Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 6 (152), 2017


Перекличка поэтов


Борис КОЛЫМАГИН



ОПЫТЫ
 
Командор и кариатида

В Мадриде дождь, и я пью красное, глядя из окна на кариатиду в доме напротив. У нее большие красивые груди и немного округлое лицо. Тихо. Чу, гитары звон…
А вчера болтался по Сеговии, и все оглядывался на снежные вершины да на громаду собора. Вот.
Я стою у его ребер, наверху кружева из камня. А здесь — белая, розовая стена.
Да, хорошо быть художником — и наблюдать, как дышит камень, как во время заката он становится сиреневым, лиловатым.
Интересно, какого цвета сегодня я? Я перестал ощущать свое тело как свое, оно превращается в камень, в статую командора. Нет, извините, но это все-таки моя гортань! Мой язык смакует красное вино. И девушка смотрит именно на меня с той стороны улицы и смеется. Глупая. Брось ты держать эту махину и пошли, погуляем под дождем.



КВАСНОЙ ПАТРИОТИЗМ

Туман. Он заполняет все, он сочится сквозь щели в окне. Белая вата.
Белая вата съедает пространство: его нет. Даже на вытянутую руку. Зябко. Но туман знает свет. Он живет вместе со светом. И это обстоятельство заставляет меня тревожно озираться вокруг.
Можно одеться потеплей и идти. Вот только куда?
Я представляю тропинку к реке. В руках удочка и садок. А что? Неплохая мысль: будет уха к обеду. Или все-таки лучше грибной суп? Влезу в болотные сапоги, накину штурмовку и — айда в лес.
Нет, так не пойдет. Вслушиваюсь в себя. Где-то внутри затаилась простуда.
Лучше выждать и не спешить. Солнце взойдет и съест белую вату. Вот тогда и пойдем — в магазин, за квасом.



СТИХИ

кочевое утро
и нулевое
по всем параметрам
кроме
пульсации глубины

оставь это дело на час
и отвори двери сердца

я не готов убираться там

оставь,
чтобы принять гостя

я брошу все
и уйду в поход
в междуречье надежды

оставь и иди
дело внутри тебя



* * *

Широкая тень
одинокого мельника
по берегу
XIX век
где черти были
кузнечики цок-
цок — лекарство
июльская вата воды.



* * *

Я прячусь от настоящего
в зеленом шуме
в вечернем полете
майских жуков,
ж-ж фантазий,
сиреневые облака.
Я размазываю себя в дороге и разговорах.
Настоящее
прячется от меня.



* * *

Я уснул, и спать не хочется,
все не спал
ля — услышал
си — услышал
до-свидания сказал
темная материя
в повороте тела
до диез минор
или фа мажор
или просто
взмах крыла
до-ре-ми-фа-соль
орла
крылья песни в ночи
и дороги ключи.



* * *

Слово-песенка
ФАСОЛЬ
пианино пыль моль
слово-песенка
к чертям!
и помчались по гостям
там-ти-там
там-не-там
не гони
гори оно
до соль
посоли свою фасоль
соль
и соль
и соль
и рыба
Ломоносов — наше все
Холмогоры — наши горы
до-ре-ми-фа-соль
и все!



* * *

Две минуты под дождем
Две минуты подождем
И оставим пустоту
На мосту
Две минуты — час назад
Две минуты — виноват
Потому что бормочу:
«Не хочу».
И пойдем, и не пойдем
Под дождем.



* * *

Птица пролетела или тень ее?
Пятница страстная, крест, небытие.



* * *

Болото. И рядом с болотом
построен стекольный завод,
и тянется серое что-то
заводоболоту в обход.

И лица с картофельным носом
на красные трубы глядят,
и кошки лукавым вопросом
хвостом по окошку стучат.

И слышатся всюду речевки.
На кочке фанатов — корова.
И песни: молитвы и четки.
И точный удар с углового.



* * *

Крутишь педаль вдоль моря
или сквозь дюны — в горку
буквы висят на соснах:
в
е
н
и пролетают в тучах:
т
а
тонкого сна
беспокойства
я не знаю, куда двигаться дальше,
но можно крутить педали;
легкий шопинг и все такое.
Вентспилс воспоминаний
дарит восторг.



* * *

я бодро шагаю в картинке
по улочкам узким
ветвистым
скользят по тропинке брусчатке ботинки
к холмам убегающим
чистым
оттенки зеленого всюду
и чистая зелень — луга
и ветка тарелка к десертному блюду
и белая зелень — сыры и снега
и бурая зелень
охристая зелень:
пора посидеть отдохнуть
и граффити в тему:
восточная темень
пора из картинки моей улизнуть.



* * *

Я много топтался на месте
Или ходил кругами
И в результате —
Под небом расставания —
Круги и точки слов.

И это все детали
Забытых ожиданий —
Непрожитого навсегда.



Борис Колымагин — поэт, прозаик, критик. Родился в 1957 году в Тверской области. Окончил отделение критики Литературного института им. А. М. Горького. Живет в Москве.