Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика

 
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
подписаться

Обзор журнала «Дети Ра», № 2, 2023


Весна, увеличивающее солнце; световая солнечность поэтического действа, предлагаемая очередным номером журнала «Дети Ра», раскрывается суммой имен, и каждый поэт достоин вчитывания…

Вот они, мои земные блага:
Комнатка с окошками на Русь,
Стол, перо да чистая бумага,
Над которой вволю наревусь,

Да тропа до леса и до луга,
Где гулять привычно мне одной,
Да открытка от милого друга,
Да письмо от матушки родной.

Задушевность интонации Нины Красновой освещается очень русским светом: и письмо от матушки, и феномен чистой бумаги словно сочетаются с такими глубинами действительности, что дух захватывает… от невероятной сложной простоты.
Любовь Берёзкина запускает круги… своеобразной босхианы, где слова, поставленные так, как они поставлены, светятся образами мира, связанного и с абсурдом, и с чем-то таинственным, что дано на зыбкости ощущений:

кто идет? тьма,
перец и куркума
что несет? персть,
жилы, ребро, шерсть
где спрячем свет?
там, где ответа нет,
во льне, ячмене, во ржи,
ча-ща, чу-щу, жи-ши

«Преодоление» — мощное слово, именно так будет называться новая книга Евгения Степанова, и стихи, представленные из нее, сочетают соль мудрости и меру жизненного задора, искры иронии и мир метафизики.

Жил поэт великий Влодов.
Рядом жил поэт Уродов.

Процветал поэт Уродов.
Горе мыкал нищий Влодов.

Но стихи остались Влодова —
Не Уродова.

Интересно как в шести строчках нарисован… и портрет Влодова, и портрет вечно прискорбной жизненно-литературной ситуации…
А ведь опять — процветание всевозможных Уродовых словно наползает на жизнь истинных талантов, редко умеющих хорошо устраиваться в действительности.
А вот — опыт подведения итогов: жестко, сильно, тяжело. И честность по отношению к себе предельна, и звучит, звучит своеобразная музыка правды:

— А как ты жил? — Курил, кирял.
Поступки часто были гадки. —
Стрелял в кого-то? — Не стрелял.
Я даже не имел рогатки.

— А как ты жил? — Грешил, кропал
Стихи в компьютерной тетрадке.
— А часто выходил в астрал?
— Да, было с этим все в порядке.

— А как ты жил? — Страдал, терпел.
Боль никогда не покидала.
— А вел (хоть в мыслях?) на расстрел
Врагов? — Такого не бывало.

Такие стихи не могут не войти в сознание читателя… Правда жизни в стихах.
…«Стеклянный шар» взлетает — Наталья Разувакина предлагает поэтическую меру миру, столь же разнообразному, сколь и не слишком благосклонному к поэтическому слову:

Звездами, как монистами, звеня,
Проходит ночь. Не спрашивай меня,
Когда и почему тебя оставлю.
Луна висит, как Бога третий глаз.
Она одна меж нами и про нас —
Клеймом и сталью.

Стих Разувакиной может и монистами звенеть, и отражать в полированных стеклах зеркал реальность, и рассыпать фантасмагорические ощущения.
Словесную пышность с изяществом сочетает поэзия Эльвиры Частиковой:

У Господа Бога мы все — на виду:
От крупных, невзрачных и до какаду
Эффектных и громких…, и даже без слов
Каких-то ползущих по стыку миров…

С простецким или с восхищенным лицом…
Ненужными быть невозможно с Отцом,
Что любит своих стрекозу, муравья,
Которые, собственно, — ты или я.

…Малые си: а кто не мал?
Все равны перед ликом смерти…
Однако поэзия Частиковой полна плазмы жизни, и осмысление оной дается через образы, выполненные с выпуклой запоминаемостью.

Таинственно мерцают строки Ирены Санс:

Невидимое поглощает
Превращает в обыденность

Втаскивает в объятия мира ценностей и
Безжалостно делает захват

Загадочность перехватывает меру говоримого, призывая вчитаться и вчувствоваться в бездну строк.
…Мир предметный раскрывается через образ часов, и бытовое стремление обыденного дня словно рассыпается метафизической мерой постижения яви — в поэзии Вадима Муратханова:

С тобой все выглядит не так,
как принято: больней и резче.
Словно поднялся на чердак,
где спят диковинные вещи.

Какие странные часы:
в них стрелки (двадцать и двенадцать),
как сумасшедшие усы,
топорщатся и шевелятся…

Альфа Анатолия Аврутина — напевность, умножаемая глубиной смыслов: стих поэта льется и вьется, перебирая разные реалии бытия и звуча музыкой, чье своеобразие очевидно:

Сын русского слова, внук русской словесности,
Мне русская мука – молочная мать…
Зубами скриплю, угасая в безвестности,
Словами давлюсь, не умея смолчать.
Где нету моста, прошагаю по жердочке,
Где птицы умолкнут, там я запою…
Словцо нацарапав на треснувшей форточке,
Гвоздем начинаю поэму свою.

Разнообразно в номере журнала представлены статьи и рецензии, освещающие коридоры литературного процесса современности; интересно-парадоксально вспыхивают афоризмы Юрия Тубольцева.
Новый номер «Детей Ра», представляющий современное слово плотно, но и легко, ярок — как весеннее солнышко.

Александр БАЛТИН