Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 3 (89), 2012


СМОГ на карте генеральной


Игорь ВОРОШИЛОВ



ГУЛ ВЕСЕННЕЙ НОЧИ
 
* * *

Приглашая вас на танец
Что мне делать, Маргарита?
Поцелуем ли отметить
Вашей смуглой шеи выгиб
Иль ревниво упадая
До колен — колонн высоких
Овном радостно заблеять
Или горестно заплакать
Нет в душе моей решенья
Разум страстно помутился
И уходят в синий вечер
Грезы странные мои
Может завтра, может в полночь
Встречу вас с веселым мужем
Содрогнусь и бедным сердцем
Запылаю и замру

Но сегодня я не в силах
Оторвать шального взгляда
От лукавейших вопросов
Ваших влажных быстрых глаз
Страхи — прочь не зацелую
Я ведь рыцарь чистой веры
Только плачу и вздыхаю
Только мучаюсь во сне

1972



* * *

В полдневный мороз
Я прозреваю до наготы Адама.
И трепещет мое сердце
От первоначального страха.
Не увидел — не победил.
Я вишу в голубых санях обморока,
Несомый в бескрайнюю равнину,
Соприкасаемый новым зрением
С блистающей лазурью неба
И слепящей белизной первозданного снега,
Который воплотил в себе
Трепет всех сущих цветов и трав
И, как небесный несмолкающий двойник,
Согревает светом ожесточившееся сердце.
И теплеет душа, и теплые слезы души
Пронизывают кровь и мозг.
И блаженство останавливает
Зрачки в пугающей неподвижности.

1980



* * *

Посмотри вокруг — разве есть упоение?
Эта мертвая природа, эти кладбища повсюду.
По их тропинкам мы ходим.
Насекомые мрут, черепахи — мрут.
Деревья тоже мрут.
Люди? —
А сколько их мертвых
В этот час, в эту минуту?
Ты скажешь — Солнце не умирает. —
Солнце — тоже умирает.
Так где мы живем?
Среди кладбищ,
Среди мертвых цветов, деревьев, речек,
Людей, ангелов, звезд. —
Вот уж действительно, вот — Вселенная.
Одно — кладбище
И розы, растущие из праха.
(Как говорил Хайям.) —
О, если б не было Души,
Куда бы нам, бедным, деваться?
Только она Солнце — против Солнца.
Только — она Звезда — против звезды.
Но она далека, и только ветры слушают ее.
Иногда — человек. Когда ему больно и страшно.

1983



* * *

Когда смотрю окрест — не замечаю
Ни солнца в небе, ни лазури денной —
Гнетет меня неведомая сила,
Которой не могу найти названья,
Когда ж найду — превознесу я Слово,
Забытое людьми — для их спасенья;
Превознесу! Да будет Страх повержен
И зверь сойдет в глубины Тьмы и Ада!
Доколе, Боже, боли вызревать?
Я терпелив, но и меня минутой
Отчаянье уносит к злобным духам —
Где человек теряет вес и меру
И превращается в подобье тени пленной —
Где это место? Как его назвать?
Покрытый пылью, в тине и коростах,
Влачишься там, забыв благое Слово,
Забыв себя и голос Твой забыв.
О, то не мрак — то паутина мрака!
Бедлам души так яростно-уныл,
И Пустота так ревностно-постыла,
Что в миг теряешь Волю, что одна
Спасает нас от всех исчадий жизни, —
Я не могу! Мне кажется, душа
В таком чаду исчахла б непременно,
Когда б не сон, где, пробуждаясь вдруг,
Касаешься твоей стопы блаженной
И обливаясь жгучими слезами,
Чуть шепчешь: «Боже, Боже — охрани
От злой чумы, что поселилась в сердце,
Источенном неверия червями».
Да, знаю я — терпенье — тяжкий труд,
Но для чего? Ужель сей мир отрава?
А эти небеса? А эти звезды?
А этот дол, а этот лес зеленый?
А море бурное, где покоится тайна
Времен древнейших, звуков лучезарных?
Нет, мнится мне — отравой быть не может
Подлунный мир, отрава — человек!
Да, человек — чудовище и сирость
Души моей, в которой нет рассвета...

1983



Игорь Ворошилов (1939—1989) — поэт, художник. Окончил киноведческий факультет ВГИКа, несколько лет служил редактором в Госфильмофонде. Оставил, помимо живописных работ, большое литературное наследие — стихи, проза, письма. В 2009 году вышла книга «Стихи и рисунки».