Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 9 (59), 2009



Штудии




Евгений СТЕПАНОВ



СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ МОНОСТИХ
И ОДНОСТРОЧНАЯ ПОЭЗИЯ

Современный русский моностих (или однострок) — явление противоречивое и до сих пор вызывающее филологические дискуссии. Поэзия это или проза?
Точного ответа на этот вопрос в настоящее время нет. Как нет и всеобъемлющего ответа на то, в чем принципиальное отличие стиха от прозы. Крупнейшие филологи прошлого и нынешнего веков (Ю. Н. Тынянов, Г. А. Шенгели, М. Л. Гаспаров, Ю. М. Лотман, Б. В. Томашевский, Ю. Б. Орлицкий, Т. В. Скулачева, М. И. Шапир, С. И. Кормилов, С. Е. Бирюков и многие другие) посвятили этой проблематике многочисленные сочинения, однако вопрос по-прежнему будирует сознание исследователей. И однострок в данном случае может служить той лакмусовой бумажкой, которая со временем подскажет истину.
Филологов, которые систематически занимаются проблематикой моностиха, не так много. И статей по этой проблематике опубликовано не много. Следует, прежде всего, упомянуть исследования В. Ф. Маркова, С. И. Кормилова, С. Е. Бирюкова, Д. В. Кузьмина, Т. Б. Бонч-Осмололовской.
История моностиха в России — тема, обстоятельно разработанная в штудиях С. Е. Бирюкова [1] и Д. В. Кузьмина [2].
Квинтэссенцию состояния современной научной мысли по этому вопросу удачно сфокусировал В. П. Бурич, предложив называть одностроки удетеронами — ни то, ни другое в переводе с греческого.
Подобную формулировку приняли М. Л. Гаспаров, Ю. Б. Орлицкий и ряд других авторитетных ученых.
В настоящее время определений моностиха более чем предостаточно. По этому поводу высказались и филологи, и поэты. В частности, журнал «Дети Ра» опубликовал дефиниции Ю. А. Беликова, Т. Е. Виноградовой, Е. Г. Кацюба, К. А. Кедрова, С. Е. Бирюкова, Б. Х. Гринберга, Ю. Г. Милорава, О. А. Логош, Д. Ю. Цесельчука [3].
Наиболее известное определение дал А. П. Квятковский [4]:

«МОНОСТИ& 769;Х (от греч μ& 972;νος — один и στ& 943;χος — стих) — одностишие с законченной смысловой, синтаксической и метрической структурой. Обычно для М. выбирается длинная строка, укладывающаяся в длинный же размер, каким являются гекзаметр или александрийский стих. Примеры М.:

Словно ущелья гор обрывистых в молодости был я.
(Архилох, пер. В. Вересаева)

Рим золотой, обитель богов, меж градами первый.
(Авсоний, пер. В. Брюсова)
Покойся, милый прах, до радостного утра.
(Н. Карамзин)

M. как жанровая форма стиха не привился в русской поэзии».
Здесь все верно, кроме одного. Моностих очень даже привился в русской поэзии. В настоящее время опубликованы сотни образцов подобного творчества. Моностих, опирающийся на древние фольклорные традиции (пословицы, поговорки, скороговорки, прибаутки, загадки и т.д.), просто не мог не получить широкого распространения.
В настоящее время существует несколько видов однострока.
Эта классификация обстоятельно проработана в трудах В. Ф. Маркова, С. И. Кормилова, С. Е. Бирюкова и Д. В. Кузьмина. Поэтому не буду повторять общеизвестное. Замечу только, что все без исключения виды однострока созданы по прямой аналогии с фольклорными образцами, многие из которых до сих пор не превзойдены.
В связи с этим необходимо, на мой взгляд, особенно выделить рифмованный моностих, который имеет явные общие типологические черты с пословицей. Это стих — облегченный, удобный для запоминания, афористичный.

Сравним некоторые русские народные пословицы и современные рифмованные моностихи.

Пословицы:

Современные моностихи

Либо мед пить, либо биту быть [5].

Кого премируют — того и кремируют [7].

(Павел Байков)

Есть в мошне, так будет и в квашне [6].

Казановой стать не смог, потому что падал с ног [8].

(Ефим Гаммер)

Как видим, в пословицах и моностихах много общего. Однострочность, афористичность, рифмовка, метрическая упорядоченность, простота и легкость в запоминании.

