Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика

 
Союз писателей XXI века
Издательство Евгения Степанова
«Вест-Консалтинг»
подписаться

ОБЗОР ЖУРНАЛА «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАПИСКИ», № 51, 2024


…Рифмой оригинальной подчеркивая сущность наполнения стиха, большего эффекта достигнешь: поэзия Сергея Алиханова хорошо показывает это:

Птиц попрошу, кочующих на юг,
Меня увлечь полетом величавым,
С небес они мой дом не различают,
А горы, реки, море — узнают.

Новый номер журнала «Зарубежные записки» богат поэзией, жильный, сильный срез оной представляя: современной, мало востребованной, что не мешает ей жить, дышать, развиваться, протягиваясь в вечность…

На крик срывающийся голос Любови Берёзкиной, захлестнутый абсурдом, убеждает в подлинности страдания и… в возможностях преодоления его: стихом:

Люди с пустыми глазницами
преследуют сны во мне,
люди с оторванными птицами
бредут за мной в тишине,
я им кричу: отстаньте!
и голос мой, кстати,
похож на безмолвный огонь,
на ветер с его «ого-го».

Игровой элемент, сильно проявленный в поэзии Эдуарда Хвиловского, вдруг раскрывается неожиданно, точно игра сбрасывает маску и оказывается трагедией:

У меня нет миссии в виде карнавала,
как и нет трансмиссии и гребного вала.
У меня нет должности в искреннем начале,
как и бесконтрольности на большом привале.
У меня нет критики в виде словосбора,
как и нет филиппики и ее набора.
У меня нет бабочек на цветочках мысли
и случайных рамочек, где углы провисли.

Длинная строка Милы Борн свидетельствует о нежелании терять что-либо из прекрасного вороха жизни, где и долгий день имеет смысл, и горе зачем-то нужно, пусть не объясняя цели своих механизмов:

Нескончаемый длится февраль. Не живется. Не плачется.
И не можется. Утром вскочить бы и в ванной петь арии.
В узкой форточке дышит весна, нелюбимая падчерица
злой зимы — все на ней обветшало, устало, состарилось.

Плотноуложенные в строчки слова Андрея Ивонина строят конкретику картин бытия с той исключительностью, когда, открыв стихотворение, как дверь, можно войти в страницу… жизни поэта:

Начало лета. Тополиный пух
плывет над парком, улицей, домами,
взмывает в воздух, вьется под ногами,
щекочет ноздри. На часах без двух
минут одиннадцать. Полдневная жара
уже вступает в силу, как поправка
к закону о погоде. Мошкара.
На перекрестке толчея и давка.

Своеобразен, отчасти зазубрист или зигзагообразен свет, предлагаемый Дмитрием Дариным, чей маяк символичен и конкретен одновременно:

Там, в далеких морях,
Где белая пена с острой скалы
Слюной Нептуна течет со скулы,
Есть облезлый маяк.

Там смотритель живет,
Вдали от боли любимых имен,
В любую ночь зажигая огонь,
Корабли бережет.

Таинственным смыслом мерцают стихи Андрея Торопова. Не о поэтах ли речено:

Никто не хотел выходить,
А нам так хотелось присесть,
Никто не ответил как быть,
Что делать и что еще есть.

Под нами земля не горит,
Над нами земля еще есть.
Да, мы — вымирающий вид,
Подземные мы, ваша честь.

Нам скоро самим выходить,
Уступим количество мест.
На наш исчезающий вид
Не ставьте, пожалуйста, крест.

Жесткие характеристики времени у Евгения  Степанова, жесткие, точные:

Забыв про все приличия,
Царит словесный блуд…
А мания величия,
Бездарность и двуличие
В обнимочку идут.
Они идут, идут, идут
И там, и тут.

Невозможность выбрать время по себе отдает безнадежностью, но… что уж тут поделать?!
Впрочем, мира в избытке, некоторое утешение всегда отыщется, хотя бы в воспоминаниях о любимых странах:

Прекрасна, тепла Индонезия, в которой я был много раз.
А все же прекрасней Поэзия, страна, где летает Пегас.
Любима родная Московия, любовь эту в сердце несу.
А все же мне ближе Сосновия, Еловия, домик в лесу.

Волшебна, как сказка, Голландия, каналы ее и мосты.
А все же мне ближе Снежландия, где помыслы даже чисты.

Ни с чем не сравнима Австралия, Швейцария шарма полна.
А все же мне ближе Астралия,
                                                   родная — с рожденья — страна.

В переводах Екатерины Журавлевой представлена поэзия южноафриканской поэтессы по имени Джа Роуз Джафта:

Она смеялась, чтобы не заплакать,
В ней миллион вопросов
Виднелось сквозь глаза
Кто поставит все точки над «и»?
Когда они исчезнут, ничего не изменив,
Без извинения
Без ответов
Без завершения.

Сказки Надежды Бабаевой… не столько детские… впрочем, тут комбинация: и взрослым есть к чему прикоснуться душой, и детям найдется… умная забава.

Эссеистика, рецензии…

«Зарубежные записки» открываются волшебной дверцей счастья, ожидая чуткого читателя…

Отыщется ль?

Александр БАЛТИН