Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 9 (83), 2011


Переводы



Филипп СУПО

НОЧЬ ДРУГАЯ НОЧЬ
 
Ода Нью-Йорку

Трое суток еще трое суток
и уже рассвет здешнего мира
столетья триадами плывут друг за другом будто облака
и вот она земля в отдаленье
высвечивается
Сумрачные берега люди
чей взгляд как у волка в ночи
туча птиц на равнинах
Дальше леса где завалы
мертвых деревьев
мириады обездоленных мошек
Еще трое суток
и этот мир уже мой
я ловлю здешние тени
и океан колобродит
хмельной безумный
во власти ветров
Ночь другая ночь
надо ждать
когда взорвется обыденность
и брызнет
этот материк
вперемешку с солнечным светом
Брошен якорь
смирилась вода
и в невыносимом свеченье
поднимаются ввысь заледеневшие облака
Но это лишь только обещанье тебя
Нью-Йорк
лишь твой дым стелящийся поверх
твой мираж и твой рок
Три столетья канули с мига твоего рожденья
и вот уже ты предо мной
о восторг
Теперь назад нет пути
Только вперед куда тянет магнитом
к твоему перезвону и зову
мы вступаем в этот храм
возведенный матерью спрутов
встреч этой хвори этой горячке
которая зудит надвигается
и вот уже мы на пороге надежды
отчаянной будто жажда
Город света и тьмы
который улыбнется песенке
и не содрогнется от молний
о единственный
неутомимый
Ты огромная длань
тянущаяся к звездам
многократно их отражая
щедрая горсть
лазури и слякоти
готовая их пролить в бурное море и на любого изгнанника
она и угрожает
исподволь вкрадчиво
как робкое бесцветное пламя
помню улочку
где играли твои беспризорные дети
под скрежет шарманки
отданные солнцу и ветру
вой сирены
отзывался могучим эхом
тревоги
тоски
Невиданная суета овладевала прохожими
Все вокруг устремлялось куда-то
к твоему сердцу
этому стягу этим фанфарам
в ожиданье повседневного чуда
коловращенье пыли и гомона
великаны приговоренные к смерти и пламя главное пламя
Пронизывал ужас
каждый миг грозил воспылать
и лишь неумолчный ропот в ответ
этой муке
твоей муке
что билась в твоих миллионах сердец
город чудовищный словно катастрофа
смердящий неизбывным раскаяньем
Я тебя настигаю
в твоих скверах
где простерты изнуренные жертвы будней
птицы с пенистым опереньем
совсем пропащие
пристыженные своей безоговорочной капитуляцией
навечно
Вольный ветер
и океан оглашают твое смятенье
Ведь проникнувшему сквозь эти врата в сумрак и пламя
отдыха впредь не дождаться
Беспутства мелкие как водяные брызги
наслажденье минут на пятнадцать
и это сладострастье потерянного мгновенья
Вот все чем время тебя наделяет чтоб уже не отнять
Все недоступно
для каждого
кроме победы
ежедневной
низвергающей час за часом
методично
искореняя досуг
как дурную привычку
Напряжены твои мышцы
Нью-Йорк победитель
чадящий век
ты уже предстоишь
своей участи
пока еще дальней как одинокие тучи
она сродни смятенью перед обрывом
безвременью между ночью и утром
сомненью которое неразрешимо
набегу пламени
затишью надежде безумию
Все замирает
когда звучит слово
которое твоя жизнь
Тишина
в ответ на твой зов
на твой прорвавшийся голос
когда звучит это слово
завтра
Нет ни этот победный закат облаченный в пурпур
Ни этот разгром неизбежный в битвах
Ни унынье прозвучавшее в песне
лишь страх ползучий и легкокрылый
который душит поднимается ввысь разносится ветром
незримый
который нашептывает
этот страх непобедимый неустранимый
Незнаемый
но твое прошлое его умеряет его подстрекает
о Нью-Йорк
который ждет и надеется
самая чудовищная катастрофа на все времена
знак новой эры
и скончания света
Вот он флот
украшенный султанами дыма
в облаченье гомона и тумана
подплывающий будто б в ночи
пока что как невидимка
и никто не решается взглянуть на него
а он уже проникает вкрадывается
распространяется ввысь
просачивается в каждый дом
свербит в каждом ухе
и наводняет весь континент
Вот он облачный флот
нарастающая угрюмая масса
тяжелая мрачная
будто ярость
Загустевает свет
и эта видимость ночи
навевает стужу

