Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 11 (73), 2010


Штудии




Евгений СТЕПАНОВ



СОНЕТ КАК НОВАЯ АВАНГАРДНАЯ ФОРМА

Сонет — старинная стихотворная форма, которая зародилась в Италии в ХIII веке. Это стихотворение, состоящее из 14 строк, имеющее определенное чередование катренов и терцетов, а также отличающееся особой тематикой и системой рифмования.
Непревзойденными мастерами жанра были Данте, Петрарка, Микельанджело, Шекспир, Пушкин…
Проблематика сонета основательно проработана в отечественной филологической науке.
Большой вклад в российскую сонетологию сделали М. Л. Гаспаров, А. П. Квятковский, С. Д. Титаренко, К. С. Герасимов, О. И. Федотов, С. И. Кормилов, Т. А. Кошемчук, Т. Б. Бонч-Осмоловская, И. Е. Чудасов, чьи труды широко известны. Их мы учитывали при написании этой небольшой обзорной статьи.
Наиболее распространены итальянский, английский и французский сонеты.
Итальянский сонет насчитывает два катрена (на две рифмы) и два терцета (на две-три рифмы) — abab abab cdc dcd (или cde cde). Английский (или шекспировский) сонет состоит из трех катренов (на две рифмы) и одного терцета (на одну рифму) — abab cdcd efef gg.
Французский сонет состоит из двух катренов и двух терцетов и рифмуется по системе авва авва bbg dgd или abab abab bbg ddg.
Также существуют «половинный сонет» (1 катрен и 1 терцет); «безголовый сонет» (отсутствует первый катрен); «сплошной сонет» (он написан на двух рифмах), онегинская строфа (это сонет, созданный Александром Пушкиным, с обязательным чередованием перекрестной, парной и опоясывающей рифмовки в катренах) и т. д.
Большинство сонетов написано пятистопным или шестистопным ямбом. В катренах используются перекрестные или опоясываюшие рифмы.
В терцетах система рифмования варьируется.
В сонете имеет значение не только форма, но, разумеется, и содержание (тематика). Катрены объединены по смыслу как борьба противоположностей, зачастую как теза и антитеза (или продолжение тезы). Логический параллелизм.
Венок сонетов состоит из 15 стихотворений, где последняя строка каждого из 14 сонетов является началом следующего — таким образом подчеркивается  связь между строками. Завершающий сонет воспроизводит первые строки всех 14 предыдущих сонетов, заключая в себе как бы итоги всего венка сонетов.
Принято считать, что в отечественной поэзии сонет появился в 1732 году, когда Василий Тредиаковский (авторство переводчика до сих пор вызывает дискуссии) опубликовал перевод сонета Жака Валле де Барро (1602-1673) — «Боже! Коль твои судьбы правости суть полны». В дальнейшем тот же сонет был переведен Александром Сумароковым, а также в 1735 году тем же Тредиаковским.
Постепенно сонет стал не только «переводной» формой.
Ведущие поэты ХVIII — ХIХ веков отдали дань сонету — Гаврила Державин, Василий Жуковский, Александр Сумароков, Василий Тредиаковский, Aнтон Дельвиг, А. Ржевский, Михаил Херасков, Дмитрий Веневитинов, Николай Языков, Александр Пушкин, Евгений Баратынский, Вильгельм Кюхельбекер, Аполлон Григорьев, Василий Курочкин и другие. Дворянская культура предполагала владение различными стихотворными формами. В то время нередки были сонеты-мадригалы, сонеты-эпитафии.
Александр Пушкин оставил только три сонета — «Суровый Дант не презирал сонета», «Поэту», «Мадонна». И, безусловно, это абсолютные шедевры, которые звучат современно и в наши дни.

Сонет
                               Scorn not the sonnet, critic.
                                                    Wordsworth*.

Суровый Дант не презирал сонета;
В нем жар любви Петрарка изливал;
Игру его любил творец Макбета;
Им скорбну мысль Камоэнс облекал.

И в наши дни пленяет он поэта:
Вордсворт его орудием избрал,
Когда вдали от суетного света
Природы он рисует идеал.

Под сенью гор Тавриды отдаленной
Певец Литвы в размер его стесненный
Свои мечты мгновенно заключал.

У нас еще его не знали девы,
Как для него уж Дельвиг забывал
Гекзаметра священные напевы.

