Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 10 (156), 2017


Рецензии


Ольга Седакова, «Стихотворения шаги». Избранные стихи
М.: «Арт Волхонка», 2017

Название сборника избранных стихотворений перекликается со строкой автора: «Всегда есть шаг, всегда есть ход, всегда есть путь». У смысловой нагрузки слова Ольги Седаковой такая многогранность и многослойность, что чтение стихов возможно исключительно как медленное прочтение, поэтому путь в поэтическое пространство
О.Седаковой неспешен, долог и очень часто преодолим не с первой попытки. Поскольку я слышала авторское исполнение некоторых стихов (оно уникально и незабываемо!), то чтение мысленно сопровождалось интонациями автора, что неизбежно приводит к обостренному восприятию текста.
С первых же страниц книги ощущаешь необычайное волнения и трепет, по мере прочтения они усиливаются, добавляется ощущение масштабности, глубины, объемности творчества автора. Хотя все это уже понятно и по материалам сайта О. Седаковой, и по четырехтомнику ее трудов и творений, изданному в 2010 г. [О. Седакова. Четыре тома, М., Русский фонд содействия образованию и науке, 2010], где, помимо уникальных авторских стихов, — переводы, эссеистика, литературоведение, философские статьи, и по теперь уже многочисленным публикациям ее стихов и интервью, и по работам о ее творчестве. Но, в любом случае, издание избранных стихов — важный этап в жизни поэта и ценный подарок читателям. Тем более важно, что книга составлена самим автором, о чем Ольга Седакова сказала на поэтическом вечере в рамках проекта «Культурная инициатива» (тема вечера касалась переводов Данте, но о предстоящем выходе книги «Стихотворения шаги» собравшимся стало известно от редактора книги и от ведущего вечера). О том, что для поэта исключительно важно самому составить свою книгу, свидетельствуют выдержки из интервью Ольги Седаковой (вопрос касался журнальной подборки стихов на основе первой книги поэта, изданной во Франции в 1986 г.): «…сама эта книжка составлена не мной. По какому принципу — затрудняюсь сказать. Конечно, все равно это мои стихи, я от них не отказываюсь, просто в целом получился другой поэт».
Книга названа очень поэтично — «Стихотворения шаги», звучит как поэтическая строка. Ведь словосочетание «шаги стихотворения» звучит совсем прозаично, хотя всего лишь два слова поменялись местами. Вот уже и начинается чудесное свойство поэтического текста: только нужные слова на нужных местах, в своем уникальном порядке. Первое же стихотворение книги подтверждает эти рассуждения:

Где точка с точкой разговаривает,
звезда с звездою говорит,
где разум лучшее утраивает
и прочее благодарит.

Над замороженными чащами,
над пустырями, где ни зги —
горящие, сумасводящие
стихотворения шаги.

Трудно представить себе еще бо´льшую концентрацию смыслов и мыслей о роли поэзии, чем в этом стихотворении. Здесь — о вездесущести поэзии, о совершенной невозможности существования разума без поэзии, благодаря которой «разум лучшее утраивает», о неоспоримом значении поэзии как света, несущего и тепло, и возможность видеть, и способность чувствовать и воспринимать жизнь и мир вокруг. Стихотворение названо «26 декабря», т. е. датой рождения поэта. И это очень правильно, поэт и человек рождаются одновременно, человек рано начинает осознавать, что он поэт, если действительно имеет такой дар. Стихотворение это создает образ поэта творящего, постепенно создающего свое поэтическое пространство, шаг за шагом его выстраивающего, а также и образ самого стихотворения, уже созданного поэтом и шагающего к читателю, который, в свою очередь, шаг за шагом осваивает и принимает этот пошаговый путь поэта, идет по его следам, возникает как бы обратная перспектива этого пошагово создаваемого поэтического пространства, такого динамичного, живого, живущего… Ритмическая характеристика стихотворения совершенно семантически оправдана, чувствуется ритм этих неспешных, нелегких шагов.
Поэзия О. Седаковой, будучи принятой и воспринятой читателем, раздвигает горизонты окружающего мира, обозначает вехи пути, направление движения от творений предшественников, от древних текстов до современных, отражает сближение светской и духовной культур.
Корни поэтического текста уходят в философские, теологические, мифологические пласты, текст уникален, изящен, наполнен мыслями и размышлениями о вечности, о жизни и смерти, о знании и вере, о любви в человеческом бытие. Удивительным образом создается ощущение одновременного открытия и поэтом, и читателем неведомых им ранее областей в контексте мирового культурного процесса, все это похоже на совместное преодоление творческого литературного хаоса.
Стихи О. Седаковой затрагивают не только и не столько лирические, но и духовные переживания, а при их трепетной музыкальности воздействие таких стихов глубокое и длительное, читатель и автор вступают на общий путь и идут по этому пути познания Вселенной вместе.
Непознанное, неведомое человеку в этом мире в процессе познания озаряется светом, это и свет огня любви, и свет узнавания и приятия драгоценного и великого в культурном пространстве, и все эти всполохи, лучи, вспышки света могут переплетаться и создавать единый световой поток, отражающийся в поэтическом пространстве, подвижном и прозрачном, как водная стихия, растворяющая познаваемое вещество, ранее бывшее темным и непонятным. Такова магия поэзии… Вероятно, именно эта магия заставляет и заставляет меня читать уже который раз вот, например, это стихотворение Ольги Седаковой:

В каждой печальной вещи
есть перстень или записка,
как в условленных дуплах.
В каждом слове есть дорога,
путь унылый и страстный.
А тот, кто сказал, что может, —
слезы его не об этом
и надежда у него другая.
Кто не знал ее — не узнает.
Кто знает — снова удивится,
снова в уме улыбнется
и похвалит милосердного Бога.

Поэтическая магия уже была отмечена в послесловии к первой, изданной во Франции, книге О. Седаковой: «А словарь стихов был колдовским. Золото и серебряные нити, бусы, кольца, драгоценные минералы, клады, ларцы, свечи и таинственные книги, вода во всех видах, зеркало, алмаз, кубок, деревья, звезды, кусты, цветы, травы. Мир представал как огромный таинственный праздник. Земля раскрывала свои сокровища будто в ночь на Ивана Купалу. Знакомые предметы и пейзажи, подмосковная Азаровка, глаза домашнего кота начинали вдруг взахлеб рассказывать о себе, своем настоящем и прошлом. Поэт-маг выдергивал жало из их ран, жало, заставлявшее их молчать, и, освобожденные от злых чар, они никак не могли наговориться. В самом тембре стихов чувствовалось, что понимание и даже власть над тайнами земного круга для поэта не цель, а ступень к чему-то важнейшему. Он украшает нищий, любимый дом к приходу драгоценного гостя. Грациозный, нежный стих и живая, как волна, композиция открывают ему видение великого события, славимого под именем Рождества. Но Рождество будущее, которое вот-вот должно произойти.
Или уже произошло».
Ощущение чего-то не до конца определенного, недосказанного возникает почти для каждого стихотворения О.Седаковой. И даже, казалось бы, простой текст о любви, написанный простыми словами, не так прост и односложен, как представляется на первый взгляд:

Ты знаешь, я так тебя люблю,
что если час придет
и поведет меня от тебя,
то он не уведет —
как будто можно забыть огонь?
как будто можно забыть
о том, что счастье хочет быть
и горе хочет не быть?
Ты знаешь, я так люблю тебя,
что от этого не отличу
вздох ветра, шум веток, жизнь дождя,
путь, похожий на свечу,
и что бормочет мрак чужой,
что ум, как спичка, зажгло,
и даже бабочки сухой
несчастный стук в стекло.

Потрясение от чтения пережить не просто, силу автора трудно переоценить. Поэт идет к читателю книгой, открывается ему, открывает «язык сердечных крепостей», и это радость для всех, ведь «дар поэта так отраден для земли».

Елена ТКАЧЕВСКАЯ