Главный редактор
Редколлегия
Попечительский совет
Контакты
События
Свежий номер
Книжная серия
Спонсоры
Авторы
Архив
Отклики
Гостевая книга
Торговая точка
Лауреаты журнала
Подписка и распространение




Яндекс.Метрика
 
подписаться

Свежий Номер

№ 5 (127), 2015


Перекличка поэтов


Алексей ПУРИН



ИЗ ПОРТФЕЛЯ
 
ПОДРАЖАНИЕ ПРИГОВУ

Поставить памятник последнему царю,
конечно, нужно: милый господин,
к тому же — новомученик.
Но где?
И как?

Есть станция с названьем кратким «Дно».
Вот там — в дыму, среди локомотивов,
на рельсах прямо — надо возвести
прозрачный остов царского вагона
и несколько измученных фигур:
Шульгин, Родзянко, Рузский, Государь,
склонившийся над текстом Манифеста...

И нужно этот памятник возить
по городам и весям, прицепив
к электровозу, что ли, паровозу.

И точно так же надо Мавзолей
поставить на платформу — и возить...

Движенье — Все, мы знаем, цель — ничто.



*   *   *

Цукатов:

Прекрасен мир, мой друг прекрасный!

Цикутов:

Ужасен мир, мой друг несчастный!



В МАНЕРЕ АЛЕКСАНДРА КУШНЕРА

С пугающей лежать улыбкою этруска —
пирующим червям готовая закуска.



В МАНЕРЕ АНДРЕЯ ВОЗНЕСЕНСКОГО

Озеро Байкал —
Господа бокал!



В МАНЕРЕ СЕРГЕЯ ГАНДЛЕВСКОГО

Отливайте чудищ в позолоте,
стройте что хотите — в добрый путь!..
Микеланджело Буонарроти
не перечеркнуть!



НА ФИЛОЛОГИЮ

То «плодоносный хрящ»* (1) она родит, рябая,
то в душу лезет нам, «отрадой поливая»** (2).

*Новация сов. филологов. Еще в 1914-м в академическом двухтомнике Боратынского писалось: «Да кряж другой мне будет плодоносен!» (стих. [«На посев леса»]). Возвращено к норме в 2012-м (с автографом, подтверждающим «кряж»).
**Новация К. Пигарева, с конца 1930-х «приватизировавшего» издания Тютчева. В стихотворении «День Православного Востока» долгие годы писалось: «Отрадой в душу ей полей». Верное (и существовавшеее до 1939 г.) «повей» возвратилось только в 6-томнике XXI века.



ДЕРЖАВИНУ

«Одна мне в мире рифма — Навин».
О, возгордившийся Поэт!
Не знал ты, что с теченьем лет
на ум скорей придет — «Коржавин»!



*   *   *

Не вышел на площадь — ни с детской
коляской, ни так, налегке,
от пагубной гнуси советской
пытаясь стоять вдалеке.

Под гэкачэпистские танки
не лег, благо не жил в Москве
поганой. Не пел на Таганке
съезжавшей на Запад братве.

Не видел, простите, арбитра
для жалоб на здешнюю хрень:
любая тиара и митра,
казалось, сидит набекрень.

Писал только то, что шептали
(ты скажешь — из гроба) «они».
Мечтал о презренном металле.
Но не получил, извини.

И вот непонятно — что значит
мое бытие-небытье.
И муза, как девочка, плачет.
И нечем утешить ее.



ОДНОМУ ПОЭТУ

Sagen Sie mir про стих,
не поминая мать:
как эту Ding-in-sich
следует понимать?

Стихописанье — спорт
(дальше, выше, сильней)?
Или же — натюрморт,
в чем преуспел Гарвей?

Или оно — одно
из обиходных дел?
Или оно — окно
в высшее, за предел?

Как, матерясь-молясь
и молясь-матерясь,
не навернуться в грязь,
выстроить связь?



ИЗ СТИХОВ XXII ВЕКА

Троица — праздник победы героев под Троей.
Трое героев — Орфей, Эвридика, Гермес.
Трое воспевших их — Райнер, Мария и Рылко.



ИЗДАНИЯ

Кропивницкий вышел, Холин:
дачки-прачки, волен-нолен...
Сатановский вышел Ян:
тот же сельский валерьян!



*   *   *

Все хочет забытый страной краснобай
коснуться великого гроба —
давай телевизор ему подавай:
нас двое, мы гении оба!..

Но тщетно актерское это вранье
с поджатием старческих губок:
слетится на глаз голубой воронье,
из черепа сделают кубок, —

пора бы смириться! Да вспомнить свои
невинные тайные явки,
где молодняку наливали Аи
и не обижали козявки, —

и, от Хлестакова имея письмо,
смеялись в конторе, как дети...
Видали мы это! Смешно Ваше мо
о большем, чем надо, поэте!



*   *   *

Александру Леонтьеву

Эта жизнь проходит простым путем —
то вдоль Мойки, то вдоль канала.
Мы нашли дешевый лабаз — учтем!
Кто сказал, что этого мало?

На Сенной мы купим себе хычин,
вискаря хлебнем из портфеля.
Никому завидовать нет причин:
если хочешь — мели, Емеля!

(До того мы зашли в магазин стишков —
и узрели перечень адов:
Ахмадулина, Галич, Айги, Строчков,
Губерман, Дементьев, Асадов...)



С ХИНДИ

Кто сочинил? Йескел Анируп,
поэт индийский, пьяница-брахман.
Его стихи врезались, как шуруп,
в мозги сограждан, даром вечно пьян
он был в Бомбее, — но последний день
Бомбея отразил, что наш Брюллов —
последний день Помпеи: дребедень
никчемнейшая, сказочный улов
ненужностей — и общее «бай-бай»...
...Увы, Помпеи нет, Бомбея нет, —
все говорят теперь: «Мумбай, Мумбай», —
позвякивая горсточкой монет...



*   *   *

госпожа бовари это ю
госпожа бовари это э
госпожа бовари это у
госпожа бовари это е

госпожа бовари это и
госпожа бовари это е
но флобер говорит: не вари
боваренка во млеке ее!



РУССКАЯ КАМПАНИЯ 1812 г.

Вороне где-то Бог послал кусочек сыра.
Иван Крылов

И сыра живаго едали!
И пива живаго пили!
За Лимбург имели медали,
эмали Эмили лили
(случайные, чай не Челлини),
но часто в чащобе спьяна
кидали зверюшке (павлин ли?!)
рокфор — и сжирала она!



*   *   *

Полжизни выброшено на
ассенизацию говна —
на переписыванье дряни
каких-то «нужных» писаков
(он, глянь, профессор! но каков
он был бы в самокройной рвани!).

Жалеть об этом? Не жалеть?
Тем текстам вынужденным — тлеть...
Но посещала нас Эрато.
Не часто. Раз-другой в году...
В какой я банк переведу
намытое с Прекрасной злато?



Алексей Пурин — поэт, эссеист, переводчик. Автор двенадцати стихотворных сборников (включая переиздания) и трех книг эссеистики. Переводит голландских (в соавторстве с И. М. Михайловой) и немецких поэтов, вышли в свет шесть книг переводов. Лауреат Санкт-Петербургской литературной премии «Северная Пальмира» (1996, 2002), премии журнала «Новый мир» (2014), журнала «Нева» (2014) и др. Живет в Санкт-Петербурге.