Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 3 (149), 2017


Рецензии


Кирилл Ковальджи, «Поздние строки». Новые стихотворения
М.: «Вест-Консалтинг», 2017.

«Поздние строки» — новая книга Кирилла Ковальджи. В нее вошли новые и ранее не публиковавшиеся стихотворения поэта 2014-2016 годов. Если учесть, что его первые стихотворения были опубликованы в 1947 году, нельзя не восхищаться творческим долголетием автора. Сам поэт говорит о себе: «Пишу стихи и прозу давно — с середины прошлого века. Печатаюсь тоже с тех пор, но никогда особенно заметен не был. Не старался быть "в русле", предпочитал оставаться самим собой. Только теперь, к старости, стал писать лучше». Диву даешься, как удалось ему сохранить скромность, жизнелюбие и бодрость духа! А ведь автор не только не скрывает, что помогает ему оставаться счастливым и вдохновленным, но, напротив, щедро делится с читателями рецептом долгоденствия.
Есть такая фраза: «Всегда радуйтесь». Этому евангельскому наставлению Кирилл Ковальджи следует в своих стихах, искренне, добросердечно, подчас — шутливо, иронически:

Я проснулся, как впервые,
оглянулся, удивился,
что я в мире натворил,
наплодил детей и внуков,
и теперь от них по свету
любопытные дела…

Эта книга — сборник лирических миниатюр. Чтобы создать замечательное стихотворение, поэту иногда достаточно пары строк, срифмованных как бы ненароком. Доверительная, почти разговорная интонация коротких произведений подчеркивает вторичность человеческой логики по сравнению с непостижимой простотой Божьего промысла:

Что недоступно уму,
даже гению,
открывается песнопению
и псалму…

Благословение снисходит тихим словом, шепотом, ибо добрые чувства безгласны. Настоящая мудрость рождается в молчании, а на свет является лаконично:

В кадке ногами давя виноград,
Возвращается время назад,
На примусе мама печет блины,
Еще нет войны.

Давить ногами виноград — процесс сакральный, евхаристический. Строка будто грозится перенести нас cотни лет назад, но машина времени останавливается на беззаботном детстве героя: «мама печет блины». Коммунальный быт, примус, общая кухня — а каким теплом веет от этой фразы… Счастье — это что-то глубоко личное, свое, родное.
Оно охватывает тебя всего, это простое счастье, словно напоминая: наши чувства сильнее и масштабнее самых умных мыслей. Человек — это то, что он испытывает. Скажи мне, чем ты наслаждаешься, и я скажу тебе, кто ты. Какая плотность информации сокрыта в этом летучем, воздушном четверостишии!
Но корень слова «счастье» — «часть», и родственные ему — «участь», «соучастие». А приставка «с» в русском языке означает слияние с чем-либо, совместное действие, сопричастие чему-то. Поэтому невозможно быть по-настоящему счастливым, не будучи соединенным с некоей частью — то бишь с нелегкой собственной судьбой, своим предназначением. А призвание не может быть реализовано в изоляции.
Потому что евангельская радость не может быть эгоистичной: она лишь тогда и появляется, когда есть, кому ее подарить, и умножается делением. Поэтому появляется следующая строка — «еще нет войны». Поразителен переход от индивидуального начала — к коллективному, от личного авторского восприятия — к всенародному единству.
Так же коротко и емко высказывается Ковальджи о назначении поэта:

Если в душе просвет —
благоговенье и страх
за малых сих и за сирых птах,
то человек —
поэт!

Язык наш приводится в движение сердцем. Для Кирилла Ковальджи главное — чтобы от его стихов другому стало хорошо на душе. Выразить, воплотить в слова все, чем так богата его широкая натура — единственная цель, к которой стремится все существо автора:

Я рифмы из словесных глыб
Всегда достать смогу.
Верлибры, как скелеты рыб
На берегу.

Только не надо думать, будто мэтр слащав, как некоторые несознательные личности, воспевающие исключительно «природу-погоду». Тематика стихов Ковальджи обширна: наряду с восхищением окружающим миром (этому посвящен раздел «Солнце на коне»), автор с горечью высказывается об ушедшей эпохе. В разделе «Семь часов на восток» — о России — бросается в глаза убийственно меткое двустишие:

Зачем Марина поступила так?
Послышался ль в Елабуге Гулаг?

Когда человек становится мудрым, он больше молчит, а разговаривает кротко и по делу. Ясность помыслов рождает точность изложения. Кристальная чистота мышления позволяет поэту быть предельно афористичным:

О Советском Союзе
так рассказывать надо:
совмещенный санузел
рая и ада…

В этом ностальгическом четверостишии так и слышится глубокий вздох старика — насмешливый, но не злобный. Горький, но не ожесточенный. Старость подкрадывается к поэту, ее мотив неотступен, но размыт и одухотворен. Вместе со старостью приходит мудрость — спокойная, рассудительная, подлинная. Поэт объективен: «рай»-то все-таки существовал: как не вспомнить массовое строительство в годы «оттепели», переселение жителей фабричных бараков и подвалов в «хрущевки» с набившим оскомину «совмещенным санузлом»…
Впечатляет и разнообразие малой формы: в сборнике свободно дышат и короткий верлибр, и рифмованный стих: сонеты, четверостишия, двустишия… Ковальджи обходится минимумом слов. Поэтому каждое слово значит очень много:

У меня на ладони
Распустился цветок
Взмахнул крыльями —
И улетел…

Уму непостижимо, как удается поэту на протяжении более, чем полувека, сохранять в лирике детскую доверчивость и открытость? Логическое мышление пасует перед научно доказанным фактом: основная черта характера всех долгожителей — добродушие. Там, где обуза, нет радости. А ведь радость — это выражение любви:

Для ноги скамеечка —
Гитарист.
В чьей душе имеется
Желтый лист?
По осенней радуге
Поплыви —
По теченью радости
И любви.

Казалось бы, нарисована простая картинка, с которой справится и начинающий стихотворец. Но попробуйте-ка повторить! Отзвук, рожденный восемью простыми строками, не затихает мгновенно, а длится и раскрывается — живой, свободный, лишенный страхов и сожалений. Эта нежная прямолинейность недвусмысленно заявляет: если чувство настоящее, оно глубокое и молчаливое. И плоды его — замечательные стихотворения Кирилла Ковальджи.

Ольга ЕФИМОВА