1933



Ода Боготе

Покинул материк где льют кровавые дожди
и почва пучится от жара
где смерть лютует и бушует пламя
где люди полосуют ночь и время

Но я благодарю тебя звезда которая отверженным сияет
за то что привела меня сюда
к вершине под названьем Богота
вершине обрамленной облаками

Ведь не лишь только сад
где можно выучить названья плодов
сапотес анонс мангос
где вас научат именовать цветы
цветы и ласки
солдаритос агапангос абаболес
не только город
где бьют часы звонят колокола
где жизнь напитана кофейным ароматом
вершина эта город Богота
тот пик где от поэзии
могучей чудотворной
не отрекались никогда
с ней не расстанутся вовеки
невермор
С вершины вашей Боготы
о мои братья колумбийцы
вы можете взирать на мир
да с этой кручи любимой птицами колоколами
способны созерцать и время и пространство
сознав как я вам говорил
могущество поэзии которая мощней
чем взрывы бомб
и полнозвучней
орудийных залпов

Туман кровавый
облака позора
пока что застят небо
трагического города на Сене
который мой и ваш
Парижа нашего
где все ж французские поэты
не отреклись от разума и чести
они поют мечтают шепчут и кричат
французские поэты ваши братья

Уже близка заря
К вам из Парижа донесется зов
Откликнись Богота Приветствует Париж
Поэзия жива и сгинул стыд
Не позабыли мы твоих поэтов
своих друзей
мы не забыли что любовь поэзия и дружба
пик жизни и свободы

1944



Ода Тулузе

Как Тулуза ты бывала хороша
и уже в темноте и когда неспеша
солнце нисходило в реку
и город засыпал
чтобы затем возродиться к жизни

Как позабыть эту метаморфозу
Тулузу дневную и ночную
Надо было прислушиваться к этому гулу
эху возгласов и окликов
словно внимаешь песням
напевам грядущего и былого
шаг за шагом будто вслепую
как неведомого взыскуя
нащупывать путь
направляемый сияньем проспектов,
чтобы вновь приобщиться к мистерии дня

Как позабыть эту метаморфозу
Ночь увенчанная
звездами планетами млечным путем
На гулкой площади где ветер
взметает воспоминанья о голосах
гомонящих только лишь в памяти
собрались все здешние призраки
поэты певцы бродяги
возлюбленные тулузской ночи
в поисках приключений

Как позабыть приключения
эту метаморфозу рассвета и сумерек
мерцанья
Тулузы дневной и ночной
города многоликого и многоцветного
как прекрасна Тулуза ночью
увенчанная звездами

1975



Ода Венеции

Неужто смерть вас позабыла
город сумерек и пыла
воспоминанья тут лишь проблеск жизни
когда безмолвье кладбищ вас подстерегает
на каждом повороте всякий миг
Там время убывает и надежда
коль можно потерять и свое имя
в хитросплетенье лет

Неужто жизнь вас позабыла,
Город спеси и презрения
где всякая надежда тщетна
и попрана любая сила
Там неустанно бьют колокола
шугая голубей разносчиков заразы
пернатых вестников несчастья и упадка
как и людское стадо
чье пропитание золото и мусор
зевак бесстыдных сладострастных

Неужто вы забыли время
когда и каждый шаг и всякий час
звучат как музыка
подобно четырем сезонам глории
и огнь художества
слепит до обморока
но вне путей слепых туристов
паломников от церкви к церкви
взыскующих и таинства и приключений

Нам не забыть всех наших путешествий
всех городов что для себя открыли
до встречи с этим городом
которой ожидали много лет
Боимся вдруг да он исчезнет
затянутый песками
иль наконец опустится на дно
или могучий вал его сметет
оставив лишь воспоминанье
воспоминанье то что мы искали
совместно как всегда
и от которого остался только блик

29 октября 1979

Перевод с французского Александра ДАВЫДОВА



Филипп Супо — французский поэт и прозаик. Один из основоположников сюрреализма. Супо являлся лауреатом Большой поэтической премии Французской академии (1972), ему посвящен документальный фильм Бертрана Тавернье «Филипп Супо и сюрреализм». C 1994 Ассоциация друзей Супо издает «Тетради Филиппа Супо».