Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 7 (93), 2012


Поэзия Союза писателей ХХI века


Константин КЕДРОВ



2012. ИЮНЬ
 
* * *

Давно слились все страны города
В Единый град — им не разъединиться
Я за границей не был никогда
Поскольку я не знаю где граница



Ив Танги

Никто не знает если бы впервые
Летят слова а мне на все плевать
Висят в мозгу алмазные кривые
И обморок крадется под кровать

Стучат часы
Мир замер в странной позе
Орангутанги пляшут на морозе

Оран-gut-танги
Оран-гут-
ТангИ

Оран-та
ора-
тор и я

О ран-жирея
О ран-жевая
О ран-живая
Рана ножевая
Рана но живая

Я продолжаюсь в Я
В Я продолжаюсь Я

Ив ТангИ и берез ТангИ
Ора ТангИ — Орангутнги



Пус-ты-не я

Как-то странно звезды застыли
В телескопе, где все видней
Даже Богу нужна пустыня
Чтобы скрыться на 40 дней

Вот уже и пустыня ГОБИ
Превратилась в пустыню БОГИ



Бог ты был

Бог Ты был — Я недавно видел
Как Ты шел от меня ко мне
Неужели я всех обидел
Тем что жил на этой земле...



Снова Андрей

Ну что Андрей Вознесенский
Отныне и навсегда
Ты стал Поэтарх вселенский
И это твоя беда

А я то люблю другого
И это пока я жив
Единственного — живого
Не мертвого средь живых

Пусть эти простые рифмы
Напомнят конторе Млечной
Мы вместе под этим грифом —
«МЫ ВМЕСТЕ — ХРАНИТЬСЯ ВЕЧНО»



Онлайнер

«По синим волнам океана…» —
On-liner плывет по волнам
Не видно на нем капитана
Поэт сам себе капитан

Не видно на нем капитана
и даже редактора нет
По синим волнам океана
On-liner плывет в Интернет

Когда осыпается Rambler
и Яndex уходит в декрет
тогда ни хорею, ни ямбу
спасения в Google нет

Когда осыпается Yahoo
а Rambler висит на хвосте
поэт цепенеет от страха
вися в паутине сетей.

И если подвергнут аборту
мой сайт отправляя в офсайд
я спрячусь в глубинах Апорта,
где рядом, как груши, висят —
Шекспир, Достоевский и Гоголь,
Гомер, Пастернак, Мандельштам.
Да здравствуют Яndex и Google
и все, кто останется там.



Меня убили-б у я нем

С Менем я встречался неоднократно
Первая встреча была в Манеже
Первый религиозный диспут еще при советской власти
В зале были одни невежы

Мы им рассказывали о Боге
Слово Бог было полузапретным
Не знаю, что получилось в итоге
Мень был темным и очень светлым

Потом были лекции в клубах на Красной Пресне
И где-то у Белорусского вокзала
Жизнь становилаь все интересней —
Читали в переполненных залах

Иногда КГБ отключало свет
Лекция отменялась в связи с катаклизмом
Я читал про Новый Завет
Мень читал по Буддизму

Потом Мень был консультантом
Моего фильма о Павле Флоренском
Мы разошлись в понимании «Иконостаса»
Но сошлись на чем-то Вселенском

Фильм вышел в 90-м
А в мае 91-го зарубили Меня
Возможно он последний Апостол
Покажут Вечность и Время



Как радостно бороться за свободу

Как радостно бороться за свободу
Как будто наша молодость воскресла
Полвека — я опять среди народа
Воскресла совесть и воскресла пресса

В 60-х, как нас ни топтали
Мы говорили то же, что сегодня
Конечно. мы свободнее не стали,
Но радостно, что стали Вы свободней

Да в 91-м что-то было
Но почему-то тотчас же угасло
Зато сегодня все вокруг ожИло
Ну Ожило И это так прекрасно!



Наша победушка

Спасибо дедушке за бабушку
Спасибо бабушке за дедушку
Просрали мы свою победушку
Сожрали бабушку и дедушку



Сталин был хорошим человеком

Cталин был кунаком и абреком
Словом был хорошим человеком
Главное в нем было чувство долга
Если убивал то ненадолго



Тогда

О Боже какая обида
Мы Рай принимали за ад
Тогда еще не было спида
Я каждой был женщине рад

Тогда еще не было спида
А сифилис сифилис был
Но нас охраняла Изида
Я всех обнимал и любил

Сегодня как вздрогну так вспомню
Вдруг все оказались в аду
Я точно сегодня не помню
В каком это было году



Вознесенский

Где ты Андрей?
Почему я не слышу
Голос похожий на все
что люблю

Может я как-то
не так говорю
и вспоминаю
А надо иначе

Где ты?
Ты видишь, я даже
не плачу
Просто с тобой
о тебе говорю

Кто убедит меня,
что тебя нет
Проще поверить,
что все мы
уснули
И про тебя видим
страшные сны
Кладбище похороны
все было
Но это все мимо нас
пронесли

Только с тобой
я могу быть собой
Только тебе доверяю до смерти
и после смерти
тебе доверяю
Только с тобой
о тебе говорю

Если исчез ты совсем
то и Бог
только иллюзия
а не реальность
Наша религия
внематерьяльность
Наша религия
Это Итог

