Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 1 (135), 2016


Поэзия Союза писателей XXI века на карте генеральной


Анна ГЕДЫМИН

ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО
 
Кузьминки

Там мельница сгорает трижды в лето
И снова вырастает над водой.
Там, дымкой предзакатною одета,
Стоит усадьба, и впадает Лета
В спокойный пруд, не тронутый бедой.

Там шорох лип шумней, чем звук оваций,
Там жизнь течет беспечно, просто так…
Любимый мой, поедем целоваться
В Кузьминский парк!



*   *   *

С утра на лестнице —
                             совсем не шахматный мат.
Звонит подруга
                          о путешествии в Канны.
Светает поздно,
                    потому что февраль — не март.
На кухню уже не заходят
                                  отчаявшиеся тараканы.

Живу — принцесса
                     вполне престижных кровей —
В своей запущенной башне многоэтажной.
Видишь, кем стала та, что была твоей?
Видишь — оттуда?
                              А впрочем, уже неважно.

И лишь вот в такие ночи,
                               когда кругом — ни огня
И, уж тем более,
                           ни огня где-то рядом,
Бывает, думаю:
                       а как ты глядишь на меня —
Двадцатипятилетним
         иль все ж повзрослевшим взглядом?

Хотя за что бы тебе
                                 такой недобрый удел?
Уж, в крайнем случае,
                         ты манну Господу мелешь.
Ведь я — «снова ягодка»,
                                       что еще не предел.
А вдруг ты все видишь,
                           но разлюбить не умеешь?

Ответа вовеки мне,
                                наверное, не узнать,
Разве что ангелы
                            случайно проговорятся.
А значит, приходится холить
                               нешибкую свою стать
И лунных ночей
              да безоблачных дней
                                              стесняться…



Сумерки

И смотрит осень желтыми глазами,
И день проходит — солнечный был день.
Висит заката выцветшее знамя
Над крышами ближайших деревень.

Давно умолкли грозы, стаи птичьи,
Округа опустела, замерла.
Стоит ноябрь во всем земном величье —
Ведь холод величавее тепла.



*   *   *

Того, кто уверен в будущем,
                                               узнаешь по повадке:
Он хитер, он торопит вечность,
                                                     летящую в него, как стрела,
Чтоб вошла в него,
                                вонзилась сквозь одежные складки
И умчалась дальше.
                                 И с собою взяла.

Чтобы не ныли кости
                                    и долго раны не ныли,
Чтобы любовь и ненависть
                                              не превращались в жмых
И чтобы, шалея от горечи,
                                            сплачивались остальные —
Мир делится
                     на уходящих и остальных.

Тонк, тонк —
                       опять за окном капели...
Я — остальная,
                          у меня здесь мама и сын.
Я буду помнить — последняя, —
                                                        как вы смеялись и пели
Под шелковым солнышком
                                              и — чаще — под снегом косым.



*   *   *

Над нетронутой дорогой —
Скудный полдень ноября.
Жизнь становится убогой,
Откровенно говоря.

Заколоченные дачи —
Словно души без примет.
И не то чтобы удаче —
Неудаче места нет.

Ни забыться, ни влюбиться
Недозрелою зимой...
Эдак можно отдалиться
И от гибели самой.



*   *   *

Бестолковую, несуразную
Отдаю тебе жизнь свою.
Ни над кем победу не праздную —
Вся зареванная стою.

Быть тебе мишенью для мщения
И, конечно, не смыть вины —
Бесполезно искать прощения
У детей твоих и жены.

И с друзьями прочными нитями
Ты не связан с этого дня...
Вот какой подарок сомнительный
Принимаешь ты от меня.

Будут слухи гулкими, черными,
Непривычной, бездонной тишь...
Так чему ты рад, обреченный мой?
Так за что ты благодаришь?..



*   *   *

Когда мой любимый повелевает:
Ночи — конец! —
Загорается солнце,
Начинают звенеть трамваи,
И мой любимый доволен,
Как бог-отец,
Тем, что свершилось по слову его, —
А иначе и не бывает.

Лишь я задержалась на облаке,
Собираю нежность в бутон,
Не могу надышаться,
Стараюсь
Сохранить этот миг на потом —

Когда истощится время,
И воздух,
И свет,
А мой любимый потребует:
Смерти — нет!..



Портрет

Родился в маленьком домике под высокой оливой.
Ни одну женщину не сделал счастливой,
Ни одного ребенка не вырастил кропотливо.
Так зачем был тот домик и зачем та олива?
Смотрит, не отражаясь, солнце в душу пустую...
Чтоб не канул бесследно, дай тебя хоть нарисую.



*   *   *

И все-таки я помню о тебе.
Так путник, заплутавшийся в судьбе,
Забыть не в силах полдень конопатый,
Перед околицей последний дом,
И речи, различимые с трудом,
И легкость не пугающей утраты...

Как больно помнить то, что никогда
Не повторишь...
Казалось — ерунда.
Но неприютно, железнодорожно
Два пламени, два карих вслед глядят.
Слова-то ладно, а вот этот взгляд
Забыть не можно…



*   *   *

Твой сад зарос раскидистой крапивой,
А дом — стоит, не сломленный судьбой.
Все думаю: была бы я счастливой
Вот здесь с тобой?

А козырьки над окнами — как веки
И как слезинки — по стеклу вода...
Мы родились с тобою в прошлом веке
И встретились, и разошлись тогда.

Читаю прозу и стихам не верю,
Почти не плачу — ни весной, ни до
И чувствую как личную потерю
«Вишневый сад», «Дворянское гнездо»...



*   *   *

Откуда эта холодность? Откуда
Бесстрастность рук и отрешенность глаз?
Мы соли вместе съели меньше пуда,
Но слез добавь — и будет в самый раз.

И все напрасно.
Неохотно, куцо,
Но все ж всплывает месяц надо мной, —
Хоть я смогла уйти, не оглянуться
И в столб не превратиться соляной...



Песенка

Меркнет день, тает снег,
Поспешает птица,
Видя издали цель
Своего пути.
Вот бы мне так лететь,
Чтобы возвратиться
И ни разу вовек
Глаз не отвести!

Ветер воет вокруг,
Как пылинку гонит
И роняет с небес,
И о землю бьет...
Вот бы мне прикорнуть
На твоей ладони
И проспать всю беду —
Навзничь, напролет!..



Анна Гедымин — московская поэтесса. Автор семи стихотворных сборников и книги детской прозы. Лауреат нескольких литературных премий, в том числе журналов «Юность», «Литературная учеба», «Дети Ра», радиостанции «Немецкая волна», Международной Волошинской премии «За сохранение традиций русской поэзии» и др. Член СП Москвы и Союза писателей ХХI века.