Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 2 (64), 2010


Перекличка поэтов




Марина КУДИМОВА



SMS-ФОРМАТ
 
 
SMS

Крик птицы сотовой —
Дрожит Бирнамский лес.
Рот терракотовый
В формате sms.

Зимой голодною
Сменила наугад
Жизнь черноплодную
На sms-формат.

И там — с купюрами,
Но высвечены дни
Миниатюрами —
Руке твоей сродни.

В одно нажатие,
В сто шестьдесят щелчков…
Гомеопатия
Встречающих зрачков.



* * *

Трогала — затрагивала…
(Рубчик — как вельветный)
Узнавала — вздрагивала —
В полосе газетной.
(Шовчик косметический,
Вынутый отросток)
Отрок еретический
Уриэль Акоста

Столько нес анафему,
Сколько я — разлуку,
А поди потрафь ему
Ссылкою в Калугу,

Объяви амнистию,
Выбей послабленье
На взысканье истины
Белого каленья.

Пламя взлета шатловского,
Роево гуженье…
Сколько раз отшатывалась
От изображенья —

В рамке политической,
В выборной агитке…
(Шовчик косметический
От испанской пытки)

В клип гигиенический
На забаву черни
Вправлен лик мистический…
(Зуд шизофренический,
Уд периферический,
Жизни иссеченье.)



* * *

Никогда не ведаю часа-пояса,
Даже малой разницы не ухватываю,
В закромах копаяся, в спудах рояся, —
Полседьмое или, там, полдевятое.

До темнадцати меньше, чем до светладцати, —
Вот и все, что можно понять, пожалуй,
Пред лицом сумятицы, циферблатицы.
Ноги свесить: «Время, где твое жало?»

Если стрелки есть, значит, есть и стрелочник,
Мозаичник, плиточник и отделочник.
Если зелень прыгает электронная,
В этом что-нибудь надо искать резонное:

Оставаться с таком, кривиться тиками,
Расспросив о роли судьбу-вампуку,
Допытав ее, под какими никами
Здесь плагины грузят — любовь, разлуку, —

Чем отлично рыбье от старческого дыхание,
Или Млечный путь от пути дыхательного,
Или массовое сознание
От коллективного бессознательного.



Одномандатник

Ты подставляешь свой лопатник
И палачу, и щипачу…
О человек-одномандатник,
Как я тебя избрать хочу!

И округ свой ты знаешь дурно,
И нормы в очи не видал.
О если бы, как в щелку урны,
Ты пальцем в небо попадал,

То Богом, а не депутатом
Ты стал бы или стать бы мог,
Но ксерокс твой или ротатор
Не считывает слово «Бог».

Будь я удмуртка иль татарка,
Чукчанка или же эрзя,
Претила б мне мажоритарка,
Где быть единственной нельзя.

Так вечно мне мешает что-то —
То очередность на прием,
То переменчивая квота —
С тобою обрестись вдвоем

И раскумекать досконально,
Но не впадая в забытье,
Как впрямь непропорционально
Здесь представительство твое.



Материнская плата

Можно вылить досаду без мата —
Лишь отскочит вертящийся стул.
Но когда материнская плата
Иссякает — кричи караул.

Ни по блату ее, ни без блата
Не проймешь, не наймешь адвоката —
Умерла, так уже умерла
Материнская тщетная плата —
Однова и за всех виновата,
Винословна за наши дела.

Рассыпался за кластером кластер,
Вольт припадочный бил по «винту»,
Но масонской походкой Web-мастер
Шел — слыхали его за версту.

Он мечтал, чтоб последняя тайна
Прекратила быть тайною тайн,
Чтоб исчезли границы off-лайна
И простерся вселенский on-лайн.

Чтобы всяк — от монгола до тата —
Копошился в паутной сети…
Но когда материнская плата
Пресеклась — никого не спасти.


Только вздрогнут сутуло и тыльно
Плечи детские, сдвинуты в ряд…
Что ж так, матушка, во поле пыльно?
Что ж так бешено кони летят?



Скрежет зубовный
 
 
1

Грех замолен —
Зуб удален,
Нежный провал
Кровью солен...
Ниточный нерв —
Ленточный червь —
Высосал всю меня.
Так начиналась царева верфь —
С выкорчеванного пня...
Позиционные шли бои
С брустверами и рвами.
Зубы мои, зубы мои,
Лыхо мени з вами!
Я кому хочешь очки вотру,
Сталкивая лбами.
Прячется жизнь у меня во рту,
Как язык за зубами.