Что же имеем мы в этом Итоге
Слово наш Бог
Да и Слово о Боге



Воронье

Отвергая вечное вранье
Или же ноздрями землю роя
Вот опять слетелось воронье
Даже не на труп — на жизнь героя

Чувствуют поживу клювы клевы
И вострят неточеные когти
Стоит только вымолвить два слова
Тут они пожалуйте знакомьте

Постарайтесь что-нибудь запомнить
Глупый мозг всегда у вас в работе
Почему бы вас не познакомить
все равно ни слова не поймете



Исповедь

Исповедь за несколько минут
Напророчил я не напророчив
Я не против — пусть меня поймут
Если не поймут то я не против

Исповедь за несколько секунд
Вы меня не поняли ребята
Ну а если все-таки поймут
Стало быть я понял вас когда-то

Исповедь на несколько часов
Это слишком столько не упомню
Остальное губы на засов
Полно вам а мне еще не полно



* * *

Фут-больно мне от вашего футбола



Бог и власть

Смотрю как все кругом убого
Какие разыгрались страсти
Несть власти, аще не от Бога?
Несть бога, аще не от власти!!!



Когда иду я Подмосковьем..

Когда иду я Подмосковьем,
Где вид вокруг отнюдь не нов,
Природа шепчет мне с любовью —
— Россия — родина слонов.



Бог и люди

Бог — недотрога Вечность — недотрога
Играют с нами в прятки как с детьми
Но твердо верю в Ангелов и в Бога
Когда они становятся людьми



Что такое Родина, черт ее знает…

Что такое Родина, черт ее знает
Родина это все а вместе с тем ничего
При слове Родина каждый что-нибудь вспоминает
Может быть не самое главное но свое

У меня при слове Родина город Углич
Деревянное обшарпанное крыльцо
Трава по бокам петляющих улиц
Пруд поросший лилиями и все



Иссу пусси палиндром

ИССУ ПУССИ
НО ВАМ АМВОН
ТЕ АРИЯ И РАЕТ
А МЕ ФАН АНАФЕМА
О ВЕД ДЕВО
И НОГ ОР-ПРОГОНИ



Риф-Мы

все рифмы превратились в птиц
и улетели
все птицы стали рифмами на небе
словесный дождь пролился тихим ливнем
гром прогремел
и молнии куда-то улетели
разговор наш продолжат молнии
прилетая и улетая
когда вслед за ними улетят и прилетят птицы
я громоотвод
заземленный в небо
изводящий молнии из недр в недра
есть стихи
которые никто не напишет
повторяй их вместе со мной
пока не забудешь
разговор наш продолжат молнии
улетая



3D-vici poD-oknom

Три D-евицы под ok. nom
Пряли поздно языком.
— Кабы я была царица —
Говорит о-Dna D-vica...



Троица

Бог невидимый есть везде
Он в трех лицах един — 3D



Мело Гоголем
(палиндром)

ИКС ВОН Я — ЯНОВСКИЙ
ГОГОЛЬ ЛОГОС

ОГО ГОГОЛЬ ЛОГ О-ГО-ГО
ЛИЛ О ГОГОЛЬ ЛОГ ОГОЛИЛ

И В КИВЕРЕ ЧЕРЕВИКИ
А ХОЛОСТ СОЛОХА
А ЛУКАВ ВАКУЛА
ОКСАНА ПАНАСКО

ХОМА А МОХ
НОЙ И ВИЙ ОН

ИЛИ ШИНЕЛЬ ЛЕНИ ШИЛИ
АКАКИЮ И КАК А

НОСА СОН
АРУ МАЙОР РОЙ АМУРА

 РОЗ И ВЕР РЕВИЗОР
РЕВИЗОР РОЗ И ВЕР
ВО КАТ СЕЛ ХЛЕСТАКОВ
ГОРОДНИЧИЙ И ЧИН ДОРОГ

А КОПЕЙКИН НИКИ ЭПОКА
ВО КИЧ И ЧИЧИКОВ
СОБАКЕВИЧ И ВЕКА БОС
НОЗДРЕВ ТВЕРД ЗОН
ХУ ТЕ ПЕТУХ
ВОЛ И НАМ МАНИЛОВ
ДИК ЛАД АЛКИД
АКИ ОР ТРОЙКА



Замок стрекоз

Перевернутый мир
Отражается в зеркале слез
Я за миром замер
В многомерных зрачках стрекоз

Я открыл крылья
прозрачные как слюда
И взлетел
мой полет не оставил в небе следа

Стрекозиный канкан
дробится в крылышках колких
Как разбитый стакан
отражаясь во всех осколках

Все дробится
все отражается
и дрожит
Это
Дрожь и полет стрекоз
продолжают
жизнь

Если плачут стрекозы
возникает из этих слез
бесконечный замок
прозрачный замок стрекоз



Константин Кедров — поэт, критик, издатель. Родился в 1942 году в Рыбинске. Окончил историко-филологический факультет Казанского университета и аспирантуру Литературного института имени А. М. Горького. Кандидат филологи-ческих наук, доктор философских наук. Издатель и главный редактор «Журнала ПОэтов», член редколлегии журнала «Дети Ра», член Союза писателей XXI века. Автор многочисленных книг и публикаций. Живет в Москве.