Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 12 (170), 2018


Рецензии



Инна Ряховская, «В объятиях родного языка…»
Избранная лирика 1966 — 2018
М.: «Вест-Kонсалтинг», 2019


Говорят, что полувековой юбилей — это вызов судьбе. Это также своеобразный рубеж, который заставляет поразмышлять над тем, что осталось за плечами и сколько еще предстоит сделать. А уж 50 лет творческой деятельности — столь выдающаяся дата, что не сказать о ней невозможно. Как отметить это событие? Конечно, очередной книгой! Новая, шестая книга Инны Ряховской — это не «избранное» в традиционном понимании, а сборник, содержащий в себе как произведения, написанные в самом начале творческого пути, так и самые новые стихотворения. Рано подводить черту, ибо жизнь продолжается.
Этому автору есть что сказать. У нее есть солидный жизненный опыт, а слог не оставляет сомнений в том, что впереди — новые, удивительно прекрасные дороги и новые свершения, о которых, быть может, она и не смела думать много лет назад. Автор предпочитает изъясняться без обиняков, помня евангельский завет: «Просите, и дано будет вам…» Она и просит:

Прими меня, осень, в объятья свои.
От серой печали невстреч, нелюбви,
От этой мучительной горькой тоски —
К твоим горизонтам, что стали близки.

Сосредоточиться не только на своем эмоциональном состоянии, но и глубоко прочувствовать другого человека — качество, о котором многие молодые поэты и не задумываются. Им бы выплеснуть в эфир свое драгоценное «я», самоутвердиться за счет читателей… К счастью, русская поэтическая традиция осуждает подобные «вбросы». В нашей культуре издавна ценились другие черты характера — сострадание, милосердие, доброжелательность. Инна Ряховская, безусловно, обладает даром эмпатии:

Неведомы сроки земного пути.
Но есть еще силы. И надо идти.
Мне б в этой огромности что-то понять
И правду другого — иного! — принять…

Эмпаты, как правило, глубоко духовные люди: дар эмпатии позволяет ощутить единство всего бытия. Об этом говорит в предисловии Лев Аннинский: «Поразительно это ощущение базисного целого, к которому душа возвращается неизменно и непременно. Даже когда речь идет о погоде».
О погоде ли речь идет, о любви, — что бы она ни описывала, лирическая героиня Инны Ряховской ощущает неразрывность своего существования с миром: чужую радость она умножает, чужую боль ощущает как свою. Так звучат стихи, написанные в 2014‑м, в разгар военного конфликта на Донбассе:

Каштаны горят среди буйства сирени,
И роскошь, и краски, и одурь цветенья…
Как будто ни крови, ни ран, ни беды,
И так же цветут на Донбассе сады.

Никаких лозунгов, разделения на «своих» и «чужих». Сам факт кровопролития и есть великая трагедия. Героиня Ряховской не хочет ни ссориться, ни воевать. Подлинно христианское мировоззрение!
Стоит отметить, что это именно лирическая книга, а не «сборник стихов», поскольку эти понятия не тождественны. Лирическую книгу отличает целостность, а композиция этого издания, состоящего из отдельных циклов, как раз и представляет собой завершенное, логически выверенное решение: утрата хотя бы одного элемента влечет за собой разрыв внутренней связи между текстами.
Художественное оформление сборника играет не последнюю роль. Картины А. А. Прахова, написанные к стихам Инны Ряховской, оттеняют яркую творческую индивидуальность автора. Иллюстрации брызжут всеми цветами радуги, поскольку в произведениях автора нет места депрессии. Напротив, зимнюю стужу и тягостное состояние души эта женщина переживает, поддерживая себя словом — единственным надежным прибежищем поэта:

Но есть свеча и чуткая бумага…
Мой кот, пружинясь, жмурится в углу…
Есть стихотворства древняя отвага —
Рожденные слова все сберегут.

Внутренний мир автора наполнен спокойствием, равновесием, гармонией. С таким человеком хочется общаться, делиться радостями и бедами. Любовь к мужчине сопряжена с такой самоотдачей, что невольно думаешь — тот, другой, к кому это обращено, способен ли он принять и оценить это приношение:

Полнится души криница.
Только верить. Только ждать.
И в любимом раствориться —
без остатка все отдать.

Вот вам и «формула любви». Там, где есть любовь, всегда есть жертвенность. Обратное, правда, не всегда верно, но одно неоспоримо — нельзя накапливать обиды, прошлую боль. Дающий — свободен, обижающийся — привязан намертво. Автор никому не навязывает свой жизненный багаж, в строках прослеживается неуверенность в своих выводах, но не эта ли тень сомнения располагает читателя к себе? Инна Ряховская не пытается причесать всех под одну гребенку, но спокойно и скромно рассказывает о себе:

Жизни смысл, наверно, в ней самой,
Суетной, трагической — прекрасной,
Пусть нелепой, горькой, — но одной,
В сполохах негаданного счастья.

Какой точный эпитет «негаданное»! Если какое-либо событие программируется, оно называется «мечтой», «целью», но счастье — настоящее, детское приходит к нам, когда совсем не ждешь. Юбилейная книга Инны Ряховской говорит нам: не важно, сколько лет ты прожил, значение имеет лишь наполненность пережитого. Очень хочется, чтобы каждому, кому эта книга попала в руки, приоткрылся смысл жизни — столь короткой и неповторимой.

Ольга ЕФИМОВА