слово, включает в тексты рисунок.
Хотя минувшее десятилетие литературы ни в сети, ни на бумаге не открыло для нас великих литературных имен. Талантливых, оригинальных, предприимчивых, фонтанирующих, выдумывающих — это сколько угодно. Но великие пока себя не обнаружили. Но это уже другая проблема.

4. Есть ли предпосылки для слияния сетевой и бумажной литературы в их существующих форматах в единое культурное пространство?

Уже давно все слилось если не воедино, то в целое. Только слепец этого не замечает. Журналы и издательства публикуют тексты, впервые появившиеся в сети, и выставляют книги и журналы в Интернете. Все давно объединилось, а некоторые продолжают спорить об ущербности сети, тем самым, доказывая свою личную ущербность. У меня есть верлибр на обсуждаемую нами тему, посвященный поэту Юрию Беликову.

Легче легкого
Затеряться в России…
Уедешь из Москвы —
И тебя уже нет…

Проще простого
Потеряться в мире…
Выключишь Интернет,
Выйдешь на улицу
Подышать свежим воздухом —
И ты уже нечеловек-видимка,
Идущий по жизни незамеченным.

5. Как Вы оцениваете перспективы литературы в нашей стране в целом? Какие факторы могут оказать положительное воздействие, какие - отрицательное?

Когда большая масса образованных людей продолжает создавать русскую литературу в сети и на бумаге без всякого шанса и надежды на этом заработать хотя бы на примитивную материальную жизнь, говорить о закате словесности в России — преждевременно. Тем не менее, у меня есть две версии: одна оптимистическая, другая пессимистическая, но, мне кажется, они где-то сойдутся, как бесконечные параллельные прямые Лобачевского. Сочинять и публиковаться за счет свободы сети будут больше, и проблема качества — это проблема восприятия, и в этом смысле я смотрю оптимистично. Но читать станут меньше, и в этом мой пессимистический прогноз. Оптимально станет количество читателя не случайного, который от скуки берется за книгу или сборник стихов, а профессионального. И если такие читатели найдут друг друга, регулярно станут обмениваться мнениями, посылать друг другу ссылки, то тогда литература выживет для какой-то пока нам неведомой новой сверхзадачи неуязвимого Дон Кихота. Литературе, как я думаю или мечтаю, в целом пока ничего не угрожает. Сократить читательский и, как следствие, коммерческий спрос сможет только навалившаяся на подрастающие за нами поколения всеобщая гуманитарная безграмотность, а за ней и дебилизация большей части населения. Об этом еще двадцать лет назад мне говорил один крупный хозяйственный деятель эпохи заката развитого социализма. Но он говорил об очень далекой перспективе. А мы ее ощущаем литературой уже сегодня.

© Copyright: Монахов Владимир, 2006
Свидетельство о публикации №1604210050