Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 3 (77), 2011


Рецензии


Александр Твардовский, «Новомирский дневник». — М., «ПРОЗАиК», 2009

Александр Трифонович Твардовский — великое имя в истории русской изящной словесности. Замечательный поэт, выдающийся редактор, автор интереснейших дневников, в котором, кстати, тоже есть его стихи, разные варианты стихов.
Основных тем, которые затронуты в дневнике, не так много — работа в «Новом мире», люди, окружающие поэта, власть предержащие, литературные произведения, дачные заботы (во Внуково и в Пахре)… Тем-то немного, но эпоха представлена ярко, незабываемо, точными, критическими штрихами.
Твардовский фиксирует день за днем работу в «Новом мире», работу с авторами, делится впечатлениями о прочитанных рукописях, показывает хронику разгрома «НМ», роль в этом разгроме ЦК КПСС, секретариата Союза писателей. И на этом фоне видна его личность, для которой честь превыше всего.
Дневник Твардовского — уникальное литературное произведение. Оно написано без оглядки, без расчета на быструю публикацию и быстрое прочтение. Это исповедь выдающегося человека, его сокровенные мысли, его взгляд — всегда критический — на литературные произведения, в том числе, и на свои. К себе суд у Твардовского наиболее строгий.
Он, собственно, и не отделяет себя от страны — от ее побед, завоеваний и ее катастрофических просчетов, ощибок, подлостей.
Вот замечательные стихи из дневника Твардовского.

«Что делать нам с тобой, моя присяга,
Где взять слова, чтоб рассказать о том,
Как в сорок пятом нас встречала Прага
И как встречала в шестьдесят восьмом…»

Дневник он писал без особой надежды его опубликовать. Писал — потому что не мог не писать.
«Нет сил быть подробным в изложении всей той лжи, заушательства, оскорблений и облыжных политических обвинений, кот<орые> обрушиваются на ж<урнал> и на меня уже столько времени и в таких формах перед лицом миллионов читателей — моих и ж<урна>ла, редактируемого мной.
Кому я это пишу, у кого прошу защиты?»
Просил он защиты у Господа Бога и у нас, его потомков.
Теперь очевидно, что оценки Твардовского, которые он дал историческим персонажам верны. На протяжении многих страниц писатель постоянно возвращается к нескольким личностям: Солженицын (его творчество оценивает очень высоко), Ленин (всегда положительно!), Сталин (резко-негативная оценка), Хрущев (двойственное отношение!), литературное чиновничество как собирательный и единый образ (резко-негативная оценка).
Отношение к чиновничеству выражено в яркой, хлесткой эпиграмме:

Талантом Федин — беден,
Умишком — небогат,
Но был бы хоть безвреден,
Каков бы ни был Федин,
А то ведь гадит, гад!

Вообще, коллеги по перу удостаиваются, как правило, резких оценок. Нелицеприятно Твардовский отзывается о С. В. Михалкове, Н. И. Рыленкове, М. П. Прилежаевой, С. Я. Маршаке, Е. А. Евтушенко и многих других.
При этом всегда положительно пишет об А. А. Беке, Г. Н. Троепольском, И. С. Соколове-Микитове, К. И. Чуковском («Последний, кто еще знал, что почем»).
В двухтомнике много цитат. Из Каверина, Пастернака, даже из Библии, что для второй половины прошлого века, конечно, необычно.
Дневник — документ времени. Самый точный и правдивый документ, намного более точный, чем любая газета.
Удушье цензуры, аморальность партийного и литературного начальства, приспобособленчество писателей — все это показал Твардовский.
Если учесть, что на смену идеологической цензуре пришла цензура литературного рынка, то можно сказать, что картина, которую показывает А. Т. Твардовский, очень современна. В самом деле, по сути, изменилось немногое.

Фёдор МАЛЬЦЕВ