Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Отклики




Газета "Ex libris НГ", 24 августа 2007 г.

Газета "Ex libris НГ", 24 августа 2007 г.


БЕЛЫЙ ВОРОБЕЙ В ОБЫЧНОЙ СТАЕ


Юрий Беликов. Не такой: Свод избранных стихотворений. — М.: Вест-консалтинг, 2007, 186 с.

"И больше не зреть, как зобы раздувают событья". Этому событью зоб раздувать и необязательно — оно произошло, и нет смысла удивляться — а почему поэта никто не знает?

Я могу сказать больше — его никто и не узнает и скорее всего взахлеб, с эстрады, у костра под гитару и в целях соблазнения девушек подобные стихи использовать не будет. С точки зрения массовой культуры — я говорю не про набившую оскомину попсу, а про любое творчество, необязательно плохое, которое близко большинству — эта книга абсолютно провальная. Ее не спасает даже мат, который в тексте смотрится как белый воробей в обычной стае. Можно ли себе представить матерящегося Мандельштама? Старательно впаивающего матерное словцо куда-нибудь после "века-волкодава"?

Я сознательно привел сгинувшего в лагерях гения тридцатых годов — стихи Беликова мне очень и очень его напоминают. Те же самые, не очень четкие, громоздящиеся друг на друга образы, странные метафоры и постоянная звукопись, переплетение букв в строфе — и при этом порою ускользающий за многозначностью смысл.

Юрий Беликов — поэт из Перми, автор двух поэтических книг — "Пульс птицы" (Москва) и "Прости, Леонардо!" (Пермь). Да, он действительно "Не такой". Эта обособленность автора прослеживается с самого начала — первые, ранние стихи, которые тоже включены в сборник, могут грешить некой неумелостью, но уж никак не шаблонностью. В них заметен размах неофита, который еще не может рассчитать свои силы — но зато нет серости, либо осторожной, либо, что еще хуже, беспомощной. В дальнейшем эта сила будет разрывать рамки привычного стихосложения, основных законов, тем не менее придерживаясь, и бурлить в строках, вызывая уважение. А иногда и неприятие и даже неприязнь — когда автор, ведомый словесной игрой, уходит все дальше и дальше от самой нуждающейся в выражении проблемы.

Таких стихов в сборнике очень много — и хотя они тоже, конечно же, имеют право на жизнь, как упражнения для таланта, все-таки рядовому читателю не очень интересно гадать: а что же хотел сказать автор этим вербальным лабиринтом?

Есть, конечно, любители отсутствующей и заумной поэзии, ловящие брошенное автором слово и разворачивающие его в собственную картину, зачастую со стихом имеющую немного общего, — но все же они редкость.

Да и для современного мира, задыхающегося в постоянной гонке, неторопливое чтение, радость удачного оборота и виртуозность строк не очень-то и нужны. Скорость отметает сложность, из пионерского прошлого вернулись речевки — правда, теперь они на службе золотому тельцу и прозываются слоганами.

И автору, весьма прозорливо назвавшему свою книжку, на восхищение и поклонения рассчитывать пока что не приходится. Очень хочется надеяться, что именно пока — и со временем людей, смотрящих на мир так же, как Юрий Беликов, станет намного больше.


Константин Уткин