В особый раздел следует выделить и заумные одностроки, которые также имеют в основе фольклорные корни. В этом жанре наиболее последовательно работают Сергей Бирюков, Ры Никонова, Сергей Сигей, Евгений В. Харитоновъ.
Заумные одностроки гораздо сложнее для восприятия, они построены на утяжеленных поэтических конструкциях и наиболее репрезентативно, на мой взгляд, выявляют черты поэтического языка.

В. Б. Шкловский писал:
«Поэтический язык, наоборот, сгущает краски, как в скороговорке: «ехал грека грека через реку… сунул грека руку в реку… схватил рак руку грека… говорит раку грек…» и т. д. То есть поэтическая речь затруднена» [9].
Именно такую «затрудненную» (прежде всего, для восприятия) речь мы и встречаем в русских народных припевах и в современных заумных одностроках, которые, безусловно, нуждаются во внимательном (точнее — равновеликом автору) читателе (слушателе)-со-творце.

Русские-народные припевы [10]

Заумные одностроки Евгения В. Харитонова [11]

Ай, люли, люли! Ай, люшеньки, люли! Сею, вею, вею, вью!

кабы была бы кобыла — не била... Кобыла бы кабы была!

Ай, авсень, ай, авсень! Таусень, таусень!

цап кацапа Кац, Каца цап кацап

Черви, жлуди, вины, бубны! Шинь, пень — шиварган!

не дам вам дам, Ван Дамм!

Шурьян-камрад, сам прокурат трах-тара-ра-ра-ра!..

Школьные мемуары

ел мелмелмелмелелмлел

Шилды-булды, пачики-чикалды, шивалды-валды, бух-булды!

целкацелкацелкацелкацелка цел Кац! ел Кац, ел... Цел!
июнь — август 2007

Очевидно, что в основе однострочной «зауми» Евгения В. Харитонова лежат фольклорные образцы русских народных припевов. Мы видим элементы остранения поэтического языка, его затрудненность. В основе однострочных стихов Евгения В. Харитонова — не только припевы, но и скороговорки, которые уплотняют стиховую конструкцию, делают ее максимально концентрированной и непохожей на структуру прозы.

Весьма распространены «кичевые моностихи» (определение О. И. Федотова). «Кичевость» («китчевость») — явление во многом субъективное и оценочное. Поэтому, вероятно, мы совершаем ошибку, выделяя «кичевые моностихи» (я бы сказал — эстрадные) в отдельный вид однострока. Между тем, следует констатировать, что этот вид моностиха стал на сегодняшний день наиболее популярен. Одним из основных (и, безусловно, самых известных) авторов этого направления является Владимир Вишневский [12].
Его творчество широко известно.

* * *
Сейчас у нас дешевле — заплатить...

* * *
Как горько — потерять товарный вид.

* * *
Считайте ДЕНЬГИ — чтоб их не считать...

* * *
Есть вещи, что не купишь и за «баксы»!

* * *
Любимая, да ты и собеседник!..

* * *
Прошло влеченье — началась взаимность...

В «кичевом» моностихе доминирующими особенностями являются ирония, быстрая ответная реакция аудитории, слабая тропонасыщенность и т.д. Он «запрограммирован» на успех. Это не значит, что он плохой. «Кичевый моностих» (или «вишнестих» по Д. В. Кузьмину) тоже в определенном смысле продолжает фольклорные образцы, которые потому и стали фольклорными, что не были утяжелены сложными поэтическими фигурами. Основная фигура в таком виде поэтической продукции — ирония.

«Кичевые моностихи», благодаря, прежде всего, возможностям ТВ, вошли в речевой обиход и постепенно приобретают черты фольклора — в виде поговорок или пословиц.

При всей своей популярности «вишнестих» трудно назвать поэзией. Более того, мне представляется, что настала пора обозначить строгую дихотомию: однострок — однострочная поэзия. Необходимо как можно четче разобраться в терминах. Иначе возникает некоторая путаница.


Д. В. Кузьмин пишет:
«К четвертому периоду (развития моностиха — Е. С.) можно отнести лозунги и «крылатые фразы» государственных деятелей советских времен. Большинство из них не является произведением какого-либо автора. «Политический» моностих становится «идейным», четко выстроенным, подразумевающим конкретные события. В нем не звучат глобальные, «вечные» темы, они подменяются политической злободневностью. С одной стороны, исчезает внутренняя недосказанность: моностих понятен людям, живущим в советское время, хорошо знающим положение дел в стране. Но с другой — увеличивается внешняя недосказанность: посторонний человек вряд ли поймет, о чем идет речь. Самые известные одностроки четвертого периода: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Все для фронта, все для победы!», «Жить стало лучше, жить стало веселее!» (И. Сталин.)» [13].
Спору нет, приведенные слоганы и афоризмы являются одностроками. Но вряд ли также подлежит сомнению то, что приведенные фразы не являются поэзией.
Иначе — если следовать предложенной логике — поэзией надо будет считать абсолютно все, что написано на бумаге в определенной последовательности. Так отчасти и происходит, причем нередко с научным обоснованием.
Профессор Ю. Б. Орлицкий резюмирует:
«Вернемся, однако, к проблеме разграничения стиха и прозы в их аутентичной, письменной репрезентации. Применительно к ней и только к ней можно говорить о возможности строгого разграничения большего числа текстов на стихотворные и прозаические, опираясь при этом на строго формальный и поэтому логически непротиворечивый признак: формы расположения текста на листе бумаги. Проще говоря, стих — это то, что располагается в «столбик», а проза — то, что пишется и печатается в «строчку». Именно к такому выводу и пришел в конце концов в своих работах Гаспаров <Гаспаров 1984, 6>» [14].
А как же в таком случае быть с моностихом? Как определить — он стих или проза? Ведь он всегда пишется одинаково — в одну строку. И тут, конечно, возникают вопросы.
Точка зрения, высказанная Ю. Б. Орлицким, представлялась бы мне безусловно верной в том случае, если бы мы брали во внимание тот факт, что далеко не каждый стих (стихотворение) является поэзией.
Схожее мнение разделяет С. Е. Бирюков.
Он таким образом сформулировал проблему:
«И в самом деле, обычно в разряд моностихов попадают строки, сохраняющие определенный размер и ритм. Но этого еще недостаточно и для того, чтобы назвать многострочное сочинение, обладающее внешними признаками стихотворения, стихами. Очевидно, что стихотворение (однострочное или многострочное) это прежде всего концентрация — мыслительная, эмоциональная, интонационная. Разумеется, здесь может быть учтен и момент парадоксальности» [15].
Точка зрения С. Е. Бирюкова представляется точной и адекватной. Однако его мысль, на мой взгляд, можно продолжить. В основе однострочной поэзии лежит система тропов (прежде всего, метафора, развернутая метафора, сравнение, образ).
Можно сколько угодно записывать рифмованные (или нерифмованные) сочинения в столбик, но поэзией от этого они не станут. При этом дневники и письма, например, М. И. Цветаевой — поэзия высшей пробы.
Попробуем рассмотреть наши предположения на примерах одностроков некоторых современных поэтов и писем М. И. Цветаевой.
Вот некоторые стихи из «Антологии русского моностиха», составленной Д. В. Кузьминым [16].

Мама плачет, глядя, как я ем…
Павел Грушко

Клерки тянутся к лирике
Евгений Иорданский

я еще тут
Иван Ахметьев

Имеют ли приведенные сочинения отношение к однострочной поэзии? Не уверен. Им не хватает тропонасыщенности. Им не хватает образной системы. Более того, эти одностроки трудно адекватно воспринимать, не имея определенной филологической подготовки, не зная особенностей идиостиля, творческих и личных биографий вышеупомянутых авторов, их бэкграунда. Сложный процесс со-творчества с читателем, довыстраивание поэтической системы становятся здесь реальными и в известной степени необходимыми действиями.
А вот несколько абсолютно типических фрагментов одного письма М. И. Цветаевой к А. Г. Вишняку (1895—1943), который в свое время работал редактором и управляющим делами издательства «Геликон»:

<…>Вы сами не знаете — Вы ничего не знаете — до чего все правильно.

<…> Погружение в самое ночь. Поэтому мне с Вами так хорошо, без света.

<…>Есть люди страстей — чувств — ощущений — Вы человек дуновений.

<…>Мне от Вас нежно (человечно, женственно, зверино) как от меха. [17]

Как классифицировать эти фрагменты писем? Как образцы эпистолярного жанра? Как прозу? Безусловно, это подлинная поэзия. И многие атрибуты изящной словесности здесь присутствуют. И метафорическая система («Погружение в самое ночь»), и поэтический «неправильный» синтаксис («Мне от Вас нежно»), и подчеркнуто-выразительная пунктуация (характерные цветаевские тире), и спрятанные в строке рифмы («ощущений—дуновений»), и метрическая организация текста (и т.д.)

Давний тезис В. Б. Шкловского «Искусство как прием» (а точнее — сумма приемов!) не лишен актуальности и в настоящее время. В однострочной поэзии это видно наиболее отчетливо.
Рассмотрим творчество еще некоторых наших современников.

Цитируемый выше Павел Байков в журналах «Футурум АРТ»[18] и «Дети Ра»[19] опубликовал обширные подборки моностихов. Некоторые из них, на мой взгляд, одностроки, а некоторые — образцы однострочной поэзии.

Вот одностроки:

* * *
На вид ей лет тридцать-тридцать пять, но выглядят она
значительно дешевле.

* * *
Как быть: уйти в себя или сходить в гости?

Это довольно изящные и остроумные сочинения легко представить на страницах 16 полосы «Литературной газеты». Фактически мы наблюдаем продолжение традиций вышеупомянутого В. Вишневского.

А вот Павел Байков демонстрирует образец однострочной поэзии:

...она спит, как капелька дождя в луже.

В основе этого стихотворения, написанного четырехударным дольником, лежит развернутая метафора. Именно развернутой метафорой автор смог выразить состояние лирической героини. Капелька дождя не может сохраниться в луже — лужа (это, безусловно, аллегория жизни) сводит ее на нет. По сути, речь идет о вечном сне, т.е. о смерти.

Не менее трагичны и выразительны однострочные стихи Татьяны Данильянц [20].

* * *
И этот розовый лист упал в память

* * *
Дни летят, как свинцовые пули

В последнем стихотворении опять-таки налицо множество приемов. Во-первых, оно метризовано — написано трехстопным анапестом. Во-вторых, казалось бы невыразительный эпитет «свинцовые» оказывается на своем месте и драматизирует ситуацию, подчеркивая бренность и скоротечность бытия. В-третьих, автор использует как троп сравнение. Эта совокупность и сочетаемость приемов и делает стихотворение стихотворением, а точнее однострочной поэзией.
Особая тропонасыщенность и суггестивность присутствует в однострочной палиндромической поэзии. Вот несколько образцов.

не реви, чуду будучи верен [21]
Михаил Крепс

я и ты — балет тела бытия [22]
Елена Кацюба

око коралла — рококо [23]
Вадим Степанов

Во всех приведенных стихотворениях, помимо основных тропов (метафора, сравнение), присутствует еще один прием, а именно — палиндромичность, что подчеркивает исключительную выразительность поэтического текста.
Сумма приемов, усиленная собственной интонацией (которая в итоге тоже становится приемом), возможно, постепенно приближает нас к дефиниции однострочной поэзии.
Авторов, тяготеющих в настоящее время к моностиху, немало. Следует вспомнить таких авторов, как Маргарита Аль, Иван Ахметьев, Андрей Вознесенский, Дмитрий Бавильский, Семен Беньяминов, Игорь Бобырев, Сергей Бирюков, Александр Габриель, Ефим Гаммер, Виталий Владимиров, Александр Габриель, Борис Гринберг, Иван Жданов, Елена Зейферт, Александр Ерёменко, Константин Кедров, Елена Кацюба, Виктор Клыков, Вячеслав Куприянов, Станислав Лакоба, Ольга Логош, Герман Лукомников, Александр Макаров-Кротков, Вилли Мельников, Владимир Монахов, Арсен Мирзаев, Юрий Перфильев, Евгений Реутов, Сергей Федин, Ры Никонова, Александр Очеретянский, Кирилл Ковальджи, Татьяна Михайловская, Владимир Вишневский, Андрей Сен-Сеньков, Татьяна Сельвинская, Сергей Сигей, Михаил Нилин, Евгений В. Харитоновъ, Игорь Шкляревский, Ия Эско, Владимир Эрль, А. Ник, Борис Констриктор, Александр Арфеев, Игорь Лощилов, Александр Федулов, Дмитрий Чернышев.
Выходят книги, публикуются антологии моностихов (в том числе палиндромических). Среди них немало образцов подлинной однострочной поэзии.

В заключение этой небольшой статьи — некоторые выводы.
1. Моностих динамично развивается в русской литературе.
2. Протообразом моностиха является фольклор (пословицы, поговорки, скороговорки, прибаутки, загадки и т.д.).

3. Следует разделять несколько видов моностиха — рифмованный моностих, заумный моностих, палиндромический моностих и др.
4. Следует разделять однострок и однострочную поэзию.
5. Однострочная поэзия — это метрически организованное произведение, состоящее из одной строки, имеющее в своей основе метафору, образ или другой троп (фигуру) и обладающее авторской интонацией.



Литература:



1. См. :Бирюков С. Е., РОКУ УКОР. Поэтические начала. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2003. С. 100; «Поэтический мастеркласс. Урок второй, одностишный», сайт www.topos.ru.
2. См.: Кузьмин Д. В., «История русского моностиха», автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук, сайт www.vavilon.ru; «Отдельно взятый стих прекрасен», Арион, № 2, 1996. сайт www.magazines/russ./arion/1996; «К современному состоянию русского моностиха» (Поэтика исканий, или Поиск поэтики // Материалы международной конференции-фестиваля «Поэтический язык рубежа ХХ—ХХ! веков и современные литературные стратегии» (Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Москва, 16—19 мая 2003 г.). — М.: 2004. С. 229—238.
3. См. ответы в рубрике «Блиц-интервью» журнала «Дети Ра». «Дети Ра», № 9, 2009. С. 165—175.
4. Квятковский Александр Павлович. Поэтический словарь, М., «Сов. Энциклопедия», 1966. С. 165.
5. Владимир Даль, «Пословицы русского народа. Сборник пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, прибауток, загадок, поверий и проч.».
М., Гослитиздат, 1957. С. 77.
6. Там же. С. 82.
7. Павел Байков, «Футурум АРТ», № 3 (13), 2006. С. 36.
8. Ефим Гаммер, «Дети Ра», № 9, 2009. С. 45.
9. В. Б. Шкловский, «О теории прозы», М., «Советский писатель», 1983. С. 24.
10. Владимир Даль, «Пословицы русского народа. Сборник пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, прибауток, загадок, поверий и проч.». М., Гослитиздат, 1957. С. 973.
11. Евгений В. Харитоновъ, МИ НА МИ РА (заумные, звучарные и комбинаторные стихи). М.: Вест-Консалтинг, 2008. С. 43.
12. Владимир Вишневский, сайт www.culichki.com.
13. См.: Кузьмин Д. В., «История русского моностиха», автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук, сайт.www.vavilon.ru.
14. Ю. Б. Орлицкий, Стих и проза: строгая дихотомия или концентрические круги (испытание современной практикой)?
Лингвистика и поэтика в начале третьего тысячелетия // Материалы международной научной конференции (Институт русского языка имени В. В. Виноградова РАН. Москва, 24-28 мая 2007 г.). — М.: 2007. С. 445—456.
15. С. Е. Бирюков, сайт www.topos.ru.
16. Кузьмин Д. В., «Отдельно взятый стих прекрасен», Арион, № 2, 1996. «Из «Антологии русского моностиха»», сайт www.magazines/russ./arion/1996.
17. М. И. Цветаева. Письма к А. Г. Вишняку. Сайт www.tscvetayeva.com.
18. Павел Байков, «Дети Ра», № 9, 2009. С. 42.
19. Павел Байков, «Футурум АРТ», № 3, 2006. С. 36.
19. Павел Байков, «Дети Ра», № 9, 2009. С. 42.
20. Татьяна Данильянц, «Дети Ра», № 9, 2009. С. 34.
21. Михаил Крепс, «Футурум АРТ», № 2-3, 2001. С. 30.
22. Елена Кацюба. Там же. С. 55.
23. Вадим Степанов. Там же. С. 60.



Евгений Степанов — литератор, издатель. Родился в 1964 году в Москве. Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института и аспирантуру МГУ им. М. В. Ломоносова. Кандидат филологических наук. Докторант РГГУ. Автор нескольких книг.