Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 01-02 (171), 2019


Поэзия Союза писателей XXI века на карте генеральной



Евгений ВОЛКОВ



ДОМ РОДНОЙ

ОТ ПЕРВОГО  ЛИЦА


куда  ни  глянь  от  первого  лица —

все  рукосуи  рукожопы  всуе

и  не  заходит  гвоздик  насухую
туда  где  посередине  нет  конца

на  третий  день  попробуй  не  восстань —

когда  за  каждым  божьим  голенищем
припрятан  нож  и  голем  в  каждом  нищем

ад  первого  лица  куда  ни  глянь

и  дом  родной  корм  чма  три  пескаря —

мой  батикан  где  водят  дуремары

кобылу  ночи  требуют  кошмары
и  корабли  теряют  якоря

и  тьма  путь  беззаконных  за  окном —

для  волчьих  стай  и  бесноватых  кормчих

под  звуки  му  и  эпилепса  корчи
ешь  и  молись  по  классу  эконом

ешь  и  люби  пока  есть  три  рубля —

и  член  в  кармане  так  на  всякий  случай
поскольку  мир  уже  не  будет  лучше
чего-то  ради  и  кого-то  для

пребудет  с  нами  вечность  день  за  днем —

и  зао  заоконных  змееборцев

всем  хватит  хлеба  зрелищ  скудных  порций
уходит  день  и  ходит  ночь

конем…


* * *


                      «…пароль — душистый майоран…»
                                  Король Лир

загораются  в  небе  огни —

видит  бог  и  навряд  ли  поможет

позади  наши  красные  дни
наши  добрые  синие  тоже

день  который  всему  богодан
в  небе  утреннем  и  золоченом —

мой  пароль  потому  майоран
что  есть  золото  тигров  на  черном

мой  закат  за  кормою  кармин —

зреет  кровью  на  сытом  железе

я  открою  врата  горло  вин
и  не  буду  народу  любезен

зверь  багряный  за  морем  залег —

синий  кит  небесами  плыть  будет

тот  кто  посуху  ходит  не  бог
кто  не  бог  тот  меня  не  осудит

босиком  по  воде  уходи —

потому  что  побег  невозможен

позади  наши  красные  дни
позади  наши  синие  тоже

наши  добрые  красные  дни —

станут  песней  которой  не  сложат

видит  бог  и  конечно  простит
и  конечно  спасет  если  сможет…


КАРНАВАЛ


гуляет  скот  по  полю  в  сапогах —

на  празднике  маркиза  карабаса

под  водку  дегустируя  колбасы
и  выбритый  на  всякий  случай  пах

лукавый  look  колхозного  царя —

с  одеттой  неодетой  и  поддатой

здесь  солнце  если  падает  в  моря
то  строго  в  им  подписанные  даты

здесь  богом  дан  цыганский  богдыхан —

и  гадский  папа  батька  всем  убогим

здесь  вечный  жид  пакуя  чемодан
без  чемодана  хочет  сделать  ноги

и  кар  навалом  там  где  кар  навал —

уродов  множит  в  поисках  джедая

идет  по  кругу  клики  ум  ножа  я

ах  если  бы  я  этого  не  знал —

и  жил  себе  за  пазухой  у  бога

где  цел  овал  который  целовал

где  трогал  ту  что  раньше  недотрогал

и  чемодан  соседу  отдавал…


ПЕРЕПРАВА


здесь   разводят  собак  и  разводят  мосты —

и   гуляют скоты  без  забот  и  преград

я   хочу  умереть  от  такой  простоты

боже   мой  я  еще  не  хочу  умирать

боже   мой  в  чистом  поле  горит  огонек —

боже  мой  на  меня  тихий  ужас  напал

потому  что  тоска   потому  что  итог

и  сжигающий   душу  и  сердце  напалм

измочалена  плеть  о  великую  рать —

и   опустится  солнце  за  дальней  горой

убиенных  и  павших  не  счесть  и  не  знать

вы  ли  жертвою  пали  в  борьбе  роковой

уходящим  навек   переправы   просты —

медяки  на  глазах  а  глаза  на  лугу

здесь  разводят  собак  и  разводят  мосты

