Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 3 (41), 2008


ВОЛОШИНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ НА КАРТЕ ГЕНЕРАЛЬНОЙ. Поэзия


Дети Ра ВЛАСОВ



КАК НИ КРУТИ



* * *

А. Цветкову

крым или где там песком ступни обжигая
до тошноты биплан трясет с алой полоской
cлабый в тучах просвет словно сабля джедая
в мерзлом кружке выплывший полуостров

дядя в рейтузах слепец счетовод в панаме
детям вкусившим всю сухомятку поездки
дали кульки последний прижался к маме
но приземлились позывы стали не резки

марлевый невод в лохани суп из креветок
и костерок в узловатых ветвях проворен
бражниц искали и тонких и белых веток
ночи язык душист и по-южному черен

флюгер трещал серебристы стебли полыни
пыль остановки жара шелуха под лавкой
если и что оставил я на украине
не мотылька наколотого булавкой

не заграница и речи нет об отчизне
но самолет песок море и покрывало
ветер и свет и привкус соленый жизни
ветер и свет и разве этого мало



* * *

Учителем сухим и деловитым
она заходит в детскую, где спят
в обнимку второклассница и мытарь,
гранат в цвету, непарный шелкопряд,
набыченные вены, запустенье,
меж пальцев убегающий песок,
твоя любовь, мое недоуменье,
каракули, в газете адресок.
Без умысла разбитая девятка,
солоноватый привкус, словари,
зверек из плюша, шаткая лошадка,
поселок в ослепительной пыли.
Она разбудит спящих и погонит
в песочницу на вечный зной и чад,
но раньше полдник: черный хлеб в ладони
и ложки алюминево стучат.
И одного она поставит в угол
стоять с настенной трещиной вдвоем
и слушать бой часов, а дальше — вьюгу
за то, что знал и думал о своем.



* * *

А. А.

Воздух сделался влажным
как первый весенний побег.
Человеку не важно,
пойдет ли обещанный снег.
Незаметно стемнело,
набухло вечерней слезой.
Может, с веткой омелы,
а, может быть, с лунной лозой
фиолетовый Рама
в колодец заглянет. Опричь
золотого барана
привязывать станет и стричь.
Или горний хлопчатник
рассадит на серой земле,
чтобы мелкой крупчаткой
на улице и на столе,
Чтобы альпы в ладонях
с минуту молчали, пока
утечет ли утонет
болтливое время-река.
Не зима — замиранье.
В кроватную тишь с головой.
Пахнет детством и ранью
герани узор угловой.
Белый свет, перекресток
сегодня действительно бел.
Здравствуй, утро, подросток,
косая линейка и мел.



* * *

Косись в окно и на вощеной
белокочанной ли черти
про то как черт балдой смущенный
удил на хвост как ни крути
все только фокус небывалый
где между нашим нет и да
стоит прозрачным покрывалом
его слюна или слюда

слоистая вода допустим
мы в белых кочанах капусты
какая разница кому
водить тебе или ему
различий нет рисуй на кальку
старик старуха волны галька



* * *

как жадно солнце на снег смотрит
имеющий лыжи притихший найдешь лосиный
по пояс в снегу принявшие зимний постриг
боярышник и осины
лыжню кричи и с нужной мазью коньковым
в горку лезь затем тормозящий плугом
ты перед промоиной и твоим бестолковым
классным другом

по ледяной речке оглядываясь на санки
замыкаешь круг спешиваешься у дороги
намокла бечевка связать лыжи и палки
замерзают ноги

день уходит волоча длинные тени
впереди созвездия с непонятными именами
майка вспотевшая холодно липнет к телу
дома пахнет блинами



* * *

бабье лето полоса простуды
окоем еще не близок но
слышишь в подворотнях пересуды
зябнущие клены как в кино
движется светило между строчек
небо состоит из молока
видишь с краю голубой платочек
тянет утонувшего рука
собирайся и поедем к морю
погостили и пора домой
будут сохнут от земного горя
вещи на веревке бельевой
там такие звезды небылица
так и лезут в нотную тетрадь
а захочешь за море синица
никому тебя не удержать
душу пьет соломинкой цыганка
в дымном парке голоса одни
все-таки садовая таганка
красные и желтые огни



* * *

колючие кусты ракит
теряют охру клены
в московии октябрь стоит
скупой светло-зеленый
в неровном зеркале в трюмо
проспектов подворотен
отчаянье отражено
и звук его бесплотен
а то что плотью было есть
разъятые на части
кусты и охра зелень взвесь
иные части счастья
ему в последний раз дано
себя найти в тревоге
и оглянуться на трюмо
как гостья на пороге



* * *

я не помню как снаружи
мир качался пуст
засухой обезоружен
облепихи куст

плыли облака вершины
в доме хлеб черствел
под колесами машины
гравий шелестел

путь и пыльные растенья
времени свинец
сумрак дачный эти тени
видишь наконец

так подолгу шарить можно
и не находить
тишины изнанку ложной
ариадны нить

ведь оттуда как спасенье
можно век смотреть
здравствуй света пробужденье
ласковая смерть
тихо в свете ходит лихо
метит на постой
сватья баба-бабариха
умысел пустой



Герман Власов — поэт. Родился в 1966 году. Окончил филологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Работает переводчиком — переводит с английского и испанского фильмы, книги и др. Первая публикация стихов — в журнале «Огонек» (1992). Выпустил три поэтических сборника: «1 1/2», (1998, Москва, «Культурный фонд») и «Второе утро» (2003, Москва, «Эра»). Участник коллективных сборников стихов «13» (2002, СПб, «Скифия») и «Московская кухня» (2005, Спб, «Геликон Плюс»). Дипломант Международного литературного Волошинского конкурса (2007).