Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 11 (73), 2010


Перекличка поэтов




Игорь БОЖКО



КАЖДЫЙ ДЕНЬ
 
 
* * *

я — станция
на которой делают пересадки
на различные направления
чаще всего на поезда
идущие в сторону «хорошей жизни»

мне остается только молиться
чтобы все благополучно добрались
до конечного пункта

я — станция
на которой поезда
загружаются углем и водой
а потом свистнув как в два пальца
уносятся дальше

за синие моря за высокие горы
туда где только красивые слова
написаны на заборе

я — станция
на которой после суеты и толкотни
остается всегда только осенний ветер
обломки букетов и поцелуев
и плевки у перевернутых урн
на кирпичной стене написано
«закрой поддувало»
пожалуй надо закрыть…



* * *

Бетховен сочинил музыку
под названием «сурок»
я сочинил тоже — под названием
«плавленый сырок»
как видно всему свой срок



* * *

Наш дом теперь околица державы,
и площадь лобная отсюда не видна.
Но городской романс Булата Окуджавы
струится из окна, струится из окна…

Хотелось праздника, но все мы были правы.
И ты нас, Господи, сурово не кори.
И городской романс Булата Окуджавы
останется в крови, останется в крови



* * *

Нищая старуха
кормит городских собак и кошек,
просит для них подаянье.

Собаки и кошки вокруг нее
едят, не ссорясь.
Она достает из своих торб
куски колбасы,
кашу, хлеб
и другие объедки.

Кормит всех приблудных,
бездомных, больных,
беременных, худых
и уже откормленных
на ее приношеньях.

А вечером садится в маршрутку,
называя шофера «миленьким», —
едет домой…

Вечером под восьмое марта,
отдышавшись, поведала:
— Сегодня нас всех, кто работал
во время войны в порту,
собрали и поздравили с праздником.
Всем вручили цветы и подарки
и по бутылке шампанского.
Шампанское выпьет зять —
я не пью.

— А кем вы работали в порту? —
спросил кто-то из пассажиров.
— Грузчиком, миленький.
На себе таскала и мешки, и ящики,
и все, что прикажут.
Тяжелая была работа.
Дочка меня ругает
за то, что прошу деньги
и кормлю животных.
Но мне их жалко…

Каждый день
на одном и том же углу
стоит старуха с торбами…

— Ты где была вчера?
Почему покушать не приходила?
— Бегала по разным другим улицам.
— Ты смотри поосторожней бегай,
машины вон как лихо ездят.
— А я на перекрестках стою и жду.
Как только люди пойдут,
так и я с ними перебегаю.
— Это хорошо. Ты умная собачка,
на вот тебе, покушай.

21 авг. 2007



ОТ НАПЛЫВА ЧУВСТВ

Представьте, сама по себе
перестала у человека
дрыгаться нога.
А раньше все время дрыгалась.
Ученые говорят, что это от нервов.

Потом этого человека
направили на курсы.
На курсах он умер.

«Тьфу!» — скажет читатель,
прочитав это сообщение,
и будет совершенно прав.
Люди умирают
не только на курсах,
но и просто так.

А некоторые живут
до ста лет.
И желудок у них черный
от курева,
и нога дрыгается так,
что и ходить неприятно,
а они живут — и еще
через форточку
пускают мыльные пузыри
в свое удовольствие.

Заматюкаться мне здесь, что ли —
по моде современного
стихосложения —
или не заматюкаться?..
Чтоб оживить повествование —
надо бы, конечно же, заматюкаться?
Но я воздержусь, пожалуй.

Главное ведь то, что тот человек,
у которого дрыгалась нога,
на курсах совсем не умер!
Это все сплетни!
На курсах тот человек
получил новые знания,
которые и по сей день
с успехом применяет
на поле своей деятельности.

(А вот здесь все-таки
звучит слово из трех букв!)
Извините, вырвалось —
само по себе, от наплыва чувств.



* * *

плакала ночь водосточной трубой
металась и плакала до утра
медленно умирала любовь
и вот умерла…

металась и плакала проливным
жестью водосточных труб
уходящий тихо сказал остальным
«была… а теперь — труп»

потом молча собрал чемодан
с лязгом закрыл замки
и прежде чем уйти навсегда
глянул в ее зрачки

в зрачках отразилось его лицо
и лампочка в потолке
только ноги налились свинцом
а любовь ушла налегке…
За кладбищем аэродром
пожалуй, тянется в полмира.
А кладбище еще длинней.
И за могилою могила.

Когда садится самолет
он брюхом о кресты дерет.
И скрежет камня о металл
хорьков могильных распугал.

Пустынно здесь в обычный день.
Бомжи выходят из могил.
То тут, то там фигуры их
торчат недвижно… Афтангил

уже пытался их бомбить,
чтоб лучше стало на земле.
Но не берут фугасы их —
они как фениксы в золе.

Зимою здесь покрышки жгут
автомобилей марки ЗИЛ,
чтоб растопить промерзший грунт
для новых жителей могил.



Игорь Божко ― поэт. Родился в 1937 году в городе Харьков. Окончил Одесское художественное училище, отделение живописи. Художник, график, скульптор, в конце 60-х — начале 70-х участвовал в неформальных выставках, основатель творческой группы «Човен», член творческого объединения «Мамай». Член Национального Союза журналистов Украины.