Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 09-10 (178-179), 2019


Перекличка поэтов



Ольга ИВАНОВА



цикл ст-й «ли-ри-ка»


Юнне Мориц


простые стихи


Ю. М., В. Д.


1.


плачевно позорище яблочка цела,
бессилье его велико
[харибда и сцилла — харизма и сцена] —
поэта, смотрящего мимо прицела,
пуляющего в молоко…

где цель высока — ни словца холостого,
контрольного — ни одного…
поэт — это снайпер, а всякое слово —
прицельная пуля, врачевство Христово,
златая пилюля Его,

ни стати, ни сути не спрячешь от коя —
как совести первый укол…
где яблочко — всякое сердце людское,
живое, румяное, словом — людское…
*а если, по ходу, оно не такое,
то слово — осиновый кол.


2.


не жалейте любови народной
ставьте лайки и шлите конверты
вопреки стороне оборотной
бытия безотзывной оферты

в личный ад, в нутряной геркуланум
им как без вести кануть — без вести
занавесьте им окна туманом
и звезду в изголовье повесьте

не сморгните без шума и пыли
[зацените – иными словами]
маякните – пока не уплыли
тормозните – пока еще с вами

в этом городе, в этом июне
эти души
[грядущие книги]
говорите о юности Юнне
и дарите цветы Веронике


* * *


Не хватало, чтоб дух лебезил!
И — как спьяну, дрожа —
Я булыжник швырну в лимузин.
Проезжающий мимо бомжа.
Татьяна Бек

сами — в драндулете
семьи — в шоколаде
кто все эти леди
кто все эти дяди

нумера-мальдивы
фуа-гра на блюде
кто все эти дивы
кто все эти люди

а чуток отъехай,
выдя за ворота —
у ворот, как лазарь,
стонет глас народа

во рубле, валюте —
нищеброду-йети —
кто все эти люди!
кто они — все эти!


чуток про смерть


«смерти нет» — говорит один
а другой говорит [уже
быв-да-сплыв на одной из льдин
на всю голову — фаберже]

«смерть придет и найдет», а смерть
ясен пень — она есть, и есть
*на минуточку* жесть и смердь
и на выходе — жесть и жесть

мы-то знаем, что тут — транзит
рассчитавшись на инь и ян
неспроста ж отовсед сквозит
спой нам песню про «гладь-визит»
[пусть и гонево],
Мирзаян!


* * *


не разумея ху из ху, с календаря
за слоем слой, как шелуху, пообдеря
будней и празднований злую круговерть
куря гангрену и мучительную смерть

как это водицца – пока еще топчусь
во избежание обуздывая чуств
нелегитимных и непрошеных музык
силлаботоники *етить его* язык —

а штобыдабы в толчее белковых тел
о вродевыходе в натуре не бухтел
рептильным рэпером с эстрады мозжечка…
короче, доброе, камрады!
с днем сурка!


из цикла «декалог»


здрава буди, силлабопаника!
ибо tabula rasa паблика —
где уже ни кнута, ни пряника
ни атлантики, ни кораблика

ни бордюра, ни, б...ть, поребрика
ни фортуны перста облыжного
тока рубрика, тока реплика
в виде литер…
а что до ближняго —

ни раба его ни села его
ни вола его ни осла его
ни того его ни сего его
ни [на выходе] самого его


несмеяна


во экстазе неслиянна
[хоть ее озолоти]
имя шельме — несмеяна
жало смерти — во плоти

не застеливай постэльку
шаловливою рукой
теребя ее бретэльку
[будто в бурях есть покой]

занавесив занавестки
шняги нежные гоня
тема смерти — на повестке
наздревающего дня

вороша шмотья ошметки —
не дошаришь до души
не смеши ея подметки
и подмостки не смеши


* * *


ради тихого щастья —
ожидая годо
фальшаком угощаться
без суда и УДО

в эту ultimу thule
заводное «ту би!»
тупо стоя на стуле
с-под воды не труби

забытья принцедатства
боле не береди
где байда — дожидаться
уходя — уходи


ноктюрн


эвридикина клятая думка
мирозданья неслабый брейк-данс
куры уникума-межеумка
ну и весь остальной декаданс

где сморгнув купидонову напасть
искривимши мучительно рот
амфибрахий звучит как анапест
и ровнехонько наоборот


Люде Секацкой


Перешагни, перескочи…
Ходасевич

где голова снята под нуль,
но делова — как секретарша,
минуя май, июнь, июль
под бэк-вокал словесных пуль
и траблы траурного марша

(пущай слышнее с каждым днем
его медляк минор-бемольный),
переиграем — и шагнем
двуглавым шахматным конем —
в расстрелльный список
/зимний… смольный…


Лене Фроловой


нехай отлютовали надо мною
земная нега с болью неземною,
да эта в эпилоге правота —
едва ли в оправдание врата,

а дар — едва ли дверь, скорее — бездна,
как водится, разверста и любезна,
а вот в обрат — как черная дыра —
задраена еще позавчера.

но то, что было в ней душой живою
[прикручено незримой бечевою,
как пугало, к поганому столпу] —
ни дня не позабавило толпу,

и как ни тлело то, что было — тело —
как в этом клятом пекле ни коптело,
треща по швам, на выходе оно —
как феникс, воскресать обречено,

и где по-новой fantasy питая,
на финише — все та же запятая,
да на холсте [с каемкой золотой] —
все то, что там,
за этой запятой.


И. Т.


на незримые эти увечья
сквозь незримые слезы глазея
где любая душа человечья —
как дитя посреди колизея

[как в котле — в этом теле варима
да словами когтима — как львами
на руинах реального рима
*вроде слогана «мысленно с вами»]

в соцсети зависали витии
кладенцы кто куда понацеля
да нигде не видать византии
и поэзия — не панацея


Ольга Иванова — поэт. Родилась в Москве. В 1995 году окончила Литературный институт им. А. М. Горького, отделение поэзии (творческий семинар Олеси Николаевой и Владимира Кострова). С 1997 г. состоит в Союзе писателей Москвы. Публикуется в периодике с 1988 г.: «Новый мир», «Континент», «Дружба народов», «Интерпоэзия», «Литературное обозрение», «Арион», «Дети Ра», «Зинзивер», «Новый берег», «Новая реальность» и т. п. Выпустила восемь книг стихов.