1830 [1]


Пушкин как истинный новатор в поэзии реформировал сонет — он создал онегинскую строфу. Онегинская трофа — это 14 cтихов с рифмовкой ab ab vvgg deed gg. Подробно Онегинскую строфу исследовал М. Л. Гаспаров. Он писал: «Онегинская строфа, созданная Пушкиным для своего романа в стихах, — одна из самых длинных в русской поэтической практике: 14 стихов с рифмовкой АбАб+ВВгг+ДееД+жж. Таким образом, здесь следуют друг за другом четверостишия всех трех возможных рифмовок — перекрестной, парной и охватной, а затем заключительное двустишие. Перекрестная рифмовка ощущается как умеренно сложная, парная — как более простая, охватная — как наиболее сложная, двустишие — как самая простая: получается чередование то большего, то меньшего напряжения. Часто первое четверостишие задает тему строфы, второе ее развивает, третье образует тематический поворот, а двустишие дает четко сформулированное разрешение темы» [2].
Онегинской строфой написана «Тамбовская казначейша» Михаила Лермонтова, некоторые стихотворения Максимилиана Волошина, Юргиса Балтрушайтиса и других поэтов.
В начале ХХ века сонеты писали Иннокентий Анненский, Максимилиан Волошин, Вячеслав Иванов, Валерий Брюсов, Анна Ахматова, Игорь Северянин, Павел Антокольский, Демьян Бедный, в середине и конце столетия — Семен Кирсанов, Арсений Тарковский, Илья Сельвинский, Иосиф Бродский, Генрих Сапгир, Леонид Аронзон, Валерий Прокошин, Владимир Солоухин.
В настоящее время сонет (а тем более венок сонетов) — не столь популярная стихотворная форма, как, скажем, в ХIХ и ХХ веках.
Между тем, существуют авторы, которые пишут сонеты. Следует упомянуть Кирилла Ковальджи, Сергея Мнацаканяна, Вячеслава Куприянова, Дмитрия Цесельчука, Сергея Бирюкова, Андрея Коровина, Александра М. Кобринского, Наталью Мазо, Александра Ерёменко, Виктора Коркия, Тимура Кибирова, Владимира Ермолаева, Елену Зейферт, Татьяну Виноградову, Ирину Репину, Наталию Лихтенфельд, Ольгу Денисову, Юрия Проскурякова, Юрия Богданова, Андрея Канавщикова, Александра Лайко, Вадима Степанцова, Игоря Белова, Данилу Давыдова, Георгия Чернобровкина, Ефима Гаммера, Антона Черного, Григория Аросева, Яна Бруштейна, Влада Васюхина и некоторых других.
Палиндромические сонеты пишут Борис Гринберг, Александр Бубнов, Владимир Пальчиков-Элистинский [3].
В ХХ веке палиндромические сонеты также писали Дмитрий Минский, Савелий Гринберг и ряд других авторов.
Блистательным мастером и реформатором сонетной формы был Генрих Сапгир. Он оставил богатое поэтическое наследие, в частности, знаменитые Сонеты на рубашках. Наряду с традиционными сонетами Сапгир писал новаторские, необычные по форме. Например, в «Рваном сонете» или сонете «Это все о Париже» полностью отсутствуют рифмы, что, конечно, для этого жанра не характерно. Сапгир часто использовал в сонетах анжамбеманы, что также не распространено. Приведем один пример.

Сонет-Статья

«Большая роль в насыщении рынка това-
рами принадлежит торговле. Она
необычный посредник между произво-
дством и покупателями: руково-
дители торговли отвечают за то,
чтобы растущие потребности населе-
ния удовлетворялись полне-
е, для этого надо развивать гото-
вые связи, успешно улучшать проблемы улучше-
ния качества работы, особенно в отноше-
нии сферы услуг, проводить курс на укрепле-
ние материально-технической базы, актив-
но внедрять достижения техники, прогрессив-
ные формы и методы организации труда на селе» [4]


Даже в, казалось бы, традиционных сонетах Сапгир расшатывает форму. Прежде всего — синтаксис.

