Главная страница
Главный редактор
Редакция
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 8 (130), 2015


Рецензии


Алина Бурмистрова, «Философия бабочки»
М.: «Вест-Консалтинг», 2015

Сотканная из слов бабочка кораллового цвета. Она словно вышита вручную на черном бархате книги. Лаконично, изящно, стильно. А, главное, точно попадает в настроение сборника молодой поэтессы Алины Бурмистровой.
Представленные на суд читателей шесть поэтических циклов связаны не столько логически, сколько ассоциативно и удачно дополняют друг друга. К каждому из них подобраны точные иллюстрации (профессиональная работа художника-оформителя книги).
Стихи отличают игровые рифмы, богатый поэтический словарь и культурная тематика. В них присутствует элемент интриги. И во многом интригу эту создает образ лирической героини (она, как и бабочка, неуловима, ускользает от читателей). И хочется понять, какая у нее энергетика.
И если книга стихов — дневниковые записи души, то стихи Алины Бурмистровой — это дневники, внутренние монологи и моноспектакли. Это какой-то особый театрально-поэтический жанр. Женский голос звучит здесь нежно, пронзительно, надрывно, иногда переходя на крик или шепот.
Складывается образ личности мозаичной, человека крайностей, «живущего свои метафорические двадцать четыре часа в режиме нон-стоп». Героиня будто раздваивается, переживая внутренний раскол и сознавая невозможность цельности здесь и сейчас («наблюдаю за распадом, своей тенью одержима», «я — Одиллия? Одетта?»). Отсюда — выход в игровое пространство, экстравертированность, демонстративность, которая подчас выглядит даже избыточно.
От своих переживаний героиня сбегает в иллюзорный мир, что выглядит то романтично («уходят в путь корабли дорогой неведомых странствий…»), то драматично («здесь меня больше нет — я в иной параллели»). И герои сплошь трагические бунтари (Ромео и Джульетта, Курт Кобейн и Кортни Лав, Бонни и Клайд, Эмми Уайнхаус) и безумные гении (Ван Гог, Сальвадор Дали). И каким-то неуловимым образом в этом поэтическом мире сочетаются воздушность и хулиганство, город солнца и город грехов.
В стихах Алины Бурмистровой своя цветопись («золото, охра») и звукопись («дожди по окнам бьют стаккато»). Чувствуется, что автор имеет художественное видение мира и музыкальный слух, что важно для поэта.
Конечно, очень много об авторе говорит лексика, словарный состав стихов. Если провести их подробный анализ, то мы увидим, что наиболее частотные слова — драма, роль, маски, грим, одиночество и, конечно, огонь (в разных вариациях оно переходит из стихотворения в стихотворение). Огненная стихия — это и есть душа лирической героини, ее альтер эго. Смелая бабочка, она отчаянно «сгорает» в своих стихах, чтобы поселить в людях «тоску по нездешней мечте».
И совершенно удивляет последнее стихотворение сборника «В небо окно». Происходит неожиданный переход от стихии огня к воздушной, к божественному началу «новый узор — твой стих… это дорога в Храм…». Думается, этот исповедальный авторский голос, пронизывающий весь сборник, найдет своего читателя.

Светлана Яворская