боже  мой  ты  всегда  на  другом  берегу…


ШОППИНГАУЭР


представлен  мир  и  значит  воли  нет —

тела  желают  ласки  и  досуга

моих  кабаллистических  ракет
все  выше  к  небу  подымая  угол

и  шоппинга  урочного  кураж
иванушку  напоит  из  копытца —

синицей  в  руки  упадет  жар-птица
и  вещая  ждет  скидок  раз  продашь

но  йоко  сука  теле  граммы  шлет —

что  джонни  мертв  на  пару  с  рок-н-роллом

подходит  хамоватым  контролером
и  назначает  рамки  до  и  от

когда  у  нас  особенная  стать —

курвиметром  нас  общим  не  измерить

нас  рать  и  потому  нас  не  понять
в  паттайе  и  особенно  кемере

раздайте  им  патенты  и  хурму —

карт-бланш  на  испытания  кальяна

гяур  шопен  играет  форте  пьяно
и  предлагает  виды  на  тюрьму

куда  бы  твой  был  не  причален  челн —

к  булыжнику  мошонку  пригвоздили

и  разум  спит  чудовищами  полн
покуда  не  наткнется  на  будильник

где  я  членисто  ногий  трилобит —

застрявший  поутру  в  палеозое

назон  малявы  пишущий  на  зоне

но  поутру  меня  ты  не  буди

но  не  буди  меня  ты  поутру —

которому  давно  и  прочно  похер

чтоб  пепел  одноразовой  эпохи
развеять  было  проще  на  ветру.


* * *


одиночества  призрак  и  отечества  зрак —

наблюдают  за  мной  как  всегда  прихотливо

когда  темень  раскинет  свой  тенет  во  мрак
в  ожиданьи  прилива

один  отчества  признак  и  отечества  знак —

наполняют  казну  моего  авто  мата

в  сука  путных  войсках  объяснимый  бардак
и  виденья  солдата

на  исходе  судьбы  на  излете  времен —

хер  рувимы  мои  пьют  компоты  на  полдник

колобродят  во  мне  голосами  имен
не  лик  видных  орудий  господних

преисподни  мои  окаянные  дни —

неразменной  монетой  в  кармане

преисполнены  девы  когда  мы  одни
при  исподних  стараний

монамурские  тигры  и  ты  мон  амур —

в  меня  когти  вонзают  резонно

само  бранку  свою  я  сверну  в  шаурму
и  куплю  купидона

потому  ли  бездвижен  шепчу  я  no  mas —

черепаха  и  та  донателло

совершая  вечерний  намаз
на  твое  приходящее  тело…


ТЕМНОТЕ


мои  моменты  в  облаке  давно —

сомненья  звуки  сумраки  кануны

и  все  вагины  мира  и  лакуны
которым  неуютно  и  темно

мои  слова  приходят  в  темноте —

армадою  неведомого  флота

и  знаю  я  кто  ты  кто  твой  тотем
кто  в  дверь  стучит  не  спрашивая  кто  там

на  переправе  или  на  мосту —

стою  один  и  ничего  не  стою

и  выгрызаю  волком  пустоту
чтоб  оказаться  с  большей  пустотою

лось  оси  майнят  крипту  и  икру —

в  домашнем  тигле  плавится  рутина

и  гнется  мир  под  нас  как  паутина
где  ставит  точку  тина  точка  ру

о  воинство  и  братство  холодца —

несноснее  чем  дураки  и  дети

но  если  сети  тянут  мертвеца
то  это  тятя  будут  ваши  сети

когда  канонизируют  ютуб —

и  переснимки  зеркала  кривого

вниз  по  реке  свезет  меня  пирога
и  ветхий  вождь  по  кличке  мани  too

где  открывая  руки  на  кресте
для  сбыта  всех  несбыточных  объятий —

все  реже  буду  знать  и  понимать  я

слова  приходят  сами  тем —

но  те…


Евгений Волков — поэт. Живет и работает в Минске. Лауреат литературной премии журнала «Смена» за 1990 год, автор двух поэтических книг. В 2018 году публиковался в журнале «Плавучий мост», в альманахах «На середине Мира», «Другие», газете «Поэтоград». Член Союза писателей ХХI века.