Дух

Звезда ребенок бык сердечко птичье —
Все вздыблено и все летит — люблю —
И налету из хаоса леплю
Огонь цветок — все — новые обличья
Мое существованье фантастично
Разматываясь космос шевелю
И самого себя хочу настичь я
Стремясь из бесконечности к нулю
Есть! пойман!.. Нет! Еще ты дремлешь в стебле
Но как я одинок на самом деле
Ведь это я все я — жасмин и моль и солнца свет
В башке поэта шалого от пьянства
Ни времени не знаю ни пространства
И изнутри трясу его сонет [5]


Также сонеты без рифм встречаются в творчестве Александра Ерёменко.
Иронические сонеты пишет Владимир Ермолаев из Риги. Он развивает традиции выдаюшегося авангардиста Александра Кондратова, перу которого, в частности, принадлежит такой сонет:

Сонет

сонет
сонет —
сонет!
Сонет,
сонет,
сонет:
сонет.
Сонет?
Сонет!
Сонет-сонет.
Сонет,
сонет,
сонет-сонет! [6]


Александр Кондратов работал в паралельных направлениях с другим поэтом-авангардистом — немцем Герхардом Рюмом, который оставил похожие сонеты, один из которых мы ранее опубликовали в «Детях Ра» [7] и повторяем в этом номере.
Сонеты-акростихи достаточно редки в современной поэзии — известны опыты поэта из Великих Лук Андрея Канавщикова.
Во французской поэзии известен сонет Жана Бенса (члена группы УЛИПО), в котором нет существительных, глаголов, прилагательных.
В ХХ, а тем более в ХХI веке иногда меняется тематика сонета — она становится более широкой и менее философской. Хотя основные темы — традиционны: борьба добра и зла, любовь, смерть.
Владимир Пальчиков-Элистинский

Сонет-Перевертыш

Зеленой одой — о, не лезь! —
нам боли бурь убил обман.
Нам утро — звон, но взор — туман,
Селена — миф им, а не лес.

Себе не раз в заре небес
нагар увидь и в ураган.
На вес вон сини снов Севан,
сегодня иссиян до ГЭС.


Хилее дух — худее лих,
хитер (особо ссоре тих).
Те — в сваре Вии. Вера в свет.

Иду… Скорее, рок, суди!..
И дико рана-рок: «Иди,
девиз ума, да муз и «Вед»!» [8]


Форма расшатывается, усложняется. При этом контент сохраняется в рамках канона.Венок сонетов — предельно редкая для современных стихотворцев форма. Тем не менее, к ней обращаются наши современники Сергей Мнацаканян, Дмитрий Цесельчук, Игорь Белов, Юрий Богданов, Елена Зейферт, Наталия Лихтенфельд, Ефим Гаммер, Георгий Чернобровкин.
Замечательный венок сонетов оставил выдающийся русский поэт ХХ и ХХI веков Валерий Прокошин, сумевший сказать свое слово и в этом жанре и  показав себя глубоким филосософским лириком. В заключительном пятнадцатистишии венка сонетов он писал:

Вот старый календарь моей души.
Листает память мятые страницы:
Был жизни срок, замешанный на лжи,
Где я сумел лишь тенью повториться.

В закрытой для чужих сердец глуши
Росли грехи вороньей вереницей,
А время только в прошлое стремится
Вдоль выпуклого поля спелой ржи.

Но треснула внутри земная ось!
Рассвет распространился вкривь и вкось,
И плоть боролась с ускользавшей тенью.

Сквозь призму счастья, словно сквозь стихи,
Все возвращалось на свои круги
Любовью, равной смерти и рожденью. [9]


Как будет развиваться сонет в дальнейшем — предположить трудно. Скорей всего, к нему будут обращаться единицы. И это не может не огорчать.

____________________________________
* Не презирай сонета, критик. Вордсворт. (англ.).



Литература:

1. А. С. Пушкин. Сочинения в трех томах. Санкт-Петербург: Золотой век, Диамант, 1997. Сайт www.litera.ru.
2. М. Л. Гаспаров, «Русский стих начала ХХ века в комментариях», М., «Фортуна Лимитед», 2001, с. 177, 178.
3. См. об этом подробнее в: Иван Чудасов, «Палиндромические сонеты В. И. Пальчикова (Элистинского) в книге «Свод сонетов»» (М., 1990), «Дети Ра», № 5 (55) за 2009 г., сайт www.detira.ru.
4. Сапгир Г. В. Неоконченный сонет. — М.: «Издательство «Олимп», «Издательство АСТ», 2000, с. 171.
5. Там же. С. 155.
6. Александр Кондратов, сайт www.rvb.ru.
7. Герхард Рюм, «Дети Ра», № 3, 2008.
8. Владимир Пальчиков-Элистинский, «Сонет-перевертыш», «День поэзии», 1983, с. 172.
9. Валерий Прокошин, «Дети Ра», 2009, № 8 (58). Сайт www.detira.ru.