Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 2 (64), 2010


Рецензии


Александр Вепрёв, «Вятская улица», М., 2010, «Библиотека журнала «Дети Ра».

Александр Вепрёв жил в Кирове (Вятке), теперь делит свое пространство между Ижевском и Сочи.
По роду занятий он предприниматель, по призванию — поэт. Стихи у него откровенные, искренние, открытые. Очень простые. И вместе с тем, непростые. Потому что они от души.

Вечер

Город, как деревня.
Улочки пусты.
Темные деревья,
темные сады.

Плачут две гармошки
в парке, в тишине…
да блестят окошки
при ночной луне.

Ясно, что это стихи не о большом городе, это стихи о русской провинции, которую мы, москвичи, не знаем или не хотим знать. Это стихи чем-то напоминают творчество Эмили Дикинсон и Ксении Некрасовой — своей чистотой, простосердечностью.

Замечательно, что Александр Вепрёв обращается в своем творчестве к фольклору. Характерна в этом смысле идиллия «Топотуха», которая написана раешником (редким, заметим, в нынешнее время размером).

Сам главбух Лев Никанорыч
и начальник Стройконторыч,
как два лебедя похаживают,
да на праздник тот поглядывают.
На обоих пиджаки
белые надеты.
Подивились старики,
Удивились девки…
Плясовые заиграли,
загудели дудки,
босоножки замелькали,
замелькали юбки!

Как будет развиваться дарование Александра Вепрёва? Я думаю, со временем он придет к верлибру… Но уже сейчас перед нами явно одаренный и неординарный автор.

Фёдор МАЛЬЦЕВ



Т. Б. Бонч-Осмоловская. Введение в литературу формальных ограничений. Литература формы и игры от античности до наших дней. — Самара: Издательский Дом «Бахрах-М», 2009.

Нельзя сказать, что эта книга появилась на пустом месте. Можно вспомнить легендарные труды Сергея Бирюкова «Зевгма» и «Року укор», где речь идет примерно о том же — об игровых формах русского стиха. Вместе с тем, размах Т. Б. Бонч-Осмоловской поражает. Она исследует не только русскую комбинаторику, но и комбинаторику французскую, английскую… Причем, в самых разных видах. Фактически книга Т. Б. Бонч-Осмоловской — это энциклопедия комбинаторной поэзии и поэзии твердых форм. Моностихи, фигурные стихи, акростихи, брахиколоны, сонеты, терцины, «листовертни», палиндромы и т. д.
Главное значение этой уникальной монографии заключается, на мой взгляд, в том, что автор наглядно показывает: в русской (и мировой!) изящной словесности всегда было много разных традиций, не только силлабо-тонических.
В этом смысле значение книги трудно переоценить.
Что настораживает?
Настораживает чрезмерная увлеченность стихотворной игрой. Она выходит на первый план и порою заслоняет собой суть, естество поэзии. Заслоняет человека (а все-таки человек — предмет поэзии). Мне представляется, что форма и содержание едины. И если есть перекос в одну из сторон, это в любом случае может отрицательно отразиться на качестве стиха.
Т. Б. Бонч-Осмоловская преимущественно исследует стихотворные формы (приемы), но не всегда исследует поэзию.
Мне импонируют отдельные главы ее книги. Например, глава «Моностихи». Замечательно, что она приводит образцы подобного творчества 1 века до нашей эры. А ведь наши высоколобые литературоведы и некоторые толстожурнальные критики до сих пор считают моностихи авангардной формой стиха.
Давайте вчитаемся в некоторые одностроки древних!

Не наше то, что нам дано Фортуною.
(Публий Сир, Рим, 1 в. до н. э. Пер. С. Ошеров).

Любить должны мы всех, но верить — избранным.
(Кассия, Византия, 1Х в. н. э., пер. С. Аверинцева)

Также Т. Б. Бонч-Осмоловская приводит замечательные моностихи французских поэтов: Шарля Бодлера, Поля Верлена, Анри Мишо…
Особенно удачной мне представляется глава 2. 3. «Жесткие и сверхжесткие поэтические формы».
Речь здесь идет о канцонах и балладах, виланделе, ронделе и рондо, триолете, сонете и т. д.
Т. Б. Бонч-Осмоловская пишет не только о традиционных твердых формах стихов, но и приводит неожиданные вариации этих твердых форм. В частности, она анализирует сонет Ле Лионе, в котором нет существительных, глаголов и прилагательных.
Исследовательница показывают тонкую, и вместе с тем, явную связь российской и зарубежной литератур.
Культура имеет огромную историю. Просто мы ее не знаем. Вот об этой истории культуры (конкретнее — поэзии) замечательная книга Т. Б. Бонч-Осмоловской.

Фёдор МАЛЬЦЕВ