Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 6 (80), 2011


Рецензии




Татьяна Кузовлева — Этела Фаркашова. «Координаты родства». Suradnice pribuznosti. — Издательство Глобал плюс с.р.о., 2010

Эта книга — из тех, что приятно взять в руки, поставить на самую «парадную» книжную полку, положить на видное место и подарить душевному другу. Нарядное издание в суперобложке, с толстыми листами цвета слоновой кости, с уважительной версткой по стихотворению на странице, с фотографиями авторов, с иллюстрациями в виде офортов (автор рисунков — Квета Фулиерова), с мягкой закладкой — это просто праздник какой-то! «Пир духа» для книгоиздания, давно взявшего на вооружение правила минимализма для публикации стихов — мол, дело не в форме, а в содержании. Естественно, не роскошное оформление делает книгу хорошей (более того, Книгой), но когда форма красиво совпадает с содержанием, это не может вызвать у читателя иных эмоций, кроме радости. Библиофилы ведь в душе эстеты, все без исключения…
Но, конечно, основная прелесть книги «Координаты родства» — не в дизайне ее, не в «любовной» технологии выпуска, а в том, что, собственно, содержится на этих стильных страницах. Это двуязычное издание известных поэтесс — русской и словацкой, принадлежащих примерно к одному поэтическому поколению и примерно к аналогичному концептуальному пространству: философской лирике. Задумка книги не то чтобы нова, но — редко применяется на практике: стихи Татьяны Кузовлевой даны по два на развороте, русский текст «зеркалится» на словацком языке в переводе Илдико Друговой. Соответственно, тексты Этелы Фаркашовой графически поданы точно так же; их русские переводы подготовили Валерий Купка и Елена Тамбовцева-Широкова.
Изданию предпосланы две краткие биографические справки об авторах — поэтессе Татьяне Кузовлевой, шеф-редакторе журнала Союза писателей Москвы «Кольцо А», и писателе «широкого профиля», философе Этеле Фаркашовой. «Героини» книги стихов встретились и познакомились лично на одном из международных форумов «русистов» «Братиславские встречи» (созывается с 2004 года).
Для русских читателей имя Этелы Фаркашовой, возможно, будет приятным открытием. Меж тем в Европе эта поэтесса, прозаик, эссеист весьма известна. У нее выходили две книги: «Прислонившись к тишине» и «Увидеть музыку…». Вторая книга Этелы Фаркашовой, изданная в 2007 году, «презентировалась» на международном московском книжном фестивале. Стихи Татьяны Кузовлевой открывали второй номер международного академического журнала «Русский язык в центре Европы» в 2008 году. Главный редактор этого журнала Эва Колларова написала лаконичное предисловие к сегодняшнему двухголосому изданию: «От “Братиславских встреч” к “Координатам родства”» — с эпиграфом из Антуана де Сент-Экзюпери о роскоши человеческого общения. По мнению Эвы Колларовой, «драгоценные россыпи миниатюр, с глубинной силой сказанного, такие близкие, похожие, но в своем подобии различны. Перекликаясь, с удивительной щедростью приглашают и с привлекающей инаковостью входят в нас. Две поэтессы двух культур… созвучны. Чувствуете?».
Да, невозможно не почувствовать близость, даже родство поэтического дыхания (стало быть, и души) Татьяны Кузовлевой и Этелы Фаркашовой. Все поэты и прозаики, кто осмысливает окружающий мир и сопоставляет его реалии с незыблемыми нравственными императивами, мыслят «в унисон». Но пример Татьяны Кузовлевой и Этелы Фаркашовой — больше, чем унисон. Мне — по прочтении этой книги — представился симбиоз, сродни «великому пределу» добра и зла из китайской философии.
Дело в том, что в оформлении книги «Координаты родства» скрыта некая криптограмма: крестообразно стоящие русское и словацкое названия будто бы намекают на «горизонталь» и «вертикаль» бытия. Но, опровергая замысел художника, я бы сказала, что, напротив, философская лирика Татьяны Кузовлевой символизирует поиск духовной «вертикали»:

«О смерти говорить не надо,
А надо жить — и просто жить,
Держа на расстоянье взгляда
Все то, чем стоит дорожить…
…Живи —
Не уставай дивиться
Тому, как светел небосвод,
И так дыши, как дышит птица,
Пускаясь в дальний перелет».
«Твори добро — нет большей радости,
Не думай о себе, спеши —
Не ради славы или празднества,
А по велению души».
«Я просто этим воздухом дышу,
Я просто этой улицей кружу
И триединство духа ощущаю:
Когда в Москве поют колокола,
Я триедина: буду, есть, была».
«…Любая тварь, любая жизнь
Всегда — любимица у Бога.
И потому во все часы,
Во все столетья, повсеместно —
Бессмертно вишни и осы,
Змеи и яблока соседство».
«И перед тем, как стать травой средь прочих трав,
Отпустим ту/того жить, не влача обета.
И нужно только так. И смертью смерть поправ.
Над временем. Легко. И не пугаясь света».

Может показаться, что все эти истины, «зарифмованные» Татьяной Кузовлевой банальны и наивны. Но тогда наивнее всего на свете Нагорная проповедь…
Тогда как раздумчивые, веские строки Этелы Фаркашовой подчеркнуто «горизонтальны», принадлежат миру сему:

«…если бы я могла помешать тому,
чтобы из треснутых ваз
безнадежно вытекала вода
и чтобы в них умирали розы,
если бы я могла исцелить
треснутые вазы целого света».
«В огороде
не очень часто
случается
чудо
зерна фасоли
или
не так уж часто
случается
быть свидетельницей
этого чуда,
видящей, верящей
и понимающей,
не так уж часто
пальцы твои
проснутся в рыхлой земле,
согретой солнцем
и глаза
проплывут
за синеватый горизонт…»
«Образ
тот образ о себе,
о котором, кроме тебя,
никто не знает,
привыкаешь нести
каждую ночь до утра;
ноша, от которой
у тебя опускаются руки
и подчас замедляется
уже и без того тяжкий шаг;
с ней ты почти остолбеваешь —
тяжесть,
для которой пытаешься
хотя бы найти новую,
слегка улучшенную раму».

Тяжки духовные искания, давят, притискивают к земле оковы плоти и бытия, которые, как их ни совершенствуй, остаются всего лишь «слегка улучшенной рамой», но упорство на этом пути вознаграждается:

«Всего лишь нерешительно
лишь нерешительно
поднимаюсь
к знакам
как к горному источнику
(выше, все выше)
хотя:
хотелось бы
полными пригоршнями
переливать в слова
свои невысказанные мечты».

Обе поэтессы показывают примеры подъема от обыденного — к высокому. Истоки такой поэзии, на мой взгляд, лежат и в христианской духовной традиции, и в присущей всем родственным славянским народам «привычке» Богоискательства, и в великой русской литературной классике, почитаемой всем миром… Недаром в книге стихов «Координаты родства», хотя она вполне «светская», так явственно прослеживаются религиозные «намеки» — начиная с крестообразно украшенной обложки. Я бы хотела, чтобы эта книга украсила домашнюю библиотеку всех, кому не безразлична философская мысль.

Елена Сафронова