2

Двойной кульбит, кунштюк, salto morta-
le (медицински — exitus letalis)...
У Лермонтова пахнет изо рта, —
Поручик, вы стервятиной питались?

Зубная боль: дотварный белый мрак  —
Создатель спит, не народился гений —
(Ее воспринимал примерно так
Несчастный Heine (в просторечье — Гейне).
Ну, может быть, не гений, но талант
(В самой системе ценностей нечисто).
По сути дела, что такое Дант?
Рассказ о путешествии дантиста

По полости смердящей ротовой —
Каналам тесным, слюнным водопадам,
Где эхо перевыполнивший вой
Один грозит болезнетворным гадам,
Где шустрого Вергилия конвой
Избыточен, как и стращанье адом,

Поскольку ад находится во рту
Метафорой помойки сокровенной.
Я никогда не задохнусь Равенной*
И надписи надгробной не прочту.

И я умру — да хоть сейчас могу! —
От олигофрении, аллергии,
Но, разгадав загадку Алигьери,
Перед зубною болью я в долгу.

____________________________
*Там находится гробница Данте.



3

Я умирала от болевого шока...
Как это было — нет, не давно! — далеко
Не далеко. Хотя уж так далеко,
Что вспоминать об этом — и то легко.
Мужество? Что за блеф! Я кричала, выла, —
Только на это и оставалось силы, —
Волосы липли, как водоросли, к лицу.
О как прекрасно, когда красота не властна,
А в безобразии более нет соблазна,
Гордости нет и спеси, — дело к концу!
Сутки я выла, и двое, и трое суток,
Каждую паузу, интервал, промежуток
Между каленьем, околеваньем зря.
Полным сознаньем, наитием, откровеньем,
Чистою Благодатью, ангельским пеньем
Сопровождался скрежет зубовный, большая пря.
Ох уж мне этот библейский зубовный скрежет!
Страха давно не внушает, а ухо режет,
Монстр фонетический, жупел переводной.
Только когда из себя его исторгаешь,
Душу, еще живую, навек пугаешь,
Как эмбриона анестезирующей иглой
Перед абортом... Так и душа, ручонкой
Загородясь, в своей рубашонке тонкой,
В коей, как говорится, и родилась,
Мечется, утомляясь сверхсильной гонкой,
Как красота, над телом теряет власть...



4

Зуб назывался глазным.
Если бы по-иному, —
Что резцу, коренному
Или клыку, Бог с ним,
Памятью воздадим?
Память — несоответствий
Цепь, прихотливый ряд,
Парадоксальный взгляд
На преизбыток бедствий.
Как она выбирает,
Что замедляет, длит,
Что без следа стирает,
Резко нажав delete, —
Бог ее знает!
Немощное «ты помнишь?»,
Обращено вовне,
Лишь изворот, синдром лишь
Истины, что в вине
Так захлебнулась сладко,
Только маневр, украдка,
Каверзная вдвойне,
Ибо любовь — вполне
Анахронична, то есть
Вневременная повесть
О молодой вине.
«Помнишь ли ты?» — наив
Простенькой ариэтки,
Пемзовый абразив,
Сыпкий мелок для метки.
Бегая по задам
Глиняного колосса,
Я тебе не задам
Сыщицкого вопроса.
Я не боюсь склероза,
Выщупав по годам
Нашу каменоломню.
«Я ничего не помню!» —
Вдруг да раздастся там...



5

All-inclusive, бесплатно,
И уже все равно,
Приживутся импланты
Или скиснет вино.

Ни следа, ни пореза,
Ни аука в глуши
От зубного протеза
До протеза души.

Отрешенно, расплатно,
И касса сдана
Однова, многократно
И на все времена.






Марина Кудимова — поэтесса. Родилась в Тамбове, окончила Тамбовский педагогический институт. Печатается с 1969 года. Автор книг стихов: Перечень причин. М., 1982; Чуть что. М., 1987; В антракте, в провинции. Копенгаген, 1988 (на дат. и рус. языках); Арысь-поле. М., 1989; Область. М., 1990. Произведения Марины Кудимовой переведены на английский, грузинский, датский языки. Награждалась премиями им. В. Маяковского (1982), журнала «Новый мир» (2000). Живет в Переделкине.