Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 5 (55), 2009


Перекличка поэтов


Дети Ра ЛИХТЕНФЕЛЬД



ПОД КИПАРИСОМ ВЕЧНОЗЕЛЕНЫМ



Прощание с книгой

О. С.

Выпадала — как дар, как манна.
Запечатывала уста.
Сокровенна была, туманна.
Оросила всех — и пуста.

Буквы кров покинули роем
и беззвучно снуют над ним.
Ничего не прочесть. Закроем.
Справим тризну и упраздним.

Знала все. Оттого и места
на пиру невежд лишена.
Вот лежит на столе невеста.
Белым саваном — тишина.

Дорогие слова созвать бы,
чтоб явились во всей тщете.
Но к застолью унылой свадьбы,
страшно, если придут не те.

Уж как мы тебя читали-почитали!
Причитать пришло время, что ли?
Уберечь не смогли от смертельного жала —
слишком рано ты крылья сложила.
Уносила нас, бывало, далеко ты
от мирской суеты, от душевной смуты.
Мы за это с радостью мытарю-офене
отдавали последнее, что было в кармане.
Собирая с нас, людей твоих, подать
на приданое себе, собиралась ужли
с высоты полета мысленного падать?
Пусть огонь спалит бумажные башли,
а тебя, нетленную, да не тронет,
жертву плоти древесной твоей да отринет!
Что молчишь? Не посмеиваешься ли втайне
над отчаянием нашим? Не скорбим ли втуне?
Не жестоко ли такими шутками верность
своего верноподданного пытать народа?
Ах, уж эта юродская твоя неотмирность,
наша дурочка мудрая, наша отрада!
Пусть и наш тогда извергнется смех утробный
над тобой разразится, над непотребной,
над затертой свальною вселенской давкой,
как мозги, запудренной, продажной девкой!
Нет, уж лучше слезами омоем, да взвоем воплем.
Не серчай на нас, безутешных! Свечу затеплим.
И пусть с вечным Словом совершит венчанье
в обступающем мороке ее свеченье!
И пусть дерево к дереву, прах к праху —
и под кипарисом вечнозеленым
залатаем на жизни смертную прореху
неумолчной музыкой, хором козлиным.
Править этим миром, как Римом Цезарь,
вновь явись, воскресни, как четверодневный Лазарь!
Станут буквы звездами, просветится темень,
разрешит все печати Латырь бел камень.

Покидала — на произвол
новых благ и грядущих зол
оставляла свой белый терем.
Уж прости, коль уроним в грязь,
предадим тебя, сговорясь
втихаря с мутноглазым зверем.

Он-то начал еще с тех пор,
как на миг заглянул во двор,
на престол твой высокий целить.
Что ж, теперь его торжество.
Это мы впустили его.
Были свитой, а ныне — челядь.

И в чаду бессловесных мук
вдруг услышим вкрадчивый стук.
Кто там? Кто нас пришел утешить?
«Ваша мать пришла, вашу мать
не признали?» Тут шасть и хвать! —
ум за разум и в душу — нежить.

Увядает плакун-трава,
и плетутся вяло слова
по кладбищенской вязкой глине.
Тянет жизнь из нас кровосос.
Слепнут наши глаза от слез.
Меркнет свет без тебя, книгиня!

2006



Vita nova
1

Требует за все монет
мировая крыша.
От судеб защиты нет,
как от нувориша.

Угрожая и маня,
эта vita nova
достает уже меня
из угла глухого.

2

Неусыпны стратеги твои,
vita nova, захватчица!
Пребывающий в небытии
спит и в списках не значится.

Динозавром на лаврах, в траве
почивающий без вести
незабвенной являет вдове
воплощение трезвости.

2003, 2005



Борис Лихтенфельд — поэт. Родился в 1950 году. Автор «Путешествия из Петербурга в Москву в изложении Бориса Лихтенфельда» (СПб., 2000; www.lichtenfeld.by.ru). Стихи и статьи публиковались в журналах «Звезда», «Часы», «Обводный канал», «Нева», «Крещатик», «Арион», альманахе «Гумилевские чтения» и антологии художника Валентина Левитина «В Петербурге мы сойдемся снова...» (СПб., 1993).