Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Интервью Президента Фестиваля «Другие»

«ДРУГИЕ» ВЫХОДЯТ В ЛЮДИ

В апреле 2006 года Москве зарегистрирован Фестиваль театрально-поэтического авангарда «Другие».

Он призван представить широкой общественности ярких персон современного литературно-художественного процесса.
Сегодня мы беседуем с Президентом Фестиваля, издателем, членом Союза писателей Москвы Евгением Степановым.

Евгений СТЕПАНОВ: «РУССКАЯ ПОЭЗИЯ — СПЛОШНОЕ БЕЛОЕ ПЯТНО…»

— Евгений Викторович, расскажите о Вашем фестивале.

— Этот фестиваль сгруппировался вокруг журналов «Футурум АРТ», «Дети Ра», «Зинзивер» и «Другие», где из номера в номер мы публикуем и пропагандируем поэзию различных направлений — от традиционной до новаторской. Редакции этих изданий проводят литературные вечера в российских городах и зарубежных странах – пропагандируют великую русскую культуру. Осенью 2006 года мы решили собрать этих и других поэтов на различных площадках — в Москве и Санкт-Петербурге, Хельсинки и Нью-Йорке, Киеве и Саратове.

— Не попадут ли на этот фестиваль только москвичи?

— Нет, конечно. Особое внимание мы как раз хотим уделить регионам России. Кстати говоря, наш стратегический партнер журнал «Дети Ра» за последние 2 года выпустил номера журналов, посвященные Саратову и Обнинску, Омску и Иркутску, а также номера, посвященные русским литературным диаспорам Финляндии, Нью-Йорка, Германии и других стран. Опираясь на опыт этого журнала, мы будем выстраивать региональную политику Фестиваля.

— Кто поддерживает Фестиваль?

— Выдающиеся русские писатели Василий Аксенов, Андрей Вознесенский, которые вошли в попечительский совет, Фазиль Искандер, член оргкомитета и жюри Фестиваля Людмила Улицкая, ООО «Рокадовские минеральные воды» во главе с Юрием Жимановым, салон «Персона» во главе с Игорем Стояновым, студия «Река» и ее лидер Элана, издатель Елена Пахомова. Очень важно, что Фестиваль поддержал Русский Пен-центр и лично его генеральный директор Александр Ткаченко. Совместно с Пен-центром мы готовим специальную программу — планируем организовать выступления в Москве поэтов-нобелевских лауреатов.

— Кто консультирует Фестиваль?

— Помимо уже перечисленных литераторов, это очень известные русские поэты и литературоведы из разных стран мира — Сергей Бирюков, Александр Бубнов, Алексей Даен, Константин Кедров, Арсен Мирзаев, Александр Моцар, Евгений Харитонов, Данила Давыдов, Юрий Милорава, Слава Лен, доктор филологических наук Наталья Фатеева и многие другие.

— Когда пройдет Фестиваль?

— С 15 по 25 ноября 2006 года.

— Будут ли выпущена по окончанию Фестиваля какая-то печатная продукция?

— Да. Мы договорились, что журналы «Футурум АРТ», «Дети Ра», «Зинзивер», «Другие» выпустят специальные номера, посвященные Фестивалю. Будет выпущено много и другой печатной продукции.
Кроме того, мы учредили призы Фестиваля. Прикосновение Музы (номинации "Палиндром-2006"; "Верлибр-2006"; "Visual poetry-2006", "Поэтический театр-2006"); Божья искра (номинация "За особый вклад в развитие поэзии"); Классическая лира (номинация "Ямбы 21 века"). Серебряное перо (номинация "Литературный критик, разрабатывающий поэтические стратегии 20-21 веков"); Приз Генерального спонсора фестиваля "Чаша души" (номинация "За лучший поэтический дебют года").

— Какова основная цель Фестиваля?

— Представить широкой публике поэтов, имеющих лица необщее выраженье, показать реальную картину происходящего в поэзии. У меня есть твердое убеждение, что картина эта до сих пор неполная — более того, за поэзию в наше время принимают то, что ею вовсе не является. Зачастую это не чудеса, а ловкость рук, как говорил по другому поводу старик Хоттабыч. Чаще всего люди, обладающие версификационными способностями, пишут не стихи, а прозу. Только рифмованную.

— Что же такое, на Ваш взгляд, поэзия?

— Поэзия — это соприкосновение с Иным, неведомым, бессознательным. И в первую очередь, мы представляем именно такую поэзию. Но не только.
Разумеется, мы представим и лучшие образцы силлабо-тонической, классической поэзии.
Вы знаете, когда в советское время я работал редактором в газетах и журналах, большинство авторов несло в редакции рифмованные стихи. Сейчас практически все пишут верлибры. Но хороших стихов и тогда было мало, и сейчас не много. Дело, конечно, не в жанре. А в том — талантливо написано, или нет.

— А Вам не кажется, что поэзия сейчас никому не нужна?

— Поэзия нужна. Просто за поэзию раньше понимали политагитки, журналистские зарифмованные репортажи. А сейчас вещи названы своими именами. Читателей поэзии и не может быть много. Глупо заставлять школьника, чтобы он понимал высшую математику. Но даже если в нашей стране тянется к поэзии 1 процент населения, это 140 тысяч человек. Так что поэзия, конечно, нужна.

— Вы считаете много белых пятен в русской поэзии?

— Русская поэзия — это сплошное белое пятно. Я могу назвать десятки первостепенных поэтов, которые не на слуху и десятки сивых графоманов, пользующихся популярностью.

— Как Вы думаете, сейчас литературная ситуация лучше или хуже по сравнению с советской эпохой?

— И тогда было плохо, и сейчас нехорошо. Но все-таки сейчас, конечно, лучше. Во всяком случае, в настоящее время любой желающий может издать свою книгу. Стоит это недорого. Конечно, тяжело, что нет никакой поддержки литературным проектам. Я говорю сейчас не о себе. Но ведь есть по всей страны литературные, культурные деятели, которые тянут на себе груз ответственности за русскую литературу. Мишин и Буковская в Питере, Александров в Саратове, Лев Вишня в Екатеринбурге. Ну почему бы не поддержать этих самоотверженных и достойных людей? Дать им немного денег, чтобы они занялись своими журнальными проектами. И только ими. Они бы принесли пользу отечеству на многие годы вперед. Но ведь нет… Куда делись Рябушинские, Мамонтовы, Морозовы?.. Я помню, обратился в один фонд. Там первый вопрос: какой обеспечишь откат? Да, я любой обеспечу. Но думайте вы, прежде всего, о культуре, а потом о себе. Но таких людей единицы.

— Остается ли у Вас время на собственное творчество?

— Практически нет. Это я раньше много писал. А сейчас, слава Богу, выходят мои книги. В этом году вышел трехтомник моей прозы — «Лю», «Ира, белая герла», «Люди, разговоры, города». Они сейчас продаются в крупнейших магазинах столицы. Так что моя литературная судьба сложилась удачно. И пора подумать о других.

Беседу вел Наум Герц