Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 5 (43), 2008


ЛИТЕРАТУРА ДРУГИХ РЕГИОНОВ. Перекличка поэтов


Дети Ра ПЕТРУШКИН



В ПЛОТНЫХ СЛОЯХ СУДЬБЫ



* * *

Дмитрию Машарыгину

1

все Бог а что не Бог то тоже Бог
все Бог а что не Бог то невесть что
не весть принесена но внесена
не бог не сын не дух но душно кто
меня несет кто тянет это вдоль
моих беззубых десен мимо зренья
я вслед блуждаю потому что Бог
безвиден неответен и несмертен
и в степень возведен свою как Бог

2

никто не вышел в дверной скрип
завернутая ночь стоит
никто не выйдет никого
приходит в это ничего

проходит это никогда
и не звучит
ps: да



* * *

Нефть разливается медленно, словно подарок Иуде на пасху.
Между словами спички сгорают, как воды Чермного моря.

Прутьями буквы в себя прорастают, как выдох.
Каждому бабочка зябким полетом назначила долю.
Доля некратная темным семи и теченью превратна,
Воды сегодня сухи и похожи на выстрел —
Выйти на кухню и не вернуться обратно.
Нефть истекает в ладони по скорбному быстро.
Нефть разливается медленно — то есть: по кругу
Путаясь между словами испуганной птицей —
Тело свое не нашед подобное звуку,
Вырвется строчка и снегом себе не приснится.

Толика хлеба с вином передоверена скудно.
Пятница заперта внутрь себя прошлой неделей.
То ли сослать себя в Ч, то ли пристроиться к судну —
Будто Овидий, ослепший в своей полутемной постели.
Нефть проливается медленно — будто бы частность.
Дьявол деталей снова рисует штрихами.
Выйти б из кожи, чтоб было чем вычислить разность
Между своим задыханьем на пасху и нефтяными глазами.
Все совершается — и не имей продолженья,
Мягкий Овидий с крыльями между зрачками,
Зрение нас продолжает как бесконечную пасху —
Выйдет сквозь стены и не вернется за нами.
Нефть проливается, медленно пчел настигая.
Речь и гекзаметр к сотой субботе выйдут из моды —
К соске своей или пятке дырой приникая,
Вынесешь твердых детей из холодной породы.

Это не снег. Просто остров забыт или схож с покаяньем,
Нефть пробивает все стены и чиркаешь спичкой,

Мост продолжается между — разбитыми в дым — берегами.
Видишь, как нефть проливает Овидий.
Скорей, по привычке.



* * *

— мне надо знать кто со мной — говорил вийон
он ходил по пятам за мной — параноик и вор
выходил во двор говорил за червей падал в мразь
— надо знать где небо чтобы туда упасть

— надо знать что за мной — говорил по ночам франсуа
где вийон крепко спал потому что сходил с ума
— никого не простить если этим червём не прощён —
говорил над вийоном тот что был не вийон

— переводчик с тобою скоро сойдёт сюда
говорил перевозчик в жизнь и туда-сюда
он ходил за вийоном, который ходил с франсуа
повторял себе — не сойди с ума не сходи с ума
— надо знать не знать

кто за мной
кто со мной
за плечом
франсуа вийон —

дольше неба
в котором он



* * *

свердловск (начало) тающий гонец
(не голубь) называющий нам имя
стоит во тьме и смотрит сквозь окно
туда где ни хрена (как день) не видно

динь-дон подвал (светает) сигарета
наталья ждёт свернувшись на стекле
не сумашествие (но нам не надо света)
свердловск горит (в начале — на столе

затем — дыханье отпустив три раза,
(стучит в окно какая-то зараза)
свердловск стоит как время во дворе)

меня там ждут и жгут как слово в спирте
я на спиртовке в мертвенном снегу

менты идут по всей земле всё близко
и алкаши как слово на бегу



* * *

так вот живёт — улет! — Бог постоять за себя
может только таким образом — шевеля
прозрачной губой во тьме в которой он не стоит

рыба плывет в глубине — только она и простит
там в деревянный гроб снег и свинец кладут
кладезем и колодцем между прозрачных губ

Бог в тишине стоит не верит себе и в себя
рыба плывет перед ним тьмой и хвостом шевеля
мертвый садовник встал курлыкать свою немоту

слово горит как хлеб звездою в глухом Тарту:
«нет ни имен ни бога люди не верят мне» —
Бог как щенок заплакал и умер в немой стране



* * *

сплошная вода языка
и сплотилась война языком
я верно сказал
а тебе говорю не о том

прочитан язык
на котором не я говорил
осветит вода не Итаку —
Плотинку которую речью топил

она догорела исеть дотекла до страны
где слово и слово в лицо не узнали войны

где ходят как люди то Векшин а то Гумилёв
а соль протекает среди обожженных столбов
фонарных а я не узнал
и иду по мосту
и краешек этой войны
не держу а несу



* * *

слитно пишется рцы плотно речет вода
кожа тебе горчит нет говоришь куда
в плотных слоях судьбы плавит себя Иов
переводи мосты на птичий из всех языков
переводи себя по теплым мостам сюда
ласточкой пролетит мимо тебя плотва
минувшим тебя крылом талым к седьмому числу
что ж обратись в юдоль для рцы
слог воды в звезду



Александр Петрушкин — поэт, культуртрегер. Родился в 1972 году в г. Озерск Челябинской области. Куратор поэтического семинара «Северная зона», основатель культурной программы «Фонд "Антология"» (1999). Публиковался в журналах «Транзит-Урал», «Уральский следопыт», «Уральская новь», «Урал», «Союз» (Н. Тагил), «Аврора», «Крещатик», «Дети Ра», «Нева», «День и Ночь», «Волга-21 век», «Знамя», «Воздух»; на сайтах и в электронных журналах «Топос», «Новые облака», «Полутона», «Text Only». Шорт-лист международного литературного конкурса «Tamizdat» (2007). Шорт-лист литературной премии «ЛитератуРРентген» в номинации «Фиксаж»: 2005 — культуртрегерская деятельность, 2006 — лучший нестоличный поэтический фестиваль. Лауреат литературной премии «ЛитератуРРентген» в номинации «Фиксаж»: 2007 — лучший нестоличный издатель поэзии.