Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 8 (70), 2010


Наследие



И ПЛАКАТЬ ХОЧЕТСЯ ОТ ЗВОНА БУБЕНЦОВ...

Эдуард Кирсанов (1972 — 2003) был замечательным поэтом. И тем трагичнее его ранний уход. Помню, поздно вечером получил письмо от Игоря Лощилова: «Из Смоленска пришла печальная весть. Умер Эдик Кирсанов». К письму Игорь прикрепил стихи.
Я не успел познакомиться с Эдуардом очно, но заочно мы были знакомы около десяти лет. Он написал мне в Тамбов, прислал стихи, удивительные, футуро-обэриутской закваски. Мы их тогда напечатали в нашем альманахе «Пигмалион». Эдуард стал членом Академии Зауми. Мои молодые АЗовцы вступили с ним в переписку. Эдуард затеял в Смоленске альманах «Ватерлоо» и приглашал нас к участию. Был обмен стихами. В его стихах меня поражало тончайшее соприкосновение русского с другими языковыми и культурными стихиями. Передо мной представал поэт новой генерации, которому уже не надо было тратить себя на доказательства говорить именно такой речью. Это уже была его природная речь — смею думать — речь нового поколения России, рожденного в 70-е. Этому поколению досталось прочесть свободно в юном возрасте все, что их отцы открывали для себя так поздно. Поэт нового времени — Эдуард Кирсанов каким-то глубинным, богом данным ему чутьем уловил всю «не-вероятность существованья», за свои тридцать лет он успел прожить множество жизней и, что немаловажно для поэта, успел записать, выразить.
Оставляя нам свой поэтический мир, поэт не прощается с нами. Он здесь, рядом, в каждой строке пульсирует его жизнь.

Сергей БИРЮКОВ



Эдуард КИРСАНОВ



ДЖАЗ-КОНСТРУКТОР 0.12
 
 
Ускользающая композиция

мы невидимы хулио медленно медленно в такт
      аргентинец смешной трам-там-там повторяет все наши движенья
 расторопный dj он преследует музыку так —
      говорить о любви невозможно и нужно уменье
о любви говорить он единственный верит стихам
      верит в страх перед нотой таинственный трепет созвучий
сам себе удивляется слову и будто бы сам
     есть всего происшествие вслушайся грбсиас мэчо
деликбдо изящный нелепый забавный кумир
     еле-еле но все же но все же едва уловимый послушный
ля оранжевый пауза (--------) плыть и увидеть как мир
     окружающий лопнул и брызнули их интонации в душный
в неизменный прокуренный зал где его персонаж
     человек саксофон контрабас три четвертых печальный мотивчик впервые
убегающий следом за вами куда-то в ночной пейзаж
     вопросительный знак собеседника прочерк отсутствие плюс чаевые
сумасброд одиночка никто одичавший кларнет
     тот кто ветер дыхание ор превращает в искусство
верит в чувство которому в общем названия нет
     если это конечно и есть настоящее чувство
авг. 2001



Безумница

К. Батюшкову


Он юношей мечтал сойти с ума
он жаждал получить бесплатно гений
                                     НАОБОРОТ
чтобы ОТТУДА представлять себе
 картины недоступные уму etc.
и не платить за брошенное слово никому
придумывать ПУСТОЕ из ПУСТОГО
творить НИЧТО не написав ни строчки
предпочитал БЕССМЫСЛИЦУ порядку
упрямых слов
лукаво улыбался при прочтеньи
когда же догадался что среда была убита четвергом
и что вот-вот и пятницу отправят восвояси
поставил календарь между «to be or not to be»*
                                               и «Ay, my lord»**
между двумя безумцами вне времени
                                      пространства вне
 и шепотом рассказывал (mur-mur)*** об этом
                                                                          мне

 *«быть или не быть» (англ.) — слова Гамлета
 **«Да, мой повелитель» (англ.) — слова Офелии
 *** бормотать, бормотание (англ.)



Глум* Уныние

Мир был печальным, начиная со вторника.
                                                        Г. Маркес


Уныние. Весь день нетороплив.
Я должен с этим чувством примириться, —
Бессмысленно по комнате слоняться
Из одного угла в другой
И что-то бормотать себе под нос,
Или молчать насупившись,
                                                     на слово натолкнувшись.
Все бесполезно. (Взмах рукой)
Прислушаться: там ползает внутри,
В коробочке квадратной из-под спичек —
Он маленький и выглянет вот-вот,
И тяжело часы вздыхают на окне,
И выпь, ополоумев, кричит из мха —
Кха-кха! — дверь кашляет и дышит за стеною.
(Немного погодя)
рукой нащупать гвоздик
И сделать дырочку, овал,
Продырмоляйствовать,
Что ничего не слышишь притвориться
И превратиться,
Как механизм немой повиснуть
                        или слиться
С фигурой в зеркале.
Уныние. Весь день нетороплив.
Я должен с этим чувством примириться.


Публикацию подготовил Алексей Даен

* gloom (англ